Конец конспирологии: Есть у Путина секретный план или просто система пошла вразнос?

Во что превращается трансфер власти и состоится ли он вообще

Учитывая ту внезапность — будто обухом по голове! — впрочем, отлично согласующуюся с «темным», по определению Эдуарда Лимонова, стилем правления Владимира Путина, с которой он запустил конституционную реформу, ничего удивительного в расцвете конспирологических теорий, пытающихся вычленить тайный замысел президента, нет и не может быть.

Они, можно сказать, просятся сами собой, дабы как-то объяснить действия главы государства и попытаться просчитать/спрогнозировать то направление (или -я), в котором он намеревается двинуть (или уже двигает — что будет точнее) страну.

Но, что самое интересное, ни одна из этих теорий не находит никакого фактического подтверждения.

К примеру, вот ходила твердая версия, что поправки — это начало трансфера власти, в результате которого Владимир Владимирович, по всей видимости, отдаст «престол» (по крайней мере, юридически) преемнику, а сам, дабы не потерять контроль над ситуацией, переместится в кресло то ли главы Госсовета (на что намекала «слепая поправка» о сем государственном органе), то ли оставит за собой пост председателя Совбеза, расширив его полномочия (как это произошло в Казахстане).

Однако президент сам не оставил от этого варианта камня на камне, выступив категорически против идеи двоевластия, к которому неизбежно привело бы параллельное функционирование нового президента и «национального лидера», при этом уточнив, что не намерен переходить в Госсовет после истечения срока своих полномочий. Чем привел многих конспирологов (и политологов в том числе) в недоумение: как так? И что же дальше?

Ситуацию выправила «поправка Терешковой» об обнулении президентских сроков Владимира Путина, запустившая новый виток конспирологической мысли: мол, вся реформа и была запущена ради нее.

Что, впрочем, не очень-то согласовалось как экономической (обвал нефтяных цен и мировая рецессия не лучшее время для таких трансформаций), так и с политической (многие эксперты сходились во мнении, что скандальная поправка была в большей мере адресована США, что, скорее, говорит о ее ситуативном появлении в списке) конъюнктурой.

А это, в свою очередь, уже даже не намекает, но недвусмысленно указывает на то, что у Владимира Владимировича есть какой-то другой «секретный план».

И он — с точки зрения конспирологии — уже вовсю обретает свои контуры. В пользу этого свидетельствует, во-первых, игнорирование Конституции (режим самоизоляции и делегирование надконституционных прав губернаторам), во-вторых, апробирование цифровых пропусков, в-третьих, расширение прав полицейских, которые, в частности, смогут применять оружие не только в случае «вооруженного сопротивления», но и «иных действий, дающих основания расценить их как угрозу нападения на сотрудника полиции» (последние две политолог Борис Кагарлицкий отнес к практикам нацистского режима), в-четвертых, принятие Госдумой законопроекта о создании единого федерального информационного ресурса, который будет содержать сведения обо всех жителях России.

Можно было бы подумать, что речь идет элементарно о «закручивании гаек», но, беря во внимание необходимость создания нового общественного договора (прежний был обнулен пенсионной реформой) и социальные инициативы Владимира Владимировича (например, денежные выплаты на детей от 3 до 16 лет), которые как раз и смогут стать основой нового социального договора, картинка вырисовывается несколько иная — и более масштабная.

А именно, как предположил директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков в своем телеграм-канале, разговор может идти о «новом гибридном режиме», где «военный капитализм» будет соседствовать с «социально-распределительной системой». Перспектива, мягко скажем, далеко не радужная, но хотя бы свидетельствующая о том, что у Кремля есть четкий план и все под контролем.

Однако в реальности все гораздо хуже: никакого четкого плана нет, и все эти коспирологические измышления — не более чем попытка как-то структурировать, придать осмысленности тому, что происходит сейчас в российской действительности, а именно: хаосу.

Точнее, выдать последний за какую-то упорядоченную структуру. Говоря иначе, система просто пошла вразнос, для сокрытия чего — ибо куда страшнее признать, что контроль потерян, чем даже то, что его применение ведет к ограничению свободы и вообще упадку страны! — и выдумывают все эти теории о «тайных планах».

Об этом, конечно, можно было догадаться и раньше — хотя бы исходя из того простого факта, что Владимир Путин обладает не стратегическим, но тактическим мышлением. Однако всегда оставались какие-то «полутемные» места, которые можно было бы противопоставить антиконспирологической точке зрения.

Нынешний же кризис, вызванный «двойным ударом» в виде обвала нефтяных цен и коронавирусом со всеми экономическими последствиями, явно продемонстрировал, что система с ее хваленой вертикалью власти в плане управления стала разбалтываться и разваливаться на куски, как изношенный механизм, чьи части функционируют настолько рассогласованно, что возникает ощущение, будто они действуют как бы в противовес друг другу.

Но это — тоже по большей части конспирология, то есть фантазия. Да, конкуренция наличествует, борьбу за более «тепленькое место» никто не отменял, аппаратные войны ведутся, как они и велись во все времена, но в управленческом отношении ситуацию куда вернее будет описать через формулу «правая рука, не знает, что творит левая»: «В борьбе с эпидемией каждый уровень власти действует исходя из своей корпоративной логики. Даже президентская администрация оказывается разобщенной: пока кураторы внутренней политики говорят о приближающемся плато, чтобы как можно скорее провести конституционный референдум, кураторы телевизора, наоборот, нагнетают напряжение паническими новостями о размахе эпидемии», — совершенно справедливо отмечает политолог Татьяна Становая.

В качестве примера, который расставит все по полочкам, можно привести ситуацию с выплатами медикам, работающим с коронавирусными пациентами. По словам президента, такая доплата должна составить 80 тыс. рублей в месяц для врачей, 50 тыс. рублей — для среднего медперсонала, медсестер, фельдшеров и 25 тыс. — для младшего медперсонала. Но вот незадача: в реальности эти надбавки вышли куда скромнее.

Некоторые медработники вместо обещанных тысяч получили по 100−200 рублей, поскольку чиновники стали скрупулезно высчитывать отработанное время по минутам и часам (странно, что не по секундам!).

Что, разумеется, не могло не вызвать просто шквал возмущения (и совершенно оправданного — отмечу со своей стороны), за которым последовала резкая реакция президента, раскритиковавшего губернаторов, региональные министерства и структуры помельче: «Я назвал конкретные цифры этих выплат для врачей, для среднего медперсонала, для экипажей скорой помощи и так далее. Конкретные цифры за работу с коронавирусными больными, не за время, там пять-десять минут или два часа, а за факт работы. Развели вокруг этого какую-то канитель бюрократическую, считать там что-то начали, часы какие-то, я что, поручал часы считать? Нет», — отчитал чиновников глава государства.

«Черт возьми! — подумал я, услышав эти слова президента во время очередного онлайн-совещания. — Какой шикарный пиар-ход. Ну, в кои-то веки кремлевские технологи не облажались!» Конечно, о каких-то новаторских поворотах говорить не приходится: все вернулось к хорошо себя зарекомендовавшей (правда, уже изрядно поднадоевшей) модели «царь — хороший, бояре — плохие».

Тем не менее, это прозвучало — на фоне всех этих половцев и печенегов — мощно и даже как-то свежо: наконец-таки президент призвал к ответственности уже совсем потерявших совесть чиновников!

«Определенно, — подумал я, — все так планировалось заранее: с одной стороны, работа на рейтинг, с которым у президента в последнее время большие проблемы, с другой — все провалы и недоработки обретут свои имена и фамилии, что тоже отразится на уровне доверия населения к президенту».

Но, увы! На поверку все вышло настолько банально и заурядно, что стало даже немного не по себе. Пиар-ход?! Ха-ха-ха!

Президент-то сказал, а вот правительство решило сделать не то чтобы по-своему (сложно представить, что это акт противостояния или откровенный саботаж), а по уже устоявшемуся, привычному распорядку, то есть максимально в интересах бюджета (и будущих распилов и проч.!) и минимально в интересах простых граждан, в данном случае — медиков.

И уж обвинять послушные воле сверху регионы в неисполнении — это вообще, как сейчас говорят, «зашквар». Ибо регионы в своих расчетах ориентировались на постановления правительства (№ 415 и № 418) и рекомендации Минздрава РФ, разъясняющие порядок выплат.

И то, что это — вина правительства, вынужден был даже признать сам Путин, заявив, что надо было с самого начала прописать «прозрачные и легко контролируемые» правила выплат, «тогда, наверное, было бы меньше вопросов к этим врачам, которые и так с утра до ночи работают, и к губернаторам тоже». Путинская вертикаль дала сбой уже на первой — после президента — ступени. Вот тебе и вся конспирология!

Здесь мне, конечно, можно возразить, что не стоит путать «тайные стратегии» с системой управления. Но как можно хоть что-то, включая эти «тайные стратегии», реализовать, когда нет управленческой системы? Кто в этом случае будет приводить план в действие?

В том-то и проблема, что — некому. Если уж с элементарным поручением никто не может справиться, то что будет в случае с хитроумной игрой? И я очень сомневаюсь в том, что Владимир Владимирович этого не понимает. Вот поэтому и говорить о каких-то секретных планах, якобы наличие которых и дает повод к выстраиванию конспирологических теорий, лишено всякого смысла.

Да, наверняка, у Путина есть какие-то наметки, может, даже линии, но чтоб цельная, хорошо разработанная стратегия на ближайшее будущее — это что-то из области фантастики. И выискивать за действиями властей какой-то четкий сценарий — по большому счету воображать того, чего нет.

Кремль действует ситуационно — просто по тому, что у него на нынешний момент отсутствует как место, так и средства для маневра.

Можно констатировать, что мы уже вовсю находимся в эпохе управленческого коллапса, который, помноженный на «имитационную демократию» дает повод говорить и о подступающем коллапсе политическом, когда власть уже не сможет выдержать и политическую линию (уже сейчас не обходится без провалов).

Вот из этого и надо исходить при любом прогнозе о будущем России, а не из секретных стратегий, которых в реальности нет.

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован