В Минобороны России сообщили о готовности вакцины против COVID

О содействии военных гражданским медикам в период эпидемии «АиФ» рассказал 1-й заместитель министра обороны РФ ­Руслан Цаликов.

Проверено временем

Сергей Осипов, «АиФ»: Руслан Хаджисмелович, с 18 июня на базе филиала Главного военного клинического госпиталя им. Бурденко проводятся испытания вакцины против коронавируса. Первыми добровольцами стали военнослужащие. Почему для этой наукоёмкой работы привлекли Минобороны?

­Руслан Цаликов: Участие Минобороны России в этом процессе — не исключение, а проверенная временем практика.

Во-первых, в случае каких-либо военных действий именно военнослужащие первыми подвергаются опасности воздействия вредных или отравляющих веществ радиационной, химической или биологической природы.

Во-вторых, в Вооружённых силах имеется серьёзный научный и клинический потенциал для проведения подобных исследований и работ. И в-треть­их, у нас есть большой опыт решения подобных задач.

В составе Вооружённых сил имеются специальные подразделения военных медиков и подразделения радиационной, химической и бактериологической (РХБ) защиты, где проходят службу блестяще образованные офицеры, специалисты в вирусологии.

Наши военнослужащие-вирусологи и медики принимали и принимают самое непосредственное участие в разработке вакцин от опасных заболеваний совмест­но с ведущими научными организациями страны.

В 2015 г. именно наши военные специалисты совместно с микробиологами НИЦ эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи первыми разработали и успешно испытали вакцину от т. н. «моровой язвы XXI в.» — лихорадки Эбола. То же происходит и сейчас.

С возникновением новой коронавирусной инфекции министром обороны незамедлительно была поставлена задача военным специалистам — приступить к созданию вакцины от COVID-19. Работа осуществляется во взаимо­действии 48-го ЦНИИ войск РХБ-защиты Министерства обороны с НИЦ эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи и Главным военным клиническим госпиталем им. Бурденко.

На момент выписки все без исключения добровольцы, получив иммунитет от коронавируса, чувствовали себя нормально. Таким образом, первая отечественная вакцина от новой коронавирусной инфекции – готова.

— РУСЛАН ЦАЛИКОВ

— Как проходили испытания? Насколько нам известно, за все время нахождения в стационаре у добровольцев отклонений в состоянии здоровья не наблюдалось.

— Добровольцы находились под постоянным наблюдением опытнейших специалистов Главного военного клинического госпиталя. Как вы знаете, первая группа добровольцев завершила нахождение в стационаре и после сдачи контрольных анализов была выписана 15 июля.

Вторая группа наших добровольцев завершила участие во второй фазе клинических испытаний 20 июля. Окончательные оценки результатов испытаний нашими специалистами и учеными Национального исследовательского центра уже сделаны.

На момент выписки все без исключения добровольцы, получив иммунитет от коронавируса, чувствовали себя нормально. Таким образом, первая отечественная вакцина от новой коронавирусной инфекции готова.

Как здоровье армии

— А какова сегодня эпидемиологическая обстановка в Вооружённых силах в целом?

— Как вы знаете, сразу после появления в РФ новой коронавирусной инфекции по поручению министра обороны создан оперативный штаб по предупреждению завоза и распространения в Вооруженных силах COVID-19. Непрерывно проводится мониторинг эпидемиологической обстановки в войсках, отслеживается динамика заболеваемости и в ходе ежедневной работы Оперативного штаба принимаются все необходимые решения.

Наши военнослужащие находятся в расположении воинских частей, штабов, учебных заведений, на кораблях и подводных лодках, куда доступ ограничен. Поэтому при обнаружении инфекции мы действуем предельно быстро, чтобы не допустить ее дальнейшего распространения. Мы имеем возможность в кратчайшие сроки выявить инфицированных и в стационарных условиях оказать им всю необходимую медпомощь, не допуская самолечения.

На сегодня ситуация стабильная и полностью контролируемая, а уровень заболеваемости в Вооруженных силах значительно ниже, чем вне армии и флота. Численность выздоровевших превышает 85% от всех заболевших, и этот показатель продолжает расти. У большинства инфицированных заболевание протекает бессимптомно.

Все предпринятые меры позволили нам в текущем году снизить сезонную заболеваемость, уровень которой в Вооруженных силах в сравнении с прошлыми годами снизился почти на 30%. Это же касается массовых мероприятий. Так, среди участников Парада Победы 24 июня в Москве и десятках других городов эпидемиологическая ситуация, благодаря принятым мерам, продолжала стабильно улучшаться.

В ходе прошедшего всероссийского голосования по поправкам к Конституции Министерством обороны были обеспечены меры безопасности для добровольного голосования 1,5 млн военнослужащих, членов их семей, лиц гражданского персонала и ветеранов Вооружённых сил, заболеваний удалось не допустить.

На сегодня из военных комиссариатов в войска направлено 135 тыс. призывников, что говорит об успешном выполнении плана призыва и эффективной системе контроля за ходом призыва граждан на военную службу на всех уровнях.

— РУСЛАН ЦАЛИКОВ

Такие результаты не только позволили обеспечить проведение всех запланированных мероприятий жизнедеятельности и подготовки войск, но и доказали, что наша армия и флот надежно защищены от биологических угроз, включая коронавирус.

— Разгар пандемии почти совпал с началом весенней призывной кампании. Как удалось обеспечить безопасность ­ призывников?

— Прежде всего нужно сказать, что еще перед началом весеннего призыва министр обороны дал поручение всем командующим войсками военных округов организовать проведение весеннего призыва, максимально исключив любые риски для здоровья призывников.

На всех сборных пунктах субъектов федерации ежедневно проводилась дезинфекция помещений и прилегающих к ним территорий, были созданы запасы средств индивидуальной защиты и тестов на наличие коронавирусной инфекции. При этом все призывники, у которых в ходе обследований выявлялись малейшие признаки заболевания, в военкоматы и сборные пункты не допускались, а отправлялись на лечение.

На сегодня из военных комиссариатов в войска направлено 135 тыс. призывников, что говорит об успешном выполнении плана призыва и эффективной системе контроля за ходом призыва граждан на военную службу на всех уровнях.

Адресная мобильность

— Из каких соображений было принято решение развернуть в июле мобильный госпиталь Минобороны в столице Тывы ­ Кызыле?

— Оно продиктовано прежде всего тем, что там дислоцированы 55-я отдельная мотострелковая горная бригада и ещё ряд подразделений Вооружённых сил. Кроме того, в самой республике сложилась непростая обстановка и для гражданского населения. Были соответствующие обращения главы региона, решение Верховного главнокомандующего и указания министра обороны по оказанию помощи населению ­республики.

В течение суток из Челябинской области был переброшен мобильный госпиталь. Так что мы решаем здесь двуединую задачу: оказать помощь и нашим военнослужащим, и населению субъекта федерации. Страна у нас одна. У военного ведомства никогда не было ограничений на оказание в сложных ситуациях помощи нашим согражданам в военных медицинских учреждениях.

— В Кызыле вы дали указание срочно дооснастить госпиталь средствами регулирования микроклимата. Зачем?

— Да, в момент развертывания госпиталя в Кызыл пришла жара. И нам пришлось принять дополнительные решения об усилении штатного оборудования средствами вентиляции и охлаждения. Все было своевременно решено.

Отмечу, что за последние несколько лет в Вооруженных силах реализован широкий комплекс мероприятий по модернизации всей системы военной медицины, особое внимание уделено возможностям оперативной переброски медицинских подразделений на любые расстояния, в любые районы. Поэтому сегодня наши медицинские подразделения способны оказать помощь там, где это необходимо, 24 часа в сутки.

— РУСЛАН ЦАЛИКОВ

— В этом мобильном госпитале, помимо инфекционного отделения, есть рентген, хирургия, травма и даже своё отделение стоматологии. Не правильнее было бы отдать все койки ­инфекционистам?

— Мобильный госпиталь в Кызыле укомплектован должным образом и развёрнут в полном соответствии с эпидемиологической обстановкой и уже наработанным нами опытом работы аналогичных госпиталей в Дагестане, Красноярском крае, Чите. Вот, казалось бы, ­почему там среди персонала есть и стоматологи? Потому что среди пациентов оказываются и люди с зубной болью. И куда их тогда везти из инфекционного отделения? В стоматологическую поликлинику? Их там не примут.

На такие, казалось бы, непримечательные, но на самом деле важнейшие детали всегда требует обращать внимание министр обороны. Поэтому мы развернули типовой госпиталь, который при этом имеет медицинских специалистов, способных оказывать медпомощь при выявлении сопутствующих заболеваний.

Добавлю, что мобильные госпитали работают на местах ровно столько, сколько необходимо для стабилизации эпидемиологической ситуации. Если помните, таким же образом наши военные медики работали и в Италии, и в Сербии, и в других странах.

— Мобильные полевые госпитали были развёрнуты и уже завершили работу в Чите, Красноярском крае и Дагестане. Одновременно под эгидой Минобороны шло строительство 16 быстровозводимых стационарных медицинских центров. С чем связано наличие двух параллельных программ помощи гражданской медицине?

— Что касается стационарных многофункциональных медицинских центров, то их построено и сдано в эксплуатацию уже 20. Недавно мы завершили строительство центров общей емкостью 400 койко-мест в Воронеже и в городах Дагестана: Каспийске, Дербенте и Хасавюрте. На очереди Псков, Великие Луки, Кызыл.

Мобильные госпитали — это оперативная помощь в ответ на просьбы глав регионов, где сложилась непростая эпидемиологическая ситуация. По качеству и эффективности оказания помощи они абсолютно идентичны стационарным.

— То есть разницы в оснащении оборудованием многопрофильных инфекционных центров и мобильных полевых госпиталей нет?

— И там, и там есть вся необходимая медтехника, специальное оборудование и аппаратура. В том числе такие сложные аппараты, как компьютерные томографы, рентген-оборудование, гематологические анализаторы, аппараты УЗИ и искусственной вентиляции легких, анестезиологическое и эндоскопическое оборудование.

— Как правило, один из основных симптомов у заболевших COVID-19 — нехватка кислорода. Как справляются с этой проблемой в мобильных госпиталях?

— Все развернутые нами мобильные госпитали так же, как и многофункциональные инфекционные центры, оснащены кислородом и аппаратами ИВЛ. Кроме того, у нас есть новейшие станции производства медицинского кислорода.

Такая станция способна работать в двух режимах: первый — подача газообразного кислорода в стационарные смонтированные консоли, второй — заправка кислородных баллонов для дальнейшей транспортировки и подключения к аппаратам ИВЛ. Причем такая установка способна работать в режимах от -30 до +40 °С.

— Сложно ли за сутки перебросить за 3 тыс. км сотни человек плюс надувные модули и медоборудование — от громоздкого томографа до кроватей?

— Это привычная работа для наших специальных подразделений военных медиков, военно-транспортной авиации, служб материально-технического обеспечения войск и командования войсками военных округов. Мобильный госпиталь потому так и называется, что в нем все предусмотрено для переброски в кратчайший срок на любые расстояния. Надувные конструкции используются как раз для решения подобных задач.

Отмечу, что за последние несколько лет в Вооруженных силах реализован широкий комплекс мероприятий по модернизации всей системы военной медицины, особое внимание уделено возможностям оперативной переброски медицинских подразделений на любые расстояния, в любые районы. Поэтому сегодня наши медицинские подразделения способны оказать помощь там, где это необходимо, 24 часа в сутки.

aif.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован