Нина Сажина. Воспоминания о голодном детстве

Нина Сажина, в девичестве Косолапова, родилась 18 марта 1929 годав деревне Дубры Фаленского района. Вспоминая военное детство, женщина сокрушается о том, что, хотя и не была под бомбежкой, детства она не видела.

В деревне было 90 домов, люди трудились на полях, которые все были разработаны. Родители и отца и матери жили тоже в этой деревне. Когда родители Нины поженились, семья у них росла постоянно. Первая девочка родилась в 1926 году. Мать Нины родила 10 детей, но они не все выживали. К началу войны детей осталось шестеро.

Постепенно в деревне стало плохо жить, в 1937 году семья Косолаповых переехала в Омутнинск в поисках лучшей жизни. Там уже жил брат отца. Сначала снимали жилье, потом купили маленький домик на ул. Трудовых Резервов.Рядом с домом во время войны была расположена фабрика «Ручка», где изготовляли перовые ручки.

– Сразу за дом не расплатились, и к началу войны долги за него оказались на маме, – рассказывает Нина. – Папа и мама работали на хлебозаводе. Там же работал папин брат. Он был мастером по белому хлебу, а папа стал мастером по черному. Еще до войны мы приходили к нему, он угощал нас караваем.

Отец Косолапов Гаврил Иванович ушел на фронт летом 1941 года. Он был ранен, лежал в госпитале, потом снова воевал на фронте. Оттуда он уже не вернулся и погиб где-то под Ржевом.
Нина вспоминает, что ей не удалось его проводить, пришлось нянчить младших детей. К тому времени умерли два маленьких брата. Один брат заболел воспалением легких, и мама принесла его в больницу. Пока ждала там, в коридоре, ребенок умер на ее руках. Старшие девочки, с помощью соседки выкопали могилу, на хлебозоводе сделали гробик. Так и похоронили брата. Потом умер еще один брат. И остались четыре девочки. Кроме старших еще были сестры 1937 и 1939 годов. Старшую сестру рано мобилизовали на разные работы.

От военного времени остались воспоминания, как дети топили печку и грелись возле нее все четверо. Мама постоянно была на работе на хлебозоводе.

– Когда мы получили деньги за папу, то купили корову, – продолжает вспоминать женщина. – Пытались прокормиться молоком, но ей нужно было много сена. Мама после работы бегала косить траву за рекой Бисерой. Девочки тоже помогали. Как могли, женскими руками, сделали для коровы хлев из досок, но бедной корове зимой там было холодно. Пришлось корову через год продать. В хозяйство взяли козу. Она спасала от голода.

Во время войны Нина еще училась. Тогда в Малагово была двухэтажная школа. Но и учась, приходилось много работать. Летом на прополке, на сенокосе, осенью на уборке урожая. Приходилось и дрова пилить. Ходили на работу вместе с учительницей. Приходили домой уставшие и голодные. А согреться и утолить голод, было нечем.

Закончив 8 классов, Нина пошла работать на хлебозавод. Сначала уборщицей, потом в бараночном цехе, экспедитором, кассиром. Толкала вагонетки с хлебом, раскладывала на стеллажи. Возила хлеб по точкам продаж. Много всяких работ перепробовала.

В поселок Восточный семья приехала в 1967 году, когда уже в семье было двое детей. Работала в бухгалтерии химзавода. Отсюда и вышла на пенсию.Сейчас есть и внуки и правнуки, недавно родился первый праправнук.

Нине Гавриловне бывает порой обидно за свое трудное детство:

– Мы не видели детства, постоянно хотелось кушать, а ничего не было. Старшая сестра и я ходили в подполье за овощами и брали там строго по норме. Если мы возьмем лишнюю картошину, то ничего не останется на семена, а это значит, что в будущем нас ждал голод. Несмотря на то, что мне приходилось трудиться в войну вместе с другими детьми, статуса труженика тыла у меня нет, – обижается пенсионерка. – Это значит, что мне не положены никакие привилегии. А дети войны сегодня в государстве не в почете. Нам ничего не положено.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован