Тревожный чемоданчик

Два пункта из составленного МЧС списка его содержимого могут вогнать в ступор: это некоторые лекарства и туалетная бумага

В праздничные майские дни в МЧС составили список того, что стоит положить в «тревожный чемоданчик» на случай госпитализации из-за коронавируса.

Большая часть вещей в списке не вызывает никаких вопросов. Это паспорт, медицинский полис, гаджеты и зарядки к ним, пижама и косметика. Но два пункта запросто способны вогнать в ступор думающего человека.

Во-первых, это просьба к пациентам иметь с собой лекарства от простуды, расстройства желудка и обезболивающие, а во-вторых, необходимость брать с собой в больницу туалетную бумагу.

Когда журналисты перепроверяют собранную в работе над материалом информацию, они используют несколько непреложных правил, и одно из них звучит так: если кто-то свидетельствует против себя, этому можно верить.

Если государственное ведомство (а речь идет ни много ни мало о Всероссийском научно-исследовательском институте по проблемам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям) прямо признает, что в инфекционных больницах и отделениях, перепрофилированных по инфекционным стандартам, нет банальных средств от диареи, это действительно так.

И это звучит как приговор всей нашей эпидемиологии, санитарно-гигиеническим правилам и здравоохранению в целом.

Предложенный список прямо говорит россиянам: да, возможно, мы сумеем достать для вас лекарства от ВИЧ и малярии, которые, возможно, помогают при коронавирусе.

Но никто не позаботится о том, чтобы эти лекарства не убили ваш ЖКТ, никто не облегчит вам возникшие проблемы с пищеварением и работой кишечника. Берите средства от расстройства с собой.

Просьба захватить с собой средства от простуды вызывает еще большее недоумение. Это что, простите, надо брать с собой, собираясь в отделение, специально предназначенное для приема температурящих больных с пневмонией? Пропавший из аптек парацетамол? Антибиотики, которые без рецепта не купить? Или сушеной малиной запасаться — хотя в наших больницах пациентам не то что кипятка — даже питьевой воды обычно не полагается.

Но самое шокирующее в списке от МЧС – это, несомненно, туалетная бумага, этот гигиенический водораздел между советским наследием в виде одного туалета на больничное отделение, где шесть палат, и отношением к пациентам как к людям, которые и без мелких бытовых унижений достаточно страдают от своих болезней.

Если начать спрашивать знакомых, наверняка большинство из них скажут: да так было всегда, надо было свою кружку-ложку в больницу брать и свою туалетную бумагу. Моя приятельница в прошлом году рожала в хорошей московской больнице, лежала в крутой платной палате с претензиями на интерьерный дизайн и плазменным телевизором. И при этом туалетной бумаги, представьте, у нее в санузле не было. А вы мне про полеты на Луну…

И не стоит даже говорить о том, что в туалете, где туалетная бумага отсутствует как явление, нет ничего страшного.

Во-первых, даже предложение обратиться с просьбой к персоналу или соседям по несчастью, пока «с воли» не передали заветный рулончик, уже унизительно. Как минимум из-за самого предположения, что кого-то надо о чем-то спросить.

А во-вторых, давайте представим себе человека, госпитализированного с коронавирусом. У него слабость, высокая несбиваемая температура, проблемы с дыханием. В таком состоянии просто встать с постели и доползти до санузла — уже само по себе подвиг. А дойти, развернуться и пробежаться по палатам в поисках клочка бумажки?

Ладно, допустим, наши люди — титаны, закаленные в кризисах, они с этим справятся. А дальше что? Больные коронавирусом находятся в стационарах по две недели. Любые передачи в инфекционные больницы запрещены, в перепрофилированных отделениях пока даже информирование родственников не могут наладить, не говоря уже о передачах для пациентов.

Да и родственники, как контактные лица, те же две недели проведут на карантине с запретом даже на прогулки к ближайшему мусорному баку, не говоря уже о поездках в больницы.

Это сколько же, получается, надо с собой туалетной бумаги брать? Особенно учитывая отсутствие в стационарах средств от диареи? Тележку? А заодно литр санитайзера, чтобы обрабатывать сиденье унитаза, которое приходится делить с парой десятков таких же страдальцев?

И ведь нельзя сказать, что эти чудовищные провалы — следствие перегруженности российской системы здравоохранения из-за COVID-19. Нет, для наших больниц и поликлиник состояние войны — вполне привычное и нормальное. У них всегда то оптимизация, то импортозамещение, то майские указы и нацпроекты, из-за которых почему-то всегда урезают фонды и сокращают ставки.

Может быть, дело в самом подходе? В глубоко укоренившемся расчеловечивании пациента, неумении смотреть на него как на человека, у которого есть чувства, есть достоинства, есть элементарнейшие нужды?

Мы ни за что не справимся с коронавирусом, если в больницы не начнут закупать хотя бы простейшие средства гигиены. Питьевая вода, мыло и туалетная бумага должны быть в наличии, в избытке — и это не может быть предметом для обсуждения.

Как не может быть двух мнений насчет самодеятельности с принесенными из дома лекарствами. Ведь лечащий врач должен понимать, каким образом между собой будут взаимодействовать принимаемые медикаменты, должен контролировать дозировку и быть уверенным в качестве препаратов.

Это вопросы не комфорта, а выживания. Или вам так не кажется?..

Вера МИХАЙЛОВА

trud.ru

Фото: globallookpress.com

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован