Приезжайте к нам на Колыму…

Почему давно не манит наших людей богатейший Дальний Восток

Премьер Мишустин лично проинспектировал дальневосточную половину территории России, ужаснулся и пообещал взять ее развитие под личное управление.

С незапамятных времен Магаданскую область называют русским Клондайком

А есть ли другие, более действенные способы удержать людей на земле, которой должно было прирастать богатство и могущество России еще во времена Михаила Ломоносова?

После осмотра «кладбища кораблей» c бюстом Сталина на пирсе рыбного терминала Магаданского морского порта, куда в советские времена заходили до 550 судов со всего света, а ныне не больше 75, премьер напомнил притчу о двух способах накормить: дать либо удочку, либо рыбу.

«Тут и удочки есть, и рыба есть, а результат какой-то совсем грустный только из-за того, что нет инфраструктуры», — открыл Америку глава правительства.

С незапамятных времен Магаданскую область называют русским Клондайком. Здесь богатейшие месторождения драгоценных металлов, олова и вольфрама. Имеются залежи меди и молибдена, угля, нефти и газоконденсата.

Вторая по значимости отрасль — рыболовство, чья вкуснейшая продукция раньше шла на экспорт, но сейчас сейнеры в основном пробавляются минтаем. Да что там рыба! В этом году здесь добудут 46 тонн рудного и рассыпного золота, более 60 тонн серебра. Одних только драгметаллов область сдаст государству на 140-145 млрд.

А ветхого и аварийного жилья на Колыме более 220 тысяч кв. метров — по полметра «развалюх» на каждого из 493 тысяч жителей области. Есть программа расселения ценой 892 млн, но в прошлом году построили лишь 7,4 тысячи «квадратов», а к 2024 году обещают ввести 51,46 тысячи — четверть от нынешней потребности.

«В прошлом году за счет средств муниципального бюджета мы смогли приобрести самую капелюшечку, — жалуется начальник управления по учету и распределению жилья мэрии Магадана Людмила Исакова. — Девять жилых помещений в поселке Уптар. И только потому, что там была экстренная ситуация: аварийный дом сгорел, люди остались без крова». В этом году по состоянию на 1 июня переселили всего семь семей. Чаще всего это выморочное жилье, которое высвобождается вследствие смерти нанимателя…

Надо ли удивляться, что в прошлом году, по данным Росстата, отсюда уехали 1941 колымчанин, годом раньше — 7028 человек. А с 1991-го область обезлюдела на 200 тысяч человек.

И так фактически по всему Дальневосточному федеральному округу. Хабаровский край на 68-м месте в России по обеспеченности жильем, а по вводу жилья — на 79-м, Приморский — на 70-м и на 69-м, Забайкальский — на 74-м и 80-м…

Зато по дороговизне квадратного метра жилья в новострое (81,9 тысячи рублей) Владивосток держит призовое место — третье после Москвы и Санкт-Петербурга.

А Якутия (алмазный край!) в лидерах по количеству аварийных школ — их там больше полусотни.

А Бурятия впереди всех по длине очередей в детские сады.

В Забайкальском крае только недавно отрапортовали о завершении оборудования в школах теплых туалетов — еще минувшей зимой без них «закалялись» ученики 165 (!) учебных заведений края. При этом сам Забайкальский край вошел в число регионов России, где теплые туалеты есть меньше чем у половины жителей. И заодно замкнул рейтинг обеспеченности туалетами со смывом внутри жилища в сельской местности (этот показатель здесь менее 20%). Извините, конечно, за такие подробности, но они красноречиво говорят об условиях, в которых живут наши сограждане в ХХI веке.

Может быть, все эти неудобства покрывают природные красоты — красивые виды, море, тайга, горы, вулканы и Долина гейзеров, охота и рыбалка, целебные источники и прочие прелести? Но послушайте местных жителей.

Владивосток. «Море во Владивостоке выглядит красиво только для людей, страдающих близорукостью. Можно, конечно, с высоты сопки наблюдать, как разноцветные огни заливают поверхность бухты Золотой Рог. Но стоит прогуляться по Корабельной набережной и посмотреть на море поближе, как обнаружишь все отходы жизнедеятельности человека».

Хабаровск. Купаться в Амуре, отравленном китайскими химическими стоками, нельзя, как и в других окрестных водоемах (запреты не выполняются), употреблять в пищу местную рыбу небезопасно. Около 60 нелегальных мусорных свалок обнаружено в окрестностях города. А угольные котельные, выбрасывающие в атмосферу бензопирен, еще в 2018-м явились причиной занесения Хабаровского края Роспотребнадзором на второе место в рейтинге российских регионов с самым загрязненным воздухом (на первом Бурятия).

Находка. Народ бежит, продукты по заоблачным ценам, фрукты без вкуса и запаха. Природа красивая, но все предприятия развалились…

Оха (Сахалин) по-своему прекрасна. Но это очень маленький город в своеобразной изоляции от остального мира — заняться особенно нечем…

Камчатка. На встрече с Михаилом Мишустиным врио главы Камчатского края Владимир Солодов заявил, что местный жилфонд находится в катастрофической ситуации, особенно в Петропавловске: «У нас более 1148 объектов признано недостаточными по сейсмике». А сброс сточных вод в Авачинскую губу? Очистку в Петропавловске-Камчатском проходят только 20% городских стоков…

Но оборвем столь грустное перечисление. Понятно, недостатки и пороки есть повсюду — от Москвы до самых до окраин. Однако премьер ехал на Дальний Восток не в турпоездку, а разобраться: почему уже более 10 лет страна вбухивает сюда сумасшедшие деньги, а народ как бежал, так и продолжает переезжать отсюда в западном направлении. И никакие программы привлечения соотечественников не срабатывают.

По официальным данным, с 2007 года по ним сюда въехали 27?800 переселенцев и 16?600 членов их семей — в среднем по три тысячи в год (сколько вернулись назад — неизвестно). Программой «Дальневос-точный гектар» соблазнилось еще меньше — 18?400 человек.

А уехали с Дальнего Востока за последние четверть века, по словам Владимира Путина, почти 2 млн жителей. Теперь вот Минвостокразвития предлагает налоговые льготы туристам — просто за временное посещение здешних мест.

У правительства есть предварительный проект плана противодействия этому процессу, составленный в Минвостокразвития: ускорение экономического роста до 6% в год, строительство БАМа и Транссиба, уже упоминавшийся «дальневосточный гектар», увеличение объемов жилищного строительства в полтора раза, облагораживание городов и сел…

Но в документе нет даже намека на главную беду нынешнего Дальнего Востока: здесь живет крайне бедное население. По данным Росстата, в семи из 11 регионов ДФО нищих — то есть имеющих доход ниже прожиточного минимума — больше, чем в среднем по стране. В Приморье их 13,8% (при среднероссийском показателе 12,9%), в Амурской облас-ти 15,9%, на Камчатке 16,5%, в Бурятии 17,9%, в Якутии 19%, в Забайкалье 21%, в Еврейской АО 24,6%.

Цифры жуткие, и они накладываются на другую особенность Дальнего Востока: на большинстве территорий крайне мала доля коренного населения, основные жители — приезжие, дети приезжих, внуки приезжих (коренным считается четвертое-пятое поколение).

И большинство ехало отнюдь не «за романтикой». Даже знаменитую песню Юрия Кукина на многих «северах» быстро переделывали как будто в шутку, но всерьез: «А я еду, а я еду за деньгами — за туманом едут только дураки…».

Тогда, в советские времена здесь жили обеспеченные люди. Кроме зарплаты им начисляли районный коэффициент от 40 до 100%, а во многих местах еще и «полярки», специальные надбавки по 10% заработка за каждые прожитые полгода, совокупно до 80%. Их платили лишь за то, что люди приехали. В итоге месячные доходы северян и дальневосточников в 2-2,5 раза превышали среднероссийские, а цены в магазинах отличались от «материковых» на 10-20%.

Отпускники, приезжая на родину или на сочинские курорты, могли пару месяцев пошиковать всем на зависть, да и возвращение в бараки, вагончики и балки не считалось каторгой — получаемых денег хватало на приличное по тем временам обустройство быта даже во времянках.

А у малопьющих быстро копились на сберкнижках деньги «на старость» и кооперативную квартиру в теплых краях — дополнительный стимул к продлению трудового договора еще на срок, и еще, и еще… Читатели, пожившие на «северах» хотя бы лет пять, легко меня поймут.

Теперь ситуация иная: в Приморском крае средняя зарплата (42026 рублей) ниже, чем в Ленинградской области, в Хабаровском крае (46583), Амурской области (43156) и Еврейской АО (39197) ниже, чем в Подмосковье (50135). Учтем, что в этих четырех регионах действуют некоторые районные коэффициенты, а на отдельных территориях даже начисляются «полярки». Убери их — и останется «сумма прописью» в районе 30 с небольшим тысяч.

А ведь в этих четырех регионах живут четыре с лишними миллиона — больше половины населения ДФО, те самые дети и внуки переселенцев, для которых восточный край России не успел стать родным. А для многих, увы, уже не станет. И если российской власти действительно требуется остановить бегство населения с восточных территорий и привлечь туда новоселов, нужно прежде всего серьезно изменить соотношение доходов — в пользу дальневосточников.

Впрочем, власть об этом знает — пример тому «солнечный Магадан», где средняя зарплата в прошлом году была 101662 рубля. Но если вникнуть в эту статистику поглубже, выясняется: судейские работники получают в среднем 352956 рублей, сотрудники Центробанка — 252276, Следственного комитета — 213163, прокуроры — 195657 рублей. А средняя зарплата в строительстве — 85393, в службе быта — 21815, в торговле — 24968 рублей.

Как вы понимаете, при таких зарплатах чиновники с Колымы не бегут. Чего не скажешь о других жителях сурового края.

Александр КИДЕНИС, экономический обозреватель “Труда”

trud.ru

Фото: globallookpress.com

One Response to "Приезжайте к нам на Колыму…"

  1. электоральный обыватель   2020-08-21 at 20:00

    Целая плеяда бизнеса в России с времён лихих годов воспитана зарабатыванием больших и быстрых денег, вкладываясь в авантюры и краткосрочные вложения. Длинные деньги в национальные проекты они считают нерентабельными и поэтому выводят их на зарубежные счета.
    С другой стороны иностранные инвесторы считают большим благом вложиться в любую страну, где им светит прибыль 3-5% в год, даже не смотря на оклики своих наднациональных правительств. Некоторые американские компании до сих пор работают в России и пока никуда не собираются уходить, курочка по зёрнышку наедается.

    Ответить

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован