Доплаты Путина не спасут: От коронавируса в России умирают врачи, а не больные

Пандемия выявила такой бардак в здравоохранении, что ждать чуда не приходится

Более 22 млрд рублей доплат врачам за работу с больными COVID-19 не дошли до адресатов. 13 мая об этом заявил премьер Михаил Мишустин.

Премьер сослался на данные Федерального казначейства России: всего регионам на эти цели выделено более 27 млрд. рублей, но из них выплачено медикам немногим больше 4,5 млрд.

Мишустин отметил, что проблемы с выплатами есть даже в тех регионах, «где новая инфекция распространена наиболее сильно, и медики продолжают работать с максимальной нагрузкой». При этом на Чукотке и Магадане «даже не приступили к выплатам».

В тот же день в Госдуме отчитался министр здравоохранения Михаил Мурашко. По его словам, ситуация с распространением коронавируса «остается достаточно напряженной, но сегодня она управляема».

Форс-мажора министр не видит: дефицита коек для пациентов с уже выявленной коронавирусной инфекцией не было ни на одном этапе их развертывания, подчеркнул он. Более 100 тысяч пациентов находятся в стационарах России с подозрением на коронавирусную инфекцию, около 4 тысяч из них — дети.

Про доплаты врачам Мурашко ни слова не сказал. Зато двумя днями ранее по теме высказался президент Владимир Путин.

«Указанные выплаты осуществлены только в 56 субъектах федерации, а получили их, что называется, на руки 56 тыс. человек. А это меньше половины из числа тех медработников, кому начислены такие выплаты. А все средства на апрельские выплаты в регионы уже поступили. Поручаю главам субъектов федерации наладить работу так, чтобы до 15 мая все медицинские работники получили положенные им апрельские выплаты», — сказал во время телеобращения глава государства

Он поручил правительству и Минздраву обеспечить постоянный мониторинг и координацию ситуации.

Напомним, о каких выплатах идет речь. 8 апреля Путин рассказал, что медики, которые работают с пациентами с COVID-19, «находятся на передовой». Поэтому на три месяца, начиная с апреля, им установят специальные доплаты: 80 тыс. рублей врачам, 50 тыс. фельдшерам и медсестрам, 50 тыс. врачам скорой помощи, 25 тыс. фельдшерам, медсестрам и водителям экипажей скорой.

Медики действительно выбиваются из сил. Как не раз отмечали эксперты, власти в последние несколько лет, в рамках реформы здравоохранения, закрывали больницы, и не только инфекционные, сокращали стационарное звено, занижали финансирование здравоохранения в 1,5−2 раза.

В результате, у нас жуткий дефицит медицинских кадров: в той же скорой бригад в 1,5−2 раза меньше, чем положено, а имеющиеся бригады частично не укомплектованы — выезжает один сотрудник вместо двух, и работают эти сотрудники более чем на одну ставку. На деле, еще до коронавируса скорая работала на пределе своих сил. Сейчас же сотрудники и вовсе падают от усталости, причем финансово это практически не компенсируется.

По словам сопредседателя Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» Андрея Коновала, выплаты, которые обещал президент, правительство в своем постановлении трактует так: суммы должны выплачиваться пропорционально времени, отработанному в контакте с коронавирусными пациентами.

Для бригады скорой это может быть всего несколько подтвержденных вызовов в месяц, хотя риск всегда высок. В итоге бригада получит прибавку в разы меньше, чем обещал Путин.

Что на деле происходит с доплатами медикам, когда пандемия в России все-таки пойдет на спад?

— Деньги на доплаты медикам выделяются из федерального бюджета, они должны попасть в бюджет региональный — на это уходит некоторое время, — отмечает заведующий кафедрой гематологии и гериатрии Института профессионального образования Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, д.м.н., профессор Павел Воробьев.

— Дальше, из регионального бюджета, деньги должны быть перераспределены в бюджеты медицинских организаций. И надо понимать: к этим деньгам, скорее всего, не приложена никакая инструкция, как их выплачивать.

Если руководитель учреждения просто так берет и выплачивает деньги врачам — по указанию Владимира Владимировича, или господина Мишустина — то это называется нецелевое расходование бюджетных средств в крупном размере, со всеми вытекающими (наказывается штрафом в размере от 100 тысяч до 300 тысяч рублей или в размере заработной платы за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, — «СП»).

Поэтому главврачи, не получив четких и однозначных инструкций, как расходовать средства, на свой страх и риск начинают придумывать, как выкручиваться из ситуации.

Поэтому прежде чем обвинять главврачей в том, что они не платят деньги, надо понять: а есть ли четкие указания, как их расходовать. Зная наше любимое государство — уверен, таких указаний нет.

Конечно, страдать будут главврачи — им придется отвечать. Но на деле, виноват общий бардак в системе российского здравоохранения, который в ситуации с коронавирусом особенно ярко проявился.

«СП»: — Врачам при расчете надбавок, как утверждают в профсоюзе медиков, учитывают только время, проведенное с больным COVID-19. Это правильный подход?

— Высчитывать, сколько времени врач провел с больным, а сколько без больного — это запредельно. Если это на самом деле так, я бы за такие расчеты чиновников — фигурально — ставил бы к стенке.

Подсчитать, как распределяется рабочее время врача, я считаю, вообще невозможно. Врач может сидеть в углу и пить чай, но голова у него в этот момент может работать как три компьютера.

Все это, повторюсь, показывает одно: провалы в системе здравоохранения страны.

«СП»: — Студенты старших курсов медвузов и медфаков с 1 мая направлены специальным приказом Минздрава и Минобрнауки на производственную практику в больницы, которые работают с пациентами с коронавирусной инфекцией. Об этом ранее попросил мэр Москвы Сергей Собянин премьера Мишустина.

Студенты рассказывают, что «призывают» всех — и педиатров, и стоматологов. У нас сейчас острая нехватка врачей?

— Это тонкий вопрос. На мой взгляд, совершенно не нужно, чтобы врачи находились в больницах в такой защите, как сейчас. Эта защита не дышит. Плюс, в больницах зачастую выключают вентиляцию, чтобы не разносить инфекцию, а также закрывают окна и двери.

В итоге те, кто находится в больницах, заражаются внутрибольничными инфекциями. Воздух там буквально пропитан вирусами, а защитные костюмы медиков еще и создают внутри, вокруг человека, влажную среду, в которой вирусы чувствуют себя прекрасно.

Ведь эти защитные робы — не костюмы химзащиты. Маски и пластиковые щитки от вируса не защищают.

Неслучайно у нас сейчас количество смертей среди медицинских работников чрезвычайно высокое — приближается к 10%. По этому показателю Россия занимает первое место в мире. Это фантастика — у нас умирают не больные, а медработники!

У нас в поликлиниках и больницах от медицинских работников заражаются обычные люди. Все скученно, загромождено — все ровно наоборот к тому, как надо. Скажем, во всех инфекционных стационарах должна работать приточно-вытяжная вентиляция — высасывать оттуда миазмы. А у нас эти миазмы сидят прямо в больницах.

Врачи просто не идут работать в такие места, многие оформляют себе больничный. В начале мая в Калининграде прошел брифинг руководителя областного минздрава Александра Кравченко. Он сообщил, что 350 медицинских работников — а это и врачи, и младший медицинский персонал — категорически отказались работать с COVID-19. Уверен, это произошло как раз из-за невыносимых условий работы — на убой.

Поэтому с точки зрения физической — наверное, врачей в России хватает. Но с учетом, что реально происходит в больницах, — не знаю.

Добавлю: по стандартам, принятым во всем мире, один врач в больнице должен работать на 100 пациентов. Всю малоквалифицированную работу должны выполнять медицинские сестры. Но в России, к сожалению, структура другая — у нас врач заходит в инфекционное отделение, и часами сидит в этом помещении, в этом одеянии.

«СП»: — Когда Россия выйдет из пандемии?

— На плато по заболеваемости, я считаю, мы вышли уже во второй половине апреля. Это было отчетливо видно. Потом внезапно, скачком, у нас в два раза увеличилось число заболевших, которым приписали COVID-19.

Что произошло — я не знаю, такого скачка нигде больше в мире не наблюдалось. Видимо, мы что-то придумали со статистикой, и увеличили число зараженных вдвое. Но дальше снова образовалось плато — ситуация выглядит достаточно ровно.

Думаю, неслучайно Путин сказал, что пора думать о снятии ограничений. Видимо, в ближайшее время это и будет происходить.

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован