Юлия Поздеева: «Смерть я обманывала несколько раз»

Юлия родилась в апреле 1940 года в Глазовском районе в деревне Нижколевай. Жизнь оставила в памяти скупые сведения о тех трудностях, которые встретились ей в детстве и ранней юности. Дважды она была на волосок от смерти.

В семье кроме Юлии были старшие братья. Старший родился в 1930 году, второй – в 1933 году. Был еще один брат, которого Юлия уже не помнит, он ушел добровольцем на фронт с Ижевского механического завода. Отец, которого Юлия Кузьминична тоже не помнит, также ушел на войну и не вернулся.

Из детства остались воспоминания о том, что мама и братья работали в колхозе. Только рассветет и уже слышны голоса, будившие братьев. Отдыхать было некогда, нужно было работать.

– Вся работа была ручная, машин тогда не было, рассказывает Юлия Кузминична. – Нас маленьких детишек также привлекали с малых лет. Давали посильную работу, а мы радовались, потому что за это давали болтушку из муки. Повариха была родственницей и говорила мне, чтобы я чашку побольше брала, чтобы потом и маме досталось. Когда чуть подросли, мы вручную жали и теребили лен, пасли коров. Хлеба мы не видали вообще.

Питались тогда в основном травой, за один трудодень давали только горсточку муки. Этого не хватало, чтобы пропитаться. Когда Юля стала побольше, они с подругой, старшее ее на 4 года с поля возвращались затемно. Старались больше работать, чтобы больше получить. Но, несмотря на усталость и голод возвращаясь с поля, пели песни. Дома тоже нечего было поесть, девочка падала с усталости и засыпала. За работу до самой ночи девочкам тогда решили дать премию мукой.

Осенью пошли в школу, но после уроков тоже ходили на поле и помогали в уборке урожая. Траву собирали все лето. Сушили ее и мололи. Потом ее смешивали с мукой и пекли лепешки. Собирали ягоды, грибы и как-то выжили. После войны тоже было голодно, но и преступность была большой.

В начале 50-х годов был случай, когда Юля собрала ягоды и пошла босиком их продавать в Пудем за 16 километров. Взяла ведро и корзину, никому не сообщила, куда ушла и отправилась. Шла мимо деревни Казаково. Там к ней присоединилась молодая учительница, та шла за зарплатой. Пошли вместе, девушка помогла ягоды нести.

Обратно договорились идти вместе, но ягоды удалось продать только к вечеру. Юля побежала искать спутницу, но ей сказали на краю поселка, что ее спутница уже давно ушла. Пришлось одной идти. Прошла мимо кладбища, спустилась к мосту. У моста заметили трех лошадей и мужиков здоровых. Прошла мимо, трясясь от страха, потом увидела кровь, а потом и учительницу, которая лежала в крови.

– Как только я осталась в живых, не знаю. Видно кто-то узнал, что девушка получила деньги, и решил ограбить. А я не чуя ног побежала дальше. Мать девушки в деревне уже ждала свою дочь. Вместе мы пошли в поселковый совет и вместе с председателем поехали обратно.

Потом Юле пришлось рассказывать, как они ходили вместе в Пудем и почему обратно шли не вместе. Домой ее тогда увезли на лошади, вместе с буханками хлеба, которые она купила на вырученные деньги.

– Я тогда села на порог своего дома и расплакалась от всего, что тогда со мной случилось и от счастья, что осталась живой и невредимой, – вспоминает женщина. – Братья меня отругали, и хлеб, доставшийся такой ценой, был бы им не нужен.

Еще был случай, что она тонула на лошади вместе с телегой, но спаслась. Было ей тогда лет 12. На мельницу, которую переделывали, возили глину, камни через старый мост. Когда падала с моста, вместе с телегой, ободрала спину, но держась за лошадь, выбралась на берег. Это было уже под осень, вода была холодная.

– После этого меня брат растер самогоном и уложил на зерно, сушившееся на печи. И здесь смерть я обманула, – рассказывает женщина.

После войны братья женились, а Юлии пришлось устраивать свою жизнь самой. Мамы к тому времени уже не было в живых.

В 13 лет девочка дома стала лишней и решила уехать в Васильевку Омутнинского района. Из дома ушла босиком, так и добралась до места, где жили родственники. Юля осталась там жить, помогая во всем родне, потом устроилась на временную работу. Везде, где Юлия ни работала, она работала неофициально, поскольку ей не было 14 лет. Приходилось прятаться от проверяющих. Деньги тоже получала не всегда. Чаще работа проходила только за кормежку. Однако никогда ни у кого Юлия не просила помощи, и сейчас надеется только на себя.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован