Федора Бузмакова работала в поле с 7 лет

Родилась Федора 19 февраля 1934 года в деревне Даньки Афанасьевского района. Свое детство женщина помнит отчетливо, но все ее воспоминания связаны с голодом и тяжелой работой.

К началу войны в семье Бузмаковых было пятеро детей. Когда отец уходил на фронт, мама была беременной. Старшая сестра тогда работала на скотном дворе. Брату Николаю было 12 лет, и он уже был пахарем в колхозе.

Еще один брат, Саша который был немного младше Федоры, боронил верхом на лошади. Двое детей были совсем маленькими. Когда началась война, Федоре исполнилось всего 7 лет, но она вместе с подружками уже работала на прополке. Девочкам давали по грядке, и они босиком сидели на ней, вырывая сорняки. Летом ходили теребить лен. Тут девочки работали с удовольствием, опережая пожилых женщин. Сначала его теребили, потом связывали в пучки и вешали на забор сушить.

– Ближе к осени нас посылали сушить хлеб, – рассказывает пенсионерка. – Амбары были большие, там лежало зерно, которое нужно просушить. Ночью мы его сторожили. Зерно греется, от него исходит тепло, а мы залезем в него и спим, вместо того, чтобы сторожить. Нас детей никто не трогал. Летом мы ходили собирать колоски. Брали большие мешки и собирали, а потом сдавали в колхоз. Домой взять было нельзя, за это жестоко наказывали.

Летом еще было хорошо, за работу давали горсточку муки. Везде росли съедобные травы. Их собирали, сушили, а потом пекли из них хлеб, смешивая с мукой. А вот зимой было совсем плохо. Чтобы не умереть с голоду детям приходилось идти по деревням и просить милостыню.

– Мы ходили по деревням с братом Сашей. Я шла с палочкой, поскольку нога была сломанной, и идти было трудно. О том, что нога была сломанной, я тогда не знала. Не знала и мама. Врачей в деревне не было, и не было возможности узнать про перелом.

Узнала Федора об этом от врачей уже через много лет. Когда ее сломала, женщина не помнит, она считает, что это было в раннем детстве. Вероятно, она срослась не так, поэтому до сих пор боль в ноге ощущается.

После войны отец, Илья Бузмаков, вернулся домой весь израненный. Дети играли с его медалями, они были вместо игрушек.

Рассказала Федора и о том, как после возвращения отца с войны семья пыталась уехать из деревни. Отец нашел двух лошадей в соседней деревне. Однако выехать не удалось, из Афанасьева семью вернули на место. Через неделю он предпринял новую попытку уехать. В качестве оплаты за лошадей отец отдал крышу дома. На сей раз большие села беженцы объехали стороной.

Приехали в Лупью, там был леспромхоз. Главное, что там можно было вдоволь поесть хлеба. Набрали целый сундук, но съесть не смогли. Когда он уже начал плесневеть, пришлось остатки скормить корове, которую тоже взяли с собой. В Лупье уже стало жить проще.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован