На следующий день после парада

По задумке властей, 24 июня должно было стать апофеозом патриотизма. Однако жизненные реалии раз за разом демонстрируют пропасть между словами и делами

Ну вот и остался позади парад, а вместе с ним и споры, сопровождавшие подготовку: стоило ли так рисковать здоровьем людей, разумно ли тратить деньги на пафосные мероприятия?

Подвели черту? Нет, уверен, к этой теме придется возвращаться еще не раз. Поскольку расхождение между патриотической риторикой и решениями, принимаемыми властью, все очевиднее, все больше режет глаз.

Парад 24 июня, по задумке властей, должен был стать апофеозом патриотизма, верности исторической памяти, продемонстрировать мощь державы, уважение к подвигу ветеранов. Но буквально накануне произошло вроде бы незначительное событие, в котором, как в капле воды, отражается та самая пропасть между словами и делами.

Минприроды робко предложило сократить площадь лесных территорий, на которых официально, по закону, позволительно не тушить лесные пожары. Такие территории охватывают около половины лесных запасов России. Ежегодно Россия теряет гигантские зеленые моря, фактически сознательно от них отказывается. А все началось с принятием Лесного кодекса, который ввел в действие Владимир Путин вопреки доводам ученых и экспертов и сопротивлению общества…

Вряд ли это предложение Минприроды будет реализовано. А значит, леса, национальное богатство нашей страны, будут и дальше нещадно уничтожаться огнем. А еще вредителями, незаконными рубками.

Да если даже Минприроды сотворит невозможное – продавит закон – его невозможно исполнить при нынешнем подходе: на это нет сил и средств. Так не патриотичнее было бы отправить «парадные» деньги, да и сами парадные расчеты на спасение национального достояния России?

Вот это была бы демонстрация мощи России, патриотизма ее руководства. У нас же почему-то считается патриотичным спокойно взирать на гибель лесов и даже не пытаться тушить лесные пожары.

На параде было показано много современного вооружения, которым мы грозим супостату. Нам твердят, что на нас вот-вот нападут, что враги всех мастей давно положили глаз на наши природные богатства.

Но так ли это? Зачем ворогу идти к нам с мечом, если эти богатства уже приносят ему колоссальные прибыли. От 25% до 95% различных секторов российской промышленности через оффшоры или напрямую принадлежат иностранным компаниям. Россия остается сырьевым придатком Запада, а теперь и Китая, нещадно истребляя свои ресурсы и за бесценок продавая их за рубеж.

Экс-советник президента России Сергей Глазьев утверждает: за последние 5-7 лет из России выведен 1 трлн долларов. Примеры? Их множество. Даже наше «национальное достояние» – Газпром – лишь наполовину принадлежит России.

А более 25 % акций принадлежит владельцам АДР (Американская депозитарная расписка). АДР свободно обращаются на иностранных фондовых рынках, выпускаются американским банком-депозитарием The Bank of New York Mellon.

То есть США фактически обладает блокирующим пакетом акций и потенциально может накладывать вето на решения Совета директоров «Газпрома». Еще 24 % владеют некие частные лица. Такая же картина открывается при анализе собственности других крупных российских компаний.

Иностранный капитал широко представлен и в банковской системе РФ. По данным на 1 января 2019 года, величина иностранных инвестиций в уставные капиталы кредитных организаций составила 391,7 млрд рублей. Например, 45,64% акций Сбербанка принадлежало иностранным компаниям и гражданам. Это блокирующий пакет.

В Наблюдательном совете банка много иностранцев, а президент банка Герман Греф также является членом правления в JP Morgan Chase (американский финансовый холдинг). Видимо, поэтому Сбербанк не работает в Крыму и избежал секторальных санкций со стороны США.

Кстати, по данным журнала Forbes, за время пандемии совокупное состояние российских долларовых миллиардеров возросло на 16% – или на 62 млрд долларов. Зато остальным гражданам РФ прогнозируют падение доходов на 8-10%. Причем, более других из олигархов (на 6,4 млрд долларов) увеличил свое состояние владелец «Норильского никеля» Владимир Потанин. Теперешнее его оценивают в 26,1 млрд.

И чудовищная авария, произошедшая на одном из принадлежащих ему объектов, которая нанесла непоправимый вред стране, вряд ли существенно повлияет на эту цифру. Потанин является «системообразующим» олигархом и наверняка считает себя патриотом.

Поэтому он счел возможным на частном самолете прилететь в Норильск из своего зарубежного далека и пообещать потратить на ликвидацию катастрофы «сколько нужно», хоть 10 млрд рублей (мизерная сумма по сравнению с прибылью, которую он получает от эксплуатации природных богатств и населения России).

В преддверии торжеств у нас много говорилось об исторической памяти. Но как это соотносится с уничтожением исторических центров многих городов, в том числе Москвы? О столице следует сказать особо, потому что за лощенными фасадами и мраморной плиткой центра – уничтожение исторического облика города, варварское отношение к экологии, перенаселенность.

Абсурд, когда самая большая по площади страна мира свозит население в один город, где уже живет свыше 10%. В это время Урал, Сибирь и Дальний Восток превращаются в слаборазвитые малонаселенные территории запустения. Патриотично, рачительно ли такое отношение к стране и ее людям?

Как официальный патриотизм вяжется с варварским отношением к старинным усадьбам, памятникам архитектуры, которые приносятся в жертву интересам капитала, строительного бизнеса? Одна из последних историй – угроза, которая нависла над «подмосковной Швейцарией» – Звенигородом, заповедные ландшафты которого приглянулись очередному инвестору.

Можно ли представить такое в европейских странах, хулимых нашими официальными патриотами? Возможно ли уничтожение Версаля, Венеции? Выходит, в Европе бережнее относятся к материальным воплощениям истории, к шедеврам предков, которые и формируют основу той самой исторической памяти.

«Наша благодарность вам, дорогие ветераны, безмерна. Своей жизнью, своей судьбой вы доказали, как важно уметь защищать ценности мира, гуманизма и справедливости».

Эти прекрасные слова президента на параде 24 июня 2020 года мало вяжутся с реальностью. Немало ветеранов, с которыми доводилось беседовать, говорили о том, что в их сегодняшней жизни дефицит гуманизма и справедливости, их давно заменил культ силы и денег. И попробуйте с ними поспорить.

P.S.

Важное уточнение: автор не выступает против священного праздника. Как и миллионы советских людей, потерявших на той войне родных, он считает Победу величайшем историческим событием. Но он против ее использования в угоду политическим и экономическим интересам нынешней элиты, которая уж точно не является эталоном патриотизма.

Михаил МОРОЗОВ, обозреватель «Труда»

trud.ru

Фото: globallookpress.com

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован