Протест не закончится: Хабаровск подогревает революционные настроения по всей стране

Куда движется самое громкое протестное движение страны

В Хабаровске продолжаются несанкционированные акции протестов, и в выходные дни они по-прежнему собирают большое число участников. Так, по данным мэрии, акция 5 сентября собрала около тысячи человек.

Однако, по подсчетам самих участников демонстрации, людей было в разы больше.

«На дневной протест вышло несколько десятков тысяч человек. Пройдя привычный маршрут площадь Ленина — пересечение Муравьёва-Амурского — Тургенева, пересечение Ленина-Тургенева, пересечение Ленина-Пушкина, митинг перед краевой администрацией, часть митингующих в количестве 150−200 человек направилась к мэрии, где провела второй митинг», — рассказывает в группе «Типичный Хабаровск» один из участников, и этот комментарий собирает десятки «лайков».

В предыдущие выходные на улицы, по официальным данным, вышло около 1,5 тыс. человек, еще неделю назад — более 1,2 тыс.

На протяжении всех этих недель с 11 июля лозунги остаются прежними: «Народ — здесь власть», «Верните Фургала домой», «Руки прочь от народного выбора». Также встречается и антипутинские лозунги, хотя их, судя по фотографиям и видео, намного меньше.

Хабаровск разрушает спираль молчания и фундамент власти

— Хабаровск — это частный случай, где все проявилось в специфической, дальневосточной форме, в несколько обостренном виде. Это общие настроения для страны, только в целом по России это пока так остро не проявляется, — уверен директор Центра политических исследований Финансового университета при правительстве РФ, политолог Павел Салин.

«СП»: — Уже очень долго продолжаются протесты в Хабаровске. Как вы считаете, почему так?

— У населения созрел запрос на власть менеджерского типа, на открытую, коллективистскую систему управления по образцу большой управляющей компании, когда есть наемный менеджер во главе и он, во-первых, регулярно отчитывается, а во-вторых, постоянно сверяется с запросом со стороны клиента.

А власть не только этому запросу не соответствует, она эволюционирует в прямо противоположном направлении, да еще и демонстративно. Российский политический режим от мягко-авторитарного персоналистского развивается в сторону крайне жесткого цезаристского варианта, когда есть Цезарь, который абсолютно вне критики, его окружение оттяпывает свои гешефты, а любой намек на альтернативную точку зрения объявляется уже государственным преступлением.

Получается, что общество движется в одном направлении, а власть — демонстративно в прямо противоположном. И в Хабаровске эти два запроса сошлись клинчем, потому что Фургал был образцом соответствия общественному запросу: его избрали в 2018 году, он демонстрировал хорошие навыки обратной связи с населением. А тут его решением из Москвы грубо сняли.

Таким образом власти не только ударили по Фургалу и региональным элитам, как это было при арестах других губернаторов, но еще дали личную пощечину людям. Это людей глубоко оскорбило. Люди вышли на улицы. Оскорбление было сильным, поэтому протест хоть и сокращается, но окончательно не рассасывается.

«СП»: — Чем протесты в итоге могут закончиться и когда?

— Сколько это продлится и чем закончится — вопрос открыт. В Москве рассчитывают на то, что все само по себе рассосется. Но возникает большой вопрос: если такие же горячие точки недовольства будут появляться на остальной территории страны, не сольются ли они, не установят ли между собой активисты горизонтальные связи.

Политтехнологии 90-х годов едва не стали причиной скандала на международном уровне
Мы видим, что это дух времени для всей славянской части постсоветского пространства. Типологически протест в Белоруссии похож на Хабаровский протест.

И там тоже Лукашенко допустил ряд стратегических ошибок: и весной в ходе эпидемии, и потом, в ходе выборов. Этим и стимулировал протестные настроения. Не было бы ошибок — может быть, протестные настроения проявились бы не сейчас, а через год — через два.

«СП»: — Сейчас протесты в Хабаровске продолжают оказывать влияние на общество в других регионах?

— Влияние на общество они оказывают, но достаточно сложное. Власть пытается использовать в свою пользу ситуацию в Белоруссии, давить на Лукашенко с тем, чтобы он подписал документы о передаче контроля над экономикой Белоруссии России. Так же власть пытается использовать себе на пользу и хабаровский протест.

С одной стороны, недовольные жители России, других регионов видят, что они не одиноки, и таким образом разрушается спираль молчания, на которой держится нынешний российский политический режим. Люди боялись, что они одни, а теперь они видят, что их настроения разделяют в других регионах, что их многие поддерживают в интернете, и социология говорит, что протестующих поддерживает значительная часть населения. И они сами готовы выходить на улицы.

Но с другой стороны, сейчас, когда протест пошел на спад, власть пытается сформировать у активной недовольной части населения чувство выученной беспомощности. Всячески педалируется тот факт, что протест в Хабаровске, пусть и относительно многочисленный, он бессмысленный и ничем не закончится. А если он бессмысленный, зачем идти по пути Хабаровска другим регионам? И власть активно отрабатывает эту тематическую линию.

«СП»: — Чем протест может закончиться, если все остановится на Хабаровске? Действительно ведь, получается, что ничем.

— Да, такой вариант есть. Если среди населения сложится новая спираль молчания, основанная на выученной беспомощности, когда есть понимание, что власть плохая, но с ней ничего не поделаешь, а значит, надо смириться, тогда все рассосется. Это то, чего добивается власть.

Но дело в том, что как в случае с Белоруссией выходу протестов на поверхность поспособствовали фатальные ошибки Лукашенко и его людей, так и в случае с Хабаровском: Фургал аккумулировал протест на себе, а власть сделала ошибку, сняла Фургала, и оказалась лицом к лицу с протестом.

Так, очень возможно, что власть сделает еще какие-то ошибки, которые этот протест только подстегнут, и он перейдет в открытую фазу. Как она это сделала в прошлом году в Москве, как это сделали региональные власти в Екатеринбурге в связи со строительством храма и бизнес-сооружений. В Екатеринбурге спасло то, что там не было федеральных интересов, и центр укротил региональные элиты.

Но поскольку сейчас приближается активная фаза транзита, то, возможно, в ходе него власть сделает ошибки. К тому же, во время транзита, скорее всего, появится группа обиженных, которые попытаются заигрывать с этими массовыми настроениями. А это уже классическая революционная ситуация.

Поэтому вероятность того, что эти протесты не пройдут даром, так или иначе окажут существенное влияние на развитие политической ситуации в России в течение года-полтора, гораздо выше, чем вероятность того, что протесты рассосутся, и властям удастся формировать новую спираль молчания.

«СП»: — Видите ли вы сейчас лидеров протеста в Хабаровске?

— Лидеров нет, и именно поэтому протесты буксуют. То же самое и в Белоруссии: там нет лидеров, и на первом этапе это было большим плюсом, потому что протест было невозможно обезглавить и тем самым подавить. А сейчас отсутствие лидеров превращается в минус: протестующим необходимы новые координаты, им нужны люди, который покажут цель, и как ее достигнуть. Поэтому протесты буксуют и в Белоруссии, и в Хабаровске.

«СП»: — Как считаете, что ждет Михаила Дегтярева, он останется в регионе?

— Изначально Дегтярева вводили в регион в качестве «плохого следователя». В Москве рассчитывали, что он вберет в себя весь негатив, потом Москва поменяет его на кого-то другого, и на контрасте этот другой будет завоевывать любовь избирателей.

А что будет сейчас — вопрос открытый. Но от этой комбинации: убрать Дегтярева ближе к выборам 2021 году и на контрасте предложить хабаровчанам кого-то другого, пока никто не отказывался.

Каждую неделю в России растут протестные настроения

Директор Института политических исследований, политолог Сергей Марков тоже считает, что протесты остаются потому, что их причины гораздо более фундаментальные, чем желание отстоять Фургала. И происходящее в Хабаровском крае уже сейчас имеет влияние на настроения жителей всех регионов России.

«СП»: — Как вы считаете, почему так долго продолжаются протесты в Хабаровске?

— Протесты в Хабаровске — не за Фургала. Как раз персона Фургала их уменьшает, он все-таки личность криминальная.

Вещи, которые волнуют хабаровчан, являются фундаментальными.

Первое. Это продолжающаяся 30 лет деградация Дальневосточного региона. В Советские времена он имел приоритет, и в сравнении с тем временем, а также по сравнению с Китаем, эта деградация видна особенно четко. Российские власти хотели бы, чтобы их сравнивали с 90-ми. Но это время прошло. Все видят, что наш Дальний Восток очень сильно проигрывает. Люди хотят, чтобы правительство начало большие фундаментальные программы.

Второе. Слабая социальная политика. Для соц. политики Дальнего Востока одним из важнейших символов является возможность раз в год летать к своим родственникам в Центральную Россию, большинство родом именно оттуда, и они хотят иметь такую возможность. Но не могут, и эта проблема не решается. Это актуально для всего Дальнего Востока, и это та причина, по которой другие регионы тоже поддерживают протест.

Третья причина, специфичная именно для Хабаровска. Хабаровск был столицей Дальнего Востока, но от него этот статус отобрали, столицу перенесли во Владивосток, и никак это не компенсировали. Люди недовольны.

Четвертая причина. Когда столицу Дальнего Востока переносили во Владивосток, это сделали потому, что люди там проголосовали протестным образом. Тогда, как вы помните, там отменили выборы, поставили Олега Кожемяко и дали Владивостоку большие подарки. Из этого люди сделали вывод: чем более протестно мы себя ведем, тем больше получаем от федеральной власти.

Пятая причина, тоже специфичная для Хабаровска. Люди там проголосовали против представителя партии власти, за альтернативу. Плохой он, хороший — неважно, он свой. Это был их выбор, и люди хотят, чтоб к этому относились с уважением. А главное, люди отстаивают свое право и в следующий раз проголосовать против представителя партии власти, за того, кого они хотят.

Шестая причина, общая для всех. Растет уровень протестных настроений в России в целом. Это связано с деятельностью правительства: есть нулевой экономический рост, а правительство даже не обещает никакого реального рост; социально-экономическая модель — несправедливая, и это тоже не обещают исправлять. Люли недовольны ситуацией и тем, что власти даже не обещают ничего лучшего.

Седьмая причина, тоже общая для всей страны. В России и отчасти за ее пределами сформирована мощная информационно-политическая машина по возгонке протестных настроений. Это огромное количество СМИ и проекты в социальных сетях, которые раскручивает протесты.

И людям это нравится: человек вышел, сказал что-то против Путина, и сразу становится героем, его цитируют, раскручивают, могут даже за границу пригласить. И за последние годы эта машина стала только сильнее и работает на возгонку любого антикремлевского протеста в любом регионе.

Исходя из таких причин, можно сделать вывод, что это фундаментальный протест, он будет продолжаться несмотря даже на то, что Фургал — криминальный человек, и это всем очевидно. Кстати, по поводу этого у людей есть свое возражение: именно московские власти создали такую систему, когда невозможно заниматься бизнесом, не будучи связанным с криминалом.

«СП»: — Сейчас протест оказывает влияние на политическую повестку в других регионах?

— Конечно, оказывает, и очень большое влияние. Он максимально раскручивается этой информационно-политической машиной, повышает общий уровень протестных настроений.

«СП»: — Чем может закончиться протест в Хабаровске, если ничего не будет в других регионах?

— В других регионах уже произошел рост протестных настроений. И он происходит каждую неделю, когда в Хабаровске протесты. И чем больше будет таких недель, тем больше будет расти протест по стране в целом. Да, он будет увеличиваться понемногу, но все равно растет каждую субботу.

svpressa.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован