Странный юбилей

В феврале этого года, еще до всех карантинов, Владимир Путин подписал указ о единовременных выплатах к юбилею ветеранам войны и труженикам тыла. Тогда же стало известно точное их число – ветеранов на начало февраля насчитывалось 537 057 человек, а тыловиков – 611 284 человека.

Цифра эта лишь на первый взгляд большая, ведь через войну, без преувеличения, прошла вся страна. При этом, как ни печально, для большинства из них это – последний юбилей Победы.

Война уходит в прошлое. Вслед за ветеранами год за годом становится все меньше их детей и внуков – тех, кто вживую видел и слышал участников событий. Для моих детей Великая Отечественная это уже фото их прадеда и его пиджак с наградами. Часть истории семьи, не более того. Казенный пафос их раздражает уже, пожалуй, больше, чем наше поколение. Водолазы с фотографиями участников войны, идущие по дну Оки, предложение 75 раз прыгнуть через скакалку, акция под двусмысленным названием «Поем двором»  и многое иное – все это выхолащивает суть праздника. Попытки, с другой стороны, объявить этот день днем скорби по погибшим – другая крайность. 9 мая это в первую очередь радость от того, что война закончилась, и люди вернулись домой, к своим родным. Именно поэтому лично для меня это глубоко семейный праздник, лозунгом которого должны стать слова адмирала Макарова: «Помни войну». Помнить, а не повторять.

Парады, разгон облаков за полмиллиарда рублей , праздничный салют – который в этом году мэр Москвы предложил не смотреть  – все это очень красиво и пафосно, но к реальной памяти отношения имеет мало. Память о войне – это публикация всех документов, чем уже несколько лет занимается Министерство обороны, за что им огромное спасибо. Ресурсы «Подвиг народа» и «Память народа»  это прекрасная возможность заполнить пробелы в истории своей семьи. В этом году они стали выкладывать фотографии с военно-учетных документов – а для многих это единственная возможность увидеть своего деда или прадеда. Память о войне – это уход за воинскими захоронениями и поиск павших, ведь «война не закончена, пока не похоронен последний солдат». Но где Коля или Миша, лежащий до сих пор на Синявинских высотах – и где полмиллиарда рублей? Память о войне – это нормальная научно-популярная литература для детей, без ура-патриотизма рассказывающая историю нашей страны. Память о войне – это «Бессмертный полк», на который выходят миллионы людей по всему миру, отдавая дань памяти своим родным.

Официальный запрет на проведение «Бессмертного полка» в этом году, как массового мероприятия – как удар под дых. Много лет подряд я с друзьями иду по Тверской к Красной площади и чувствую удивительное единение со всей этой колоссальной массой народа, среди который нет ни агрессивных, ни пьяных. Я долго думал, почему так случилось и, кажется, нашел ответ. Мы же все идем со своими дедушками и бабушками, как в детстве и вести себя плохо просто в голову не приходит. Не потому, что накажут – а потому что расстраивать их не хочется. В прошлом году во время шествия Бессмертного полка в Москве начался ливень, но люди не разбежались, они продолжали идти, они открывали зонты и прятали под них не себя, а фотографии, которые несли.

В этом году нам предлагают выходить на балконы и вставать в окнах с портретами участников войны, возлагать виртуальные гвоздики к фотографиям памятников, виртуально поминать наших родных. Я, наверное, очень несовременный человек. И поэтому 9 мая, как завещал мой дед, кавалер четырех орденов Отечественной войны, прошедший всю войну от Москвы до Вроцлава старший лейтенант противотанковой артиллерии, я выпью за нашу Победу и за память всех павших – и пойду с его фотографией от Белорусского вокзала до Красной площади. Потому что «Бессмертный полк» должен быть настоящим. Каким бы странным ни был этот юбилей.

 

Тимофей Шевяков
специально для «Омутнинских вестей+»

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован