…А без денег жизнь плохая, не годится никуда

Руководители страны не знают, сколько стоит жизнь «простого человека». Этим незнанием обусловлены многие их важнейшие решения. Но ставить простого человека на их место все-таки нельзя. Хуже будет.

Министр труда России Антон Котяков намедни заявил: он и его коллеги никак не ожидали, что предложенная президентом мера поддержки населения, выплата по 10 тыс руб на каждого ребенка от 3 до 16 лет, «окажется столь востребованной у населения».

Министра, разумеется, в соцсетях тут же распяли и пригвоздили к позорному столбу, нашим людям только дай повод устроить суд Линча. Особенно виртуальный, то есть совершенно безопасный как для линчуемого, так и для линчевателей. Особенно если «лев настоящей минуты», он же объект всеобщей ненависти, рожей не вышел. Например, отличается тучностью, как министр труда. Впрочем, если был он был дамой выдающейся красоты, ему было бы еще хуже…

Но, поскольку мы с вами разумные люди, неподверженные ажитации, давайте попробуем спокойно рассмотреть, что случилось, о чем говорил министр, почему его реплика оказалась неуместной и какие выводы из происшедшего можно сделать, если вы рациональный человек, сторонник прогресса в рамках законности. Мы же сторонники социального прогресса и законности, не правда ли?

Итак, первое, хотел ли он кого-нибудь оскорбить. Ответ – нет, если только не считать, что сказавший правду обязательно кого-нибудь оскорбляет. Министр сказал правду. Они не ожидали, что столько людей бросится оформлять себе пособие. Не хотели ничего плохого, не портили нарочно систему «Госуслуги», не осложняли гражданам жизнь, просто не рассчитали.

Очевидно, за этим должен следовать вопрос «почему не ожидали и не рассчитали?» Потому, что сами они, министр и его коллеги, за доплатой в десять тысяч отнюдь не кинулись бы. Не те деньги. Будучи нормальными людьми, поставили себя на место потребителей новой услуги. В этом и ошиблись.

Собственно, тут и кроется главное, что нужно понимать: представители высшего российского чиновничества не могут на собственном опыте оценить, как живут люди в нижней части среднего класса, тем более на пороге бедности. Нет у них для этого инструмента. Точнее, инструментом для них могут служить статистические выкладки и социологические исследования, экспертизы и публикации аналитических статей. Но собственный опыт служить инструментом не может. Он не монтируется с реальностью.

Нет, высшие чиновники совсем не обязательно беззаветные казнокрады, владельцы дворцов, поместий, яхт и гоночных автомобилей. Среди них вполне достаточно людей номинально честных. Однако между ними и человеком, для которого десять тысяч рублей – значимая сумма, лежит сразу несколько «психологически важных барьеров».

Первый из этих барьеров – средняя заработная плата по стране, на сегодня несколько меньшая 50 тыс. руб. Большинство населения страны не зарабатывает таких денег, медианная зарплата (то есть наиболее часты ответ на вопрос «сколько вы зарабатываете?» в социологических опросах) составляет на 15-20 тыс руб меньше, не редки зарплаты в 15 тыс руб. В российской провинции относительное большинство населения полагает (в свое время, два года назад, этот опрос наделал много шума) что идеальный доход мужчины, содержащего семью – примерно 75 тыс руб в месяц. Очевидно, что при таком уровне доходов – от 15 до 75 тыс руб 10 тысяч – это очень существенная сумма.

Второй барьер – средняя зарплата по Москве, столице нашей Родины, где живут министры. Эта средняя зарплата на конец 2019 года – 85 тыс руб. Опять-таки, большинство москвичей столько не зарабатывает, медиана меньше как минимум в полтора раза. Однако и средняя зарплата по Москве – слишком низкий уровень жизни для российского высшего чиновника и его окружения. (На этом уровне десять тысяч – еще заметная сумма)

Третий барьер – средняя зарплата собственно российских чиновников федерального уровня. В аппарате правительства России – 240 тыс. рублей. У министра, конечно, существенно больше, а на уровне начальника департамента министерства труда – как раз примерно столько. И вот тут, конечно, ценность десятки становится не то, чтобы совсем ничтожной. Нет. Это все еще деньги. Но не такие деньги, за которыми побежишь бегом. И если ты привык «мерить по себе» – как все мы обычно делаем – и назначаешь пособие в десять тысяч, будучи осведомлен о ценах в школьных столовых, на школьную форму и т. п., то ты, конечно, будешь уверен, что помощь окажется востребованной и нужной. Но что люди станут в очередь постараются оформить ее как можно быстрее, ожидать не станешь.

А теперь внимание, вопрос.

Только не кричите сразу, подумайте. Следует ли из сказанного, что чиновникам надо срочно, прямо сейчас, сократить зарплату так, чтобы они прочувствовали, каково приходится простому человеку? Чтобы рассчитывали цены каждой бутылки молока? Чтобы не могли себе позволить лишнего? Как обычные люди?

Правильный ответ – нет. Не следует. Нельзя этого допустить ни в коем случае. Потому что если так – ни один сколько-нибудь уважающий себя человек не пойдет взваливать на себя эту огромную ответственность. Да, начальник – это не тот, кто как в масле сыр катается. То есть бывает, конечно, с некоторыми, но смысл его работы не в этом. Да и времени на это катание особого у начальника нет. А груз ответственности – колоссальный. А опасность быть распятым – начальством, народом, правоохранительными органами, политическими деятелями – ежеминутная. Вон, на министра Котякова посмотрите.

И не надо думать, что обычный рядовой человек, тот самый, со средней зарплатой, справился бы не хуже. Не хуже, а никак не справился бы. Даже не понял бы, что, собственно, от него требуется.

Это беда и проблема современного общества: спектр задач, который стоит перед руководителями высокого уровня, очень слабо понятен большинству обычных, рядовых людей. И те, кто этот спектр задач понимает и с ним работает, должны получать большое вознаграждение. И работать в интересах большинства.

Еще раз. Нет, каждая кухарка не может управлять государством. Хотя государственное управление должно осуществляться в ее интересах. Не по ее разумению, а в ее интересах. С уважением к ней, но не по ее желанию.

Да, а как же сделать, чтобы министр Котяков и все остальные не допускали бы впредь таких ошибок? Ну, для этого есть разные непростые механизмы. Общественные советы при министерствах. Пресса. Всякого рода экспертные обсуждения. Социологические опросы, опять же… И, разумеется, выборы. На которых избиратель сообщает власти, чего он хочет.

Да, ваше мнение очень важно. Очень.

Андрей Перла, политический консультант

специально для “ОВ+”

 

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован