Геннадий Зюганов: Путину надо выбирать — или он с народом, или нет

Почему борьба с COVID-19 по рецептам Запада не приносит успеха

11 мая Владимир Путин обнародовал третий антикризисный пакет мер из-за ситуации с коронавирусом. В ходе совещания с правительством и регионами президент заявил: несмотря на отсутствие снижения числа заражений в сутки, общероссийский режим «нерабочих дней» не будет продлен.

Но и безусловного возвращения всех на работу не будет. Новый указ Путина меняет механизм ограничений: с 12 мая все предприятия работают, кроме тех, чья работа ограничена или запрещена главами регионов.

Губернаторы должны руководствоваться санитарно-эпидемической обстановкой на месте — причем не во всей области, крае и республике, а на конкретных территориях. Регионы также могут ограничивать работу общественного транспорта и автомобильные перемещения.

Московского макрорегиона, наиболее затронутого эпидемией, перемены не касаются: 7 мая столичный мэр Сергей Собянин и губернатор Московской области Андрей Воробьев продлили режим ограничений до 31 мая. Эти решения пересматриваться не будут.

Президент также представил пакет поддержки домохозяйств с детьми. Он включает разовую выплату на ребенка 3−16 лет (с 1 июня) 10 тыс. рублей, удвоение до 6731 руб./месяц «детских» пособий, расширение части других выплат. В сумме этот пакет коснется семей с 27 млн. детей, и будет стоить около 250 млрд. рублей.

Бизнесу адресован отдельный пакет мер:

— в наиболее пострадавших отраслях по списку правительства (7 млн. занятых) вводится отмена налогов (кроме НДС) за второй квартал 2020 года;

— самозанятым в регионах, где этот статус был в 2019 году доступен (340 тыс. человек, включая Москву и область), возвращаются налоги за прошлый год, в остальных регионах (650 тыс.) предоставляется налоговый кредит в размере одного МРОТ;

— открывается льготная программа условно-возвратного кредитования пострадавших отраслей на выплату зарплаты (из расчета 1 МРОТ на работника на шесть месяцев под 2% годовых): при сохранении занятости на уровне более 90% кредит будет списан, 80% – списан наполовину.

Вице-премьер Татьяна Голикова на совещании у президента впервые раскрыла правительственные критерии регионального ослабления карантина.

Критериев три: «коэффициент передачи» в регионе заражения (менее 1 — возможно ослабление), наличие незаполненных «коронавирусных» мест в здравоохранении (более 50%) и число тестирований на наличие COVID-19 — более 70 на 100 тыс. населения. Сейчас критериям могли бы соответствовать 11 регионов РФ, шансы войти в режим ослабления еще у 22 субъектов. Остальные 52 региона пока должны удерживать карантин в наиболее жесткой форме.

По данным газеты «Ведомости», суммарно новые меры поддержки обойдутся государству примерно в 800 млрд. рублей. Эти деньги в бюджете есть.

Как ранее заявил изданию министр финансов Антон Силуанов, для финансирования поддержки экономики будут использованы доходы от сделки по приобретению Сбербанка у ЦБ (покупка оплачена из ФНБ, бюджет получает часть суммы назад в виде прибыли ЦБ) — 1,07 трлн. рублей в 2020 году.

«Плюс остатки, которые перешли с прошлого года, — 1,1 трлн. рублей, из них часть будет потрачена», — сказал Силуанов.

Но дело не только в деньгах. Де-факто Владимир Путин отвел себе выигрышную роль спасителя, который раздает деньги нуждающимся. Ответственность же за борьбу с эпидемией президент в очередной раз переложил на регионы.

Способны ли они противостоять вызовам — вопрос открытый. Путин дал понять, что шесть недель карантина были, по сути, жертвой, принесенной экономикой, ради мобилизации здравоохранения РФ для борьбы с возможной — и очень большой по масштабу — эпидемией COVID-19. Прекращение режима «нерабочих дней» показывает, что мобилизация завершена. И остается всего один вопрос: насколько эффективной будет эта борьба?

— Эпидемия — это тяжкое и суровое испытание, — отмечает председатель ЦК КПРФ Геннадий Зюганов.

— Юстинианова чума в V веке выкосила почти весь восток Римской империи. В XIV веке случилась Черная смерть — чума, которая потрясла Западную Европу. В 1920-е была «испанка»: три ее волны унесли почти 5% населения планеты — больше, чем погибло в Первой мировой.

Нынешний COVID-19 — также опасная эпидемия, для борьбы с ней надо использовать весь накопленный опыт. И самый эффективный опыт был у Страны Советов. Он помог нам преодолеть все виды эпидемий. Напомню, еще в 1934 году Магдалина Покровская в Ставропольском научно-исследовательском противочумном институте получила вакцину против чумы — и испытала ее на себе лично. Вакцина оказалась удивительно эффективной.

Мы победили и холеру, и малярию. Показателен такой случай. В декабре 1959 года художник-плакатист, дважды лауреат Сталинской премии Алексей Кокорекин вернулся из Индии, заразившись там черной оспой.

Всю Москву тогда поставили на карантин. Были приняты самые жесткие меры для изоляции тех, кто контактировал с больным. В итоге погибли всего трое — сам художник, а также сотрудница больничной регистратуры и врач, принимавший Кокорекина. Остальных спасли.

И немудрено: в столице за три недели сделали 6,1 млн. прививок — настолько эффективной была система. В итоге в течение 1960 года вакцинировали всю страну — были мобилизованы десятки тысяч медработников, открыты тысячи прививочных пунктов, организованы мобильные бригады для работы в организациях и ЖЭКах.

Более того, СССР предложил ВОЗ провести вакцинацию все всем мире. Там поначалу отказались — мол, денег нет. Советское руководство сказало: не надо денег, мы сами сделаем прививки — и спасли всю планету, впервые в истории человечества победили черную оспу.

Этот опыт мог бы послужить и нынешней власти. Но он остался невостребованным.

«СП»: — Почему так произошло?

— Наше руководство, можно сказать, не выговаривает ни «советская власть», ни даже «Красная армия». Не выговаривает, что Победу одержал Сталин с компартией. У власти эти слова в горле застревают.

У нас всю страну посадили на карантин, когда случаи заболевания коронавирусом были единичными. А когда поняли, что будут миллионы безработных — забегали, и стали поручать регионам выкручиваться, кто как может.

Главный вывод из происходящего, на мой взгляд — либерального рая нет нигде на планете. Система капитализма, когда во главу угла ставится нажива, а не здоровье и духовное развитие, не в состоянии справится с пандемией. Вы посмотрите, что творится в Нью-Йорке, что было в Европе!

У нас Ельцин со своими подельниками строил страну по лекалам американизированного спекулятивного капитализма — и теперь власти хотят победить коронавирус по рецептам Запада. Но это, я считаю, невозможно.

В России выбрана неверная тактика: наши власти не хотят использовать советский опыт, и не хотят изучать опыт Китая и Вьетнама.

Во Вьетнаме, замечу, единицы заболевших и почти нет летальных исходов. В начале 2000-х в страну завезли жуткую заразу, и один из врачей ВОЗ убедил Ханой принять самые жесткие меры для 100-процентной локализации — но точечно, ограниченно. Этот опыт вьетнамцы и сейчас активно используют.

И у нас не было смысла в общероссийском карантине. Всю страну посадили под домашний арест только потому, что за три предшествующих года власти полностью разгромили первичную медицину.

Даже глава Счетной палаты Алексей Кудрин написал в своей справке: с 2017 по 2019 годы включительно уволили 42% медицинских работников. За последние 20 лет в 3 раза сократили число коек для инфицированных больных. В целом было сокращено 124 тысячи койко-мест.

Выдающиеся завоевания советской медицины неразрывно связаны с деятельностью Николая Семашко — одного из организаторов системы здравоохранения в СССР, который создал лучшую в мире систему профилактики заболеваний, начиная от диспансеризации и заканчивая всем набором необходимых медицинских учреждений.

Мы, коммунисты, борясь в Думе с разрушителями этого бесценного наследия, постоянно призывали: остановитесь, вы сумасшедшие, что вы делаете?! Ведь борьба с эпидемиями — это уникальная сфера медицины, требующая особого профессионализма.

Я сам служил в специальной разведке по борьбе с атомным, химическим и бактериологическим оружием — год просидел в резиновом костюме и противогазе. И знаю: в этой области требуются особые знания и особая осторожность.

Но нас в Думе не слушали — ломали, корежили, выбрасывали. 124 тысяч койко-мест угробили — а теперь ставят задачу 123 тысячи создать.

Наша власть не хочет ни учиться, ни слушать. Я лично говорил министру финансов Силуанову: чтобы страна успешно развивалась, чтобы была здоровой, умной и научно оснащенной, надо каждый пятый рубль тратить на социальную сферу.

Примерно 7% от расходной части бюджета на медицину, 7% на образование, 7% на науку. Это закон, игнорируя который невозможно обеспечить благополучие государства и общества. Европа и США тратят 8−10% на эти цели, а мы — 3−3,5%. На эти деньги невозможно содержать ни врачей, ни больницы. Но нашим «реформаторам» все это — как об стенку горох. И сейчас мы пожинаем плоды их разрушительной политики.

«СП»: — Что в этой ситуации можно сделать?

— Я сторонник такого правила: если случился пожар, нужно его тушить, а не ругаться. Но сейчас наступает время, когда надо расследовать причины нынешней ситуации — по линии Совета Федерации и Госдумы. Как в свое время расследовали аварию на Саяно-Шушенской ГЭС и приватизацию 1990-х.

Ведь что сейчас происходит? У нас ухари по три цены дерут за медицинские маски, которые нам поставили китайцы. Это все равно, что патроны покупать у командира, прежде чем идти в бой, или покупать входной билет в бомбоубежище в годы войны.

Если вы вводите обязательный масочно-перчаточный режим, вы обязаны обеспечить каждого защитными средствами. И не имеете никакого права их продавать. Только бесплатная раздача! Но и тут нажива господствует. Не говоря о том, что с точки зрения медико-санитарной большой вопрос, насколько маска спасает от инфекции.

Беспомощность власти проявляется и во многом другом. Да, президент регулярно собирает оперативки — тут ему нужно отдать должное. Но так уже давно нужно было действовать, не дожидаясь эпидемии и форс-мажорных обстоятельств. И даже теперь меры принимаются с жутким опозданием — и по обеспечению медицины, и по поддержке граждан.

Все спихнули на региональные власти. Конечно, регионам виднее, что делать на местах. Но когда с собакой можно погулять, а с ребенком нельзя, дети сидят в домашней тюрьме и теряют иммунитет — это в голове не укладывается.

Еще 8 апреля Путин принял правильное решение: поддержать доплатами медиков, работающих с больными COVID-19. Но сам же признал: как минимум половина из них так ничего и не получили. Мы проверили: в Ростовской области ни до одного работника скорой помощь обещанная Путиным, не дошла. А ведь прошло пять недель.

Это какая же у нас система организации, если установка президента так выполняется? Медикам «на передовой» нужны деньги, маски, костюмы — они по три раза эти костюмы стирают. Это что за система, которая не может дать им даже небольшую финансовую помощь?

«Единая Россия» всегда кричала, что за все отвечает — так хоть бы на свое политбюро вызвала тех, кто не в состоянии обеспечить нормальную работу!

«СП»: — В третьем пакете Путин предусматривает прямые выплаты семьям с детьми и раздачу условно-возвратных кредитов бизнесу. Этого достаточно?

— Нуждающимся необходимо давать по два МРОТ — по 25 тысяч рублей на человека. Иначе некому будет покупать товары, и экономика РФ не выживет. Или взять другой момент: у нас инфляция 3% в год, а кредиты населению выдают под 10−12% годовых — ну где еще вы такое видели?

Мы, коммунисты, предложили правительству реальную программу действий — бюджет развития, 12 законов, направленных на поддержку экономики. Но нас снова не слышат.

Нужно ясно понимать: потери, которые понесли люди из-за карантинных мер, не удастся восполнить в ближайшее время. Огромное большинство населения, я считаю, обречено мыкаться — завтра мы будем жить в новом, гораздо более суровом и сложном мире.

А у власти все опять крутится вокруг рыночных отношений. Причем, эти отношения чисто эксплуатационные, грабительские. Ведь из 20 развитых стран только Россия отказалась от прямых выплат гражданам в качестве поддержки. Лишь сейчас — запоздало — власти пытаются что-то сделать.

Напомню, с 1990 года русских вымерло 20 млн. человек — это потери, сопоставимые с Великой Отечественной войной. И это — результат нынешней политики Кремля: финансовой, экономической, информационной и психологической.

Русская душа не принимает ту спекулятивную схему, которую насильственно навязал нам Ельцин вместе с Гайдаром, Чубайсом и их последователями.

Сейчас, казалось бы, все стало ясно. Но нет — власть и теперь выводов не делает. И Путину, я считаю, надо выбирать: или он с народом, или с этой публикой, умеющей только разрушать и провоцировать кризисы. Промедление с выбором дорого обойдется и народу, и самой власти.

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован