Шесть лет врачи не замечали: южноуралец с раком на последней стадии подал в суд на больницу

В ухудшении состояния семья винит медиков

У жителя Копейска Александра нашли рак легких, когда опухоль уже вышла за пределы органа. Шесть лет врач ставил штамп «легочные поля чистые».

А когда болезнь дала о себе знать, у 50-летнего мужчины уже не осталось шансов на выздоровление. Александр подал в суд на копейскую горбольницу №1, чтобы взыскать моральный ущерб в 800 тыс. рублей. Пока готовилась эта публикация, копейчанин скончался.

«50 ЛЕТ — ЭТО ОЧЕНЬ МНОГО, МОЖНО И НЕ ЖИТЬ»

— Мой муж проходил флюорографию и каждый раз получал: «легочные поля чистые», учитывая, что с 2004 года по 2006 он переболел туберкулезом. Был снят с учета. Он всегда говорил: «Девочки, обратите внимание. У меня был туберкулез. Скажите доктору, чтобы он внимательно смотрел мои снимки, чтобы туберкулез не прогрессировал».

В сентябре 2019 года легочные поля снова были чистыми, а через месяц у него появились сильные боли, потому что опухоль уже вышла за границы легкого, — рассказала журналисту КП-Челябинск его жена Алла.

Пациенту с раком легких врач поставил штамп «легочные поля чистые»

Экспертиза показала, что болезнь прогрессировала с 2014 года, а обнаружили опухоль только в 2019, когда она уже вышла за пределы органа.

— В конце 2019 года он съездил на КТ. Размер опухоли был почти 10х11 см. Как могли не заметить опухоль такого размера? На экспертизе в областной больнице рентгенологи, терапевты и онкологи дали заключение, что первые признаки появились еще шесть лет назад, в 2014 году, — рассказала супруга Александра.

— Что делал врач все это время? Шансы на выздоровление у моего мужа были, если бы это была 1-2 стадия, а не 4! Он держал руку на пульсе, после туберкулеза не курил более 10 лет. Но посчитали, что 50 лет — это очень много, можно уже и не жить.

«ТЕБЯ ЗАПОЛНЯЕТ ЭТОТ «ЧЕРВЯК»

Алла говорит, что была вынуждена уйти с работы, чтобы ухаживать за мужем-инвалидом, которого не отпускают жуткие боли.

— Всех денег не заработать. Я вижу, что сложно ему. С января мы принимали морфин (кололи внутримышечно), потому что у нас хронический болевой синдром. Боли и не прекращались, несмотря на то, что по часам принимали препарат. Ноги опухли, руки опухли, потому что метастазы пошли, — поделилась Алла.

— Я мужа поддерживала. Не могла же я ему сказать: тебе ничего не помогает, тебя заполняет этот «червяк». Шел распад легкого. Такое ощущение, что лимфа уже не работала. Отравленная кровь гоняла.

Алла пообещала мужу, что даже после его смерти, она добьется справедливости.

— Я тебя очень прошу, не опускай руки. Отомсти им всем за меня, — передает слова Александра его жена.

«У НИХ МИНИМАЛЬНЫЕ ШАНСЫ ВЫИГРАТЬ ДЕЛО»

Еще до смерти Александр подавал на копейскую горбольницу №1 в суд, чтобы взыскать моральный ущерб. Свою жизнь мужчина оценил в 800 тыс. рублей. Со слов Аллы, представители медучреждения свою вину не признают и более того, специально затягивали разбирательство..

— Они же врачи, они знали, что Саше недолго оставалось, поэтому специально затягивали суд. Нет человека — нет дела. Врач, которого привлеки третьим лицом ушел на больничный. И неизвестно, когда он выйдет, — считает Алла.

Как объяснил юрист Александра Евгений Адищев, больница все делает в рамках закона.

— Речь идет о взыскании морального вреда, причиненного гражданину, который понес физические старания. По данной категории дел нет наследственного правопреемства. Состояние пациента довольно тяжелое, и если суд не успеет вынести решение или оно не вступит в законную силу, то дело прекратится, — объяснил Евгений Адищев. — Конечно, судебный процесс затягивается в рамках закона. Они понимают, что у них минимальные шансы выиграть данное судебное заседание.

Главврач горбольницы №1 Алексей Алешкевич отказался объяснять, почему дело затянулось.

— Каким образом я на что-то специально могу повлиять? Они обратились в суд. Он и решит. Я не вправе какие-то комментарии давать, — заявил Алексей Алешкевич.

Обновлено.

После смерти мужа Алла намерена подать иск уже от своего имени.

— Мы, конечно, не остановимся, потому что он меня очень просил… Просил: «Если меня не станет, доведи дело до конца». Отведем девять дней и будем подавать новое заявление, где уже истцом буду я. Сколько бы это не заняло времени, это уже не имеет значения, — рассказала Алла.

chel.kp.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован