Вы ещё не болеете COVID-19?: Бойтесь, власть уже идет к вам с «заботой»

Почему в России больных не долечивают, врачам не доплачивают, а Санкт-Петербург впереди всего этого кошмара

Возможностью неплохо заработать стала, похоже, для многих в России кови-инфекция. И настолько эта возможность увлекла, что качество самого лечения, как и профилактика заразы, и оплата труда тех, кто сутками не отходит от больных, пытаясь облегчить их участь, как-то незаметно стали уходить на второй план.

Госпиталь для пациентов с COVID-19 в Ленэкспо в Санкт-Петербурге

За примерами далеко, в смысле, в отдаленные от центра регионы, ходить не надо. Пример совсем рядом — второй город страны, Петербург.

Крепко досталось на днях его губернатору Александру Беглову от президента РФ Владимира Путина из-за ситуации с лечением короновирусных больных и выплатам медикам. По ходу совещания, проходившего в режиме видеоконференции, глава Северной столицы взялся бодро докладывать об успехах его команды.

Госпиталь, мол, большой открыли на Васильевском острове. «Да, в павильонах выставочного комплекса «Ленэкспо», мало для этого пригодного, — заметил Александр Дмитриевич, — но это же «лучше, чем в палатке или, как мы видели в Италии или других городах (видимо, Запада — авт.), практически на матрасах». И сразу на тысячу человек.

Про этот госпиталь, как оказалось, Путин уже наслышан.

В самом Петербурге о нем говорят уже с содроганием «не так страшно заразиться вирусом, как попасть в «Ленэскпо». Он начал работать в начале мая. На данный момент свободных мест в нем нет. По словам чиновников городской администрации, везут сюда «исключительно легких пациентов», тех, у кого нет возможности самоизолироваться. По словам самих несчастных, «всех подряд».

Условия из серии «нарочно не придумаешь». Огромная, 1100 кв. м площадь павильона заставлена перегородками на манер примерочных. В каждой по две кровати, стоящие фактически рядом, о социальной дистанции говорить точно не приходится. Дверей или хотя бы ширмы нет. Обогревателей нет. Ночью приходится спать одетыми и в шапках.

Зато есть вентиляторы, грохочущие как вертолеты на подъемах. Хронически не хватает медиков. Дожидаться при необходимости помощи приходится от получаса до полутора часов. Не достает оборудования. А то, что имеется, как обмолвились подрядчики ещё на стадии обустройства госпиталя, «хватаем везде, где можно».

Среди поступающих старики с тяжелыми хроническими заболеваниями, включая онкологию, пациенты психоневрологических диспансеров, бездомные. Как результат, легкие пациенты медленно, но верно превращаются в проблемных. Которых снова надо куда-то переводить.

«И не сбежать, кругом охрана из гвардейцев и полицейских, прямо как в тюрьме», — рассказывают те, кто попал туда волей Смольного.

Именно в Смольном разрабатывалась концепция «передержки» легкобольных в «Ленэкспо». Александр Беглов ею очень гордился. Работаем, мол, не хуже китайцев (любит он оглядываться то на Запад, то на Восток!) — они построили в Ухани госпиталь за семь дней, но меньший, чем у нас. «Наш» за три недели, но почти в два раза больше. О том, сколько было потрачено на эту сомнительную стройку глава города скромно умалчивает.

Цифру неосторожно озвучил подрядчик, заработавший на этом госзаказе ни много, ни мало, 416 млн. 118 тысяч бюджетных рублей! Надо думать, когда зараза, наконец, отступит, он же будет и демонтировать госпиталь…

О многочисленных жалобах в правоохранительные органы Северной столицы тех, кому не посчастливилось оказаться на койках «Ленэкспо», а также их близких, стало известно генпрокурору России Игорю Краснову. По некоторых данным, готовится прокурорская проверка ситуации.

Сам Александр Беглов, тем временем продолжает излучать оптимизм, убеждая горожан на своей странице в соцсетях, что «госпиталь оборудован всем необходимым: санитарные шлюзы, соответствующие инфекционному стандарту с возможностью проведения обработки костюмов антисептическим растворами и душевыми кабинами для персонала.

Здесь есть два компьютерных томографа (это на 1000 с лишним пациентов!), кислородные концентраторы, транспортные ИВЛ и аппараты УЗИ экспертного класса». Осталось «увеличить количество воды (питьевой хронически не хватает — авт.) и выделить дополнительные коляски для маломобильных пациентов.

Анализы пациентов будет оценивать лаборатория НИИ Пастера. Это ускорит получение результатов». Президенту же по ходу селекторного совещания сообщил: «Госпиталь обеспечен всем необходимым»…

Зашла речь совещании российского президента с главами регионов и о выплатах медикам, находящимся сейчас на передовой борьбы с COVID-19. Об этих выплатах говорится с начала апреля. Всё всем как будто разъяснено. Но вот пришел срок получать их, и вздрогнули «фронтовые» (коль говорим о передовой) специалисты: какие там 25−50−80 тысяч рублей на руки в зависимости от должности!

250 рублей деревянных не хотите? Столько выдали, например, водителям скорой помощи в Иркутской области, транспортировавшим инфицированных. В Самарской пошли ещё дальше, объявив, что доплата полагается только тем, кто непосредственно контактировал в зараженными. И при условии, что диагноз на тот момент был уже подтвержден, симптомы не в счет.

Во Владимирской области занизили сумму выплат сотрудникам сразу 35 медучреждений региона (не только скорой, но и стационаров). А от тех, кто стал возмущаться, потребовали доказательства фактического времени контакта с коронавирусными больными!

Но всех превзошел Козельск Калужской области. Там главный врач Центральной межрайонной больницы № 3 выплатил своим сотрудникам, месяц работавшим в выездных бригадах по забору мазков у кови-инфицированных, по 27 рублей. Рассчитывал по минутам, проведенным медиками непосредственно при контакте с заразными.

Похоже, такие подсчеты имел в виду петербургский губернатор Беглов, говоря президенту страны о создаваемых в районах города комиссиях. Жаль, подробности не успел изложить, прерванный резкой отповедью Владимира Путина, вспомнившего классика с его метким замечанием: «Хотите завалить дело — создайте комиссию».

Интересно, как чиновники собирались высчитывать фактическое время работы медиков у постели пациентов — приставить к ним своего соглядатая с секундомером? С них станется, на выдумки горазды!

Особенно успешно отбивались всё это время представители власти на местах на претензии как медиков, так и рядовых граждан о нехватке средств индивидуальной защиты. Маски и перчатки исчезли в аптеках большинства населенных пунктов страны ещё в марте. Не хватает их и сейчас.

А если где и встречаются, так точно не в аптеках. Корреспондент «СП» увидела их, к примеру, на прилавке мясного киоска в Кировском районе Петербурга. И цена не самая высокая в городе — «всего» 49 рублей за одноразовую маску.

Выглядит, правда, очень уж сомнительно: обычный ситец с марлевыми завязками. Продавец, на мою реплику сами шили, что ли, в свободное от покупателей время, обиделась: хозяин лавки принес, сказал, никто присматриваться не будет.

Я позвонила в районный комитет по здравоохранению — тишина. В городском ответили: «А мы здесь причем?». В Смольном заверили: передадут по инстанции, разберутся. Правда, адрес того киоска не уточнили. А я ещё с десяток подобных точек продаж стерильных как предполагается защитных средств хотела им назвать…

Может, это правительство РФ во главе с премьером Мишустиным их так учит? С выплатами, как выяснилось, именно сие ведомство перемудрило. Если, конечно, вообще, мудрило, а не переложило все, как водится, на откуп регионам.

Решение о выплатах было принято, напомним, 8 апреля. Изложено перед всей страной главой государства достаточно внятно — кому, за что и сколько. Без каких-либо допусков и оговорок.

Соответствующее постановление российского правительства за № 484 «Об утверждении Правил предоставления в 2020 году иных межбюджетных трансфертов…» было принято без проволочек уже 12 апреля. Почему все пошло «не так», а в точности по Черномырдину «как всегда»?

— Потому что в этом документе прописано, что основанием для выплат является локальный акт медицинского учреждения (пункт 12 постановления), в котором указывается (подпункт «в») «размер выплаты стимулирующего характера в соответствии с занимаемой должностью за фактически отработанное время», — объясняет юрист Александр Локалов, отработавший в свое время не один год во властных органах. —

Это те самые часы и минуты, которые в итоге и привели к копеечным выплатам.

«СП»: — Одна «корявая» строка и такие последствия?

— Чиновничья казуистика. За другие страны не скажу, а для России она в порядке вещей.

«СП»: — Кто-то на этом мог, наверное, и хорошо заработать?

— Не исключено, учитывая, какие средства брошены сейчас у нас на борьбу с эпидемией. Очень много желающих получить заказ на производство тех же средств индивидуальной защиты, на поставку необходимой аппаратуры.

Цены на поставки при этом резко прыгнули вверх, явно неадекватные. Но кто их будет сейчас проверять, когда аппаратуры в стационарах хронически не хватает?

То постановление с его хитрой «закавыкой» было исправлено в минувшую пятницу. Осталось довести его до исполнителей на местах — близких и далеких от Москвы, Кремля.

Когда ещё дойдет до местных чинуш? Не разбегутся ли к этому времени остающиеся на посту в инфекционных больницах специалисты? Число заразившихся среди которых продолжает расти. Как и умерших.

А питерские чиновники тем временем взялись за подсчет стоимости лечения зараженных. Средства инфекционным больницам выделяются сейчас из тех, что предназначены на другие виды медицинской помощи населению.

Под шумок можно много чего насчитать…

svpressa.ru

Фото: Пресс-служба правительства Санкт-Петербурга

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован