Цены берут разгон: От роста не спасает даже урожай

Период рекордно низкой инфляции в России закончился, стоимость товаров подскочит до конца года

Пик годовой инфляции в России придется на февраль-март 2021-го. Такую оценку озвучил заместитель председателя Центрального Банка РФ Алексей Заботкин 17 августа. При этом до конца этого года регулятор ожидает плавного роста инфляции с нынешних 3,4% до 3,7−4,2%.

По данным Росстата, в июле рост цен составил 0,4% против 0,2% месяцем ранее. Однако по неофициальным данным личная инфляция россиян намного выше. Так, исследовательский холдинг «Ромир», который занимается изучением стоимости товаров и потребительских расходов, зафиксировал в июле рекордное расхождение между данными Росстата и ростом реальных цен. По подсчетам «Ромира», цены для граждан в июле выросли на 1,66%, а не на 0,4%.

«В этом же периоде мы наблюдали падение рубля, что неизбежно привело к росту цен на товары, которые еще не восстановились после апрельского скачка инфляции», — говорится в отчете холдинга.

Данные компания приводит на основании разработанного статистического индекса — дефлятора, отражающего реальные изменения общего уровня цен на товары и услуги за определенный период. Основой для него являются данные скан-панели домохозяйств о реально совершенных покупках по реальным ценам, поэтому дефлятор фактически демонстрирует среднестатистическую личную инфляцию каждого потребителя.

Такую динамику в июле исследователи объясняют тем, что в этом месяце активно растут цены на все основные составляющие расходов покупателей: 2,28% составил рост цен за ЖКХ, 1,24% – рост цен на товары, 0,84% – рост цен на бензин.

«В первую очередь следует отметить, что рост цен на ЖКХ сильнее сказался на покупателях по сравнению с последними предыдущими раундами повышения тарифов. Рост цен на бензин, обусловленный изменением биржевых котировок и некоторыми другими факторами, происходит второй месяц подряд и снова принимает наиболее высокие значения за последние периоды», — говорится в отчете.

При этом во втором квартале 2020 года реальные располагаемые доходы населения впервые со времен дефолта упали на 8%. И, судя по ускорению инфляции, могут снижаться и дальше.

Генеральный директор информационно-аналитического агентства Infoline Иван Федяков отмечает, что по сравнению с 2014—2015 годом инфляция остается на относительно низком уровне. Беспокойство вызывает тот факт, что цены начали расти в августе, когда они традиционно снижаются. Такими темпами к концу года инфляция вполне может выйти из обозначенных ЦБ границ и достичь пика весной.

— Что касается разницы в оценках инфляции, Росстат и «Ромир» используют разную методологию подсчетов. Так как инфляция находится на достаточно небольшом уровне, любое расхождение сильно чувствуется. Но если бы инфляция была, как еще недавно, 7−15%, разницу в один процент мы бы и не заметили, такая погрешность вполне допустима.

Важно то, что оба исследования демонстрируют сам факт роста цен. Обычно июль и август в России — это период естественной дефляции, связанной со сбором урожая. Большое количество отечественной продукции попадает на полки магазинов и снижает цены на товары. Доходит до смешного — сбор отечественных фруктов и ягод снижает цены на бананы, которые в России не выращивают.

Все потому, что спрос на них падает. Если по более комфортной цене можно купить персики или груши, объем продаж бананов снижается, поэтому ритейлеры вынуждены уходить в ноль или даже продавать в минус, чтобы не затоваривать склады.

Так как июль, август и отчасти сентябрь для России — дефляционный период, то на фоне низкой инфляции последних лет следовало ожидать того же и сейчас. Но мы видим, что этого не произошло. Цены подрастают, и это создает угрозу выхода из установленного ЦБ коридора в 4−4,5% по итогам года.

Как верно отметил представитель ЦБ, пик годовой инфляции приходится на весенний период. К этим месяцам мы полностью проедаем свои запасы продукции внутреннего производства и начинаем всецело зависеть от импорта.

Вплоть до картошки, которую нам завозят из Египта, потому что у нас нет достаточного количества овощехранилищ, позволяющих сохранить собственные запасы до нового урожая. Поэтому мы наблюдаем цикличность роста цен.

Осенью этот рост только усилится, потому что внутренний урожай будет в меньшей степени влиять на уровень цен, и они начнут динамично подрастать уже вплоть до весны. Возможно, мы уже достигли минимума по инфляции в России, и ниже она уходить не будет.

«СП»: — По ощущениям россиян инфляция гораздо выше, чем 3,5%. По опросам почти 40% граждан уверены, что цены будут расти быстрее, чем сейчас. С чем это связано, не занижаются ли цифры статистики?

— Традиционно россияне чувствительны к инфляции, так как последние несколько лет мы наблюдали достаточно серьезные всплески роста цен. Последний такой всплеск случился совсем недавно, в 2014—2015 годах, когда инфляция подскакивала до 15−20% на фоне девальвации рубля и роста цен на импортную продукцию.

Чувствительность к инфляции объясняется и низким уровнем доходов населения, которые еще и умудряются снижаться. То, что россияне зачастую дают ожидания по инфляции выше, чем реальные цифры, вполне естественно, так как срабатывает историческая память и фантомные боли роста цен. Не верится, что инфляция не высока, так как мы привыкли, что она всегда была высокой.

Кроме того, мы очень усложнили процесс покупки даже потребительских товаров. С одной стороны, цена на бензин выросла на 3−5 рублей, но с другой, многие АЗС предлагают бонусы, которые позволяют сэкономить примерно рубль на литре. Многие банки также предлагают кэшбеки, что дает возможность дополнительной экономии.

Поэтому мы зачастую не можем посчитать, сколько стоил тот или иной товар изначально, и при отмене скидки или бонуса нам кажется, что цены значительно скакнули вверх.

Конечно, у этого ощущения есть и объективные факторы. Те же цены на топливо, даже с учетом программ лояльности, не снижаются, а в некоторые моменты времени цена на бензин у нас выше, чем в США. Это уже не совсем понятно, учитывая, что это продукция нашего местного производства и какое-никакое конкурентное преимущество нашей экономики. Но сегодня цены на некоторые энергоносители, на электричество у нас уже сравнялись с европейскими, и это чувствуется.

«СП»: — Чего ожидать от инфляции до конца года, на какие товары цены вырастут больше всего?

— Цены на импортные товары всецело зависят от волатильности курса рубля. Пока прогноз курса нацвалюты достаточно стабильный, а при более благоприятной конъюнктуре он может даже укрепляться. Нынешний курс кажется завышенным, так как в него заложены все геополитические риски.

При этом у нас положительны торговый баланс (мы больше экспортируем, чем импортируем), относительно небольшой дефицит бюджета. Курс доллара должен быть гораздо ниже. Его адекватная величина — в районе 60 рублей за доллар.

Так что я не стал бы говорить о том, что импортные товары обязательно подорожают. В благоприятной ситуации они могут даже немного подешеветь или же остаться на нынешних уровнях.

Скорее вопросы вызывает отечественная продукция. У нас растут издержки, растут цены на горюче-смазочные материалы, постоянно появляются новые системы сборов вроде «Платона». И даже несмотря на жесточайший кризис и все трудности правительство не пошло навстречу предпринимателям и хотя бы на время не согласилось отменить плату за проезд крупногабаритного транспорта по дорогам.

Да и другие нововведения правительства чаще всего никак не влияют на снижение себестоимости производства, а только ее повышает. Это говорит о том, что отечественная продукция может только дорожать.

Сложно выделить отдельные группы товаров, больше всего подверженные риску подорожания, так как мы живем в период аномальной неопределенности. Хороший урожай на уровне прошлогоднего или даже выше позволяет надеяться, что мы получим большой объем собственной продукции, а, значит, плодовоовощная группа будет сдерживать рост как минимум до конца сентября.

Резких всплесков по стоимости отдельных групп товаров я не вижу. Скорее, речь идет о глобальном тренде на постепенное повышение.

Хочется надеяться, что правительство прислушается и начнет не только словестно поддерживать бизнес, но и реально помогать ему экономить и повышать свою эффективность. Но пока мы видим, что подавляющее большинство инициатив, которые обсуждаются с высоких трибун так или иначе связаны с попыткой взять еще что-то с бизнеса. А это, естественно, будет закладываться в себестоимость.

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован