Россиян одолел страх и раздражение

Почему россияне самовольно снимают маски и выходят из изоляции, и ждать ли протеста

У россиян растет тревожность, страхи, а то и раздражение — к такому выводу пришли эксперты ВИЦОМ, Российской ассоциации политконсультантов (РАПК) и федеральной экспертной сети «Клуб регионов» во время опроса экспертного сообщества регионов.

Более двух десятков экспертов — политологов, политтехнологов, социологов — рассказали о настроениях и чаяниях жителей разных регионов и страны в целом и пришли к выводу, что россияне совершенно устали от ограничительных мер.

Люди устали от невозможности получать привычную зарплату и работать, от сложностей в получении госуслуг через дистанционные каналы, от разных правил для разных категорий граждан и бизнеса, когда какие-то компании продолжают функционировать и получать поддержку, а какие-то умирают.

Устали от того, что по телевизору чуть ли ни апокалиптические картины, а на улицах в регионах продолжается жизнь. От отсутствия какой-либо четкой информации о будущем. Из-за множества таких факторов уровень недовольства людей, по мнению экспертов, достиг пиковых с 1991 года значений.

Эксперты разных регионов называли разные основные причины недовольства людей, но в их ответах есть общие черты.

Вот несколько мнение из регионов.

Политолог из Калининградской области Соломон Гинзбург: «Та тревожность, которая присутствует в области, может трансформироваться в очень жесткие силовые варианты, в латентную агрессию. Сейчас идет сращивание социального и политического протеста… После эпидемии усилятся центробежные тенденции. Для сохранения страны срочно необходима ее демократизация, отказ от фейковых институтов».

Политконсультант из Пермского края Людмила Ознобишина: «Пик эпидемии у нас в регионе позади. Народ стал появляться на улицах. Исходя из данных соцопросов, которые мы проводим в регионе, напряженность сконцентрирована в категории людей 31−45 лет. Это те люди, которые пострадали от последствий коронавируса — предприниматели, люди с высшим образованием, которые ожидают реальных мер поддержки. Но каких-то весомых мер до сих не было».

Политолог из Липецкой области Алексей Чучмарев: «Тревожности добавляет и весь тот негатив, который идет с федеральных каналов. Запугивание идет во всех программах. Позитива нет. Вдобавок люди кричат, уберите от нас москвичей, мы боимся заразиться».

Все это приводит к тому, что жители регионов перестают соблюдать режим самоизоляции, бизнес старается работать хотя бы подпольно, а кто-то и вовсе не верит в опасность коронавируса.

О том, почему обстановка продолжает нагнетаться, как долго продлится недовольство россиян и к чему оно может привести, «Свободной прессе» рассказал один из авторов доклада, президент Российской ассоциации политических консультантов Алексей Куртов:

«СП»: — Чем, на Ваш взгляд, больше всего недовольны россияне? Есть что-то такое, что убрать, и значительно снизится градус недовольства?

— Мне кажется, главная причина недовольства в том, что россияне не получают достаточно информации для того, чтобы адекватно и спокойно переживать это время. Они недовольны разнонаправленностью сигналов, идущих от власти, из телевизора, от соседей.

Когнитивный диссонанс, который сейчас наблюдается у жителей страны, обусловлен тем, что по телевизору им показывают одно, из уст руководителей страны и министров они слышат другое, местная власть говорит им третье, а на улице они видят четвертое.

При этом медики пока не могут сказать, когда эпидемия закончится, и что будет с экономикой — тоже неизвестно. И вот это состояние неизвестности, непонятности, недостаточности информации приводит и к фрустрации, и возникновению страхов и тревожностей.

«СП»: — Информация о чем сейчас нужна людям больше всего?

— Им нужна информация о том, как жить. Что будет, когда они проснутся завтра утром, что изменится к вечеру, что сделано сегодня, что получилось и что нет. Здесь самое большое заблуждение — пытаться сделать красивую мину при плохой игре.

Не надо пытаться улучшить реальность по телевизору, люди это видят. А вот адекватная информация востребована. Нужно рассказывать, когда планировали какие-то действия, например, введение масочного режима, но он, допустим, ничего не дал.

И, значит, от него нужно по-честному отказаться. Нужно говорить, что не получилось, а не делать вид, что все хорошо, все по плану. Люди видят, что это не так. И для них это является травмирующей психологической информацией.

«СП»: — Что, на Ваш взгляд, больше всего тревожит людей по поводу будущего?

— Наши исследования показали, что люди больше боятся экономических последствий пандемии, нежели болезни или даже смерти. То есть страх смерти ушел на гораздо более далекий план, чем ощущение того, что может случиться непоправимая потеря финансового состояния человека. Их это волнует гораздо больше.

«СП»: — Долго ли продлится недовольство, когда ограничительные меры будут сняты?

— Все зависит от того, как долго продлятся ограничения и с каким экономическим состоянием мы войдем в ситуацию выставления. Пока о сроках говорить трудно. Но уже сейчас накоплено достаточно страхов и недовольств, чтобы в ближайшие месяца два-три это не успокоилось. Состояние фрустрации быстро не проходит.

«СП»: — Во что-то конкретное выльются эти страхи и тревожность? В какую-то активность на улицах?

— Я думаю, если говорить о действиях — то ни во что не выльется. В качестве клапана для выпуска экстренного пара работает интернет, есть онлайн активность, там как-то это все канализируется. Выходить на улицу и выражать свои недовольства люди вряд ли будут: очень много сейчас принято властью жестких ограничительных мер, чтобы люди даже не думали об этом.

Во всяком случае, пока действуют в явном виде ограничения, связанные с коронавирусом — не выходить на улицу без причины, не собираться больше определенного количества человек и прочие, пока есть штрафы и наказания — я думаю, что говорить о какой-то ярко выраженной офлайн активности не стоит.

«СП»: — Ждет ли нас протестное голосование в сентябре?

— Практика показывает, что общество практически всегда выходит из кризиса с благодарностью к власти. Особенно это актуально для общества авторитарного, а мы сейчас уже можем говорить, что у нас именно такое.

У нас есть один лидер, который соединяет в себе все связанное в сознании людей с представлением о высшей власти в стране. Поэтому обычно СМИ и сами власти пытаются жителям доказать, что именно государство помогло выйти достойно из сложной ситуации. Во всяком случае, инструментов для этого у власти достаточно, и я думаю, она будет этим пользоваться.

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован