Симптом коронавируса: Кланам Кремля не до спасения России, там, похоже, делят власть

Помощь получат всего треть предприятий, а гражданам даже налоги не ослабят

Четверка крупнейших российских бизнес-объединений: Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП), Торгово-промышленная палата (ТПП), «Деловая Россия» и «Опора России» — направила премьер-министру Михаилу Мишустину письмо с совместными предложениями по мерам поддержки экономики и населения для ускорения выхода из кризиса и успешного посткризисного развития.

В частности, предлагается ввести мораторий на уплату НДФЛ с зарплат россиян менее 5 МРОТ (МРОТ в 2020 году равен 12,13 тыс. руб., то есть речь идет о суммах в 60,6 тыс. руб) и распространить отсрочки по налогам и страховым взносам на все предприятия.

Среди основных предложений бизнес-объединений также есть субсидирование кредитов на модернизацию и техническое перевооружение производств в размере ключевой ставки ЦБ (5,5%), а также расширение программы льготных кредитов системообразующим компаниям на пополнение оборотных средств, которую предложил президент, путем увеличения лимита до 10 млрд руб., но не более 10% от оборота компании;

введение механизма отсрочки по уплате процентов по кредитам до конца действия карантинных с последующей капитализацией процентов для поддержки системно значимых компаний;

запуск вечных облигаций госкомпаниями с предоставлением банкам, которые будут их выпускать, 100% госгарантий государства;

субсидирование банками и государством льготного периода по уплате процентов по потребительским кредитам на два месяца, перенос максимального объема госзакупок на второй квартал 2020 года и разработка госпрограммы адресной помощи населению (товары первой необходимости, продовольствие, социально-бытовые услуги и т. д.) с размещением прямых заказов на предприятиях;

расширение программы зарплатных кредитов для всех предприятий (а не только малого и среднего бизнеса из пострадавших отраслей экономики) под гарантии ВЭБ. РФ для банков, а также субсидирование процентной ставки в размере ключевой ставки при условии сохранения занятости на уровне 85%;

распространение полугодовых отсрочек по всем налогам (кроме НДС) и страховым взносам на все предприятия, а для компаний, чья выручка упала более чем на 50% за месяц, введение налоговых каникул, подъем в два раза порога отнесения компаний к категориям микро, малого и среднего бизнеса как по численности сотрудников, так и по обороту;

перенос всех плановых проверок бизнеса с 2020 год на 2021 год по плану Генпрокуратуры и отмена всех внеплановых проверок.

Напомним, президент России Владимир Путин 28 апреля поручил правительству разработать новый пакет неотложных мер поддержки экономики и граждан и подготовить национальный план действий по нормализации деловой жизни.

Ранее правительством были приняты два пакета поддержки экономики, в настоящее время, по словам министра экономического развития Максима Решетникова, готовятся третий и четвертый. Общая сумма помощи в рамках двух пакетов оценивается в 2,1 трлн руб.

При этом стоит отметить, что объем выделяемой помощи в России кратно меньше, чем в США, странах ЕС и Китае и, как считают экономисты, не позволит в нужной мере поддержать ни население, оказавшееся в критической ситуации, ни бизнес.

Но и выделяемая правительством помощь получат далеко не все. Как подсчитала аналитическая служба международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza, претендовать на безвозмездные гранты со стороны государства не смогут две трети малого и среднего бизнеса, 4,24 млн компаний и индивидуальных предпринимателей, не относящихся к пострадавшим от коронавируса отраслям, окажутся «за бортом».

Расчеты показывают, что выплаты в размере 12 130 руб. на каждого сотрудника в течение двух месяцев смогут получить около 1,74 млн МСП из 11 отраслей, признанных правительством наиболее пострадавшими от пандемии, при условии сохранения этими компаниями 90% рабочих мест.

Общая сумма грантов может составить до 71,7 млрд руб. Однако этой мерой поддержки будет охвачено лишь 29%, или менее трети всех МСП.

При этом претенденты на получение поддержки распределились по регионам неравномерно.

В десятке регионов с наибольшей долей МСП, которые смогут претендовать на гранты, лидирует Ямало-Ненецкий автономный округ (43%), Дагестан (42%), Чукотский автономный округ (40,9%), Ханты-Мансийский автономный округ (40,6%), Белгородская область (36,6%), Ненецкий автономный округ (36,4%), Республика Коми (36,3%), Забайкальский край (36,2%), Мордовия (36,1%) и Липецкая область (35,%).

Самая низкая доля МСП, которым положены прямые выплаты, в Москве (20,3%) в Ингушетии (22,2%), Санкт-Петербурге (22,7%), Новосибирской области (25,4%), Калининградской области (26,7%), Ярославской области, Калмыкии и Вологодской области (по 27,6%), Башкортостане (27,7%), Челябинской области (27,9%), Омской области (28,0%) и Самарской области (28,1%).

— Эти объединения существенно отличаются друг от друга: одни включают крупные компании, другие — только организации, относящиеся к среднему и малому бизнесу—считает политический обозреватель газеты «2000» Дмитрий Галкин.

— А ТПП является структурой, призванной содействовать всем предприятиям, независимо от величины и формы собственности. Поэтому то, что у них сформировалась единая позиция, говорит о том, что проблемы с выплатой заработной платы своим работникам (даже уменьшенной до «белого» оклада) возникли, как у ведущих корпораций, так и у небольших фирм.

В сложившейся ситуации просьба отменить НДФЛ для низкооплачиваемых работников представляется совершенно обоснованной. Такая практика существует во многих странах, и в условиях экономического кризиса подобная мера позволит снизить угрозу массовых увольнений на крупных предприятиях и облегчит трудоустройство тем, кто уже потерял работу.

«СП»: — Многим ли это поможет? А выдержит ли бюджет?

— Дефицит бюджета неизбежен. Сейчас не время сокращать бюджетные расходы: если не удастся предотвратить массовую безработицу, то у государства попросту не хватит средств для того, чтобы сохранить социальную стабильность. Поэтому нужно использовать все имеющиеся ресурсы для того, чтобы предотвратить увольнения, не допустить падения уровня оплаты труда и поддержать платежеспособный спрос.

«СП»: — Пойдет ли правительство на это?

— Пока мы не можем даже предположить, что собирается делать правительство, поскольку сколько-нибудь внятная стратегия у него отсутствует. К сожалению, есть основания предполагать, что разногласия внутри экономической и политической элиты не позволяют выработать программу действий по спасению экономики.

Между тем, если в ближайшее время власть не сумеет принять меры, позволяющие гарантировать сохранение потребительского спроса и нынешнего уровня занятости, нам всем придется дорого заплатить за бездействие государственного руководства.

«СП»: — Претендовать на безвозмездные гранты со стороны государства не смогут две трети малого и среднего бизнеса — «за бортом» останутся 4,24 млн компаний и индивидуальных предпринимателей, не относящихся к пострадавшим от коронавируса отраслям. Серьезный ли это удар для экономики? Почему так получается?

— Нужно принять во внимание то, что самозанятым власть вообще помогать не собирается. Подобное стремление сэкономить средства, которые, насколько я понимаю, предполагается направить на поддержание финансовой стабильности, может привести к глубокому социально-экономическому кризису.

Судя по всему, власть больше всего опасается финансовой дестабилизации. Но, как мне кажется. главную опасность для нее представляет перспектива роста социального недовольства, вызванного массовой безработицей и снижением уровня жизни.

«СП»: — Как определяются «пострадавшие»? Кто составляет список? Чем объяснить региональные различия? Почему самая низкая доля МСП, которым положены прямые выплаты, в Москве?

— Скорее всего, эти различия объясняются противоречиями между внутривластными группами, предлагающими собственные сценарии выхода из кризиса. Причем как можно заметить, в последнее время вновь предпринимаются попытки снизить влияние и популярность Сергея Собянина. Эти, может, объясняться и нежелание правительства оказывать помощь московским предпринимателям.

«СП»: — Болезнь Мишустина и приход Белоусова что-то изменит? Или полномочий Белоусова недостаточно для существенных изменений?

— Создается впечатление, что внезапная болезнь Мишустина, который все-таки не устранился полностью от управления и пообещал «оставаться на связи», является признаком обострения внутривластных противоречий.

Если это действительно так, то положение дел может быть еще хуже, чем кажется. В таком случае нас вместо деятельности государственного руководства по спасению экономики ожидает борьба между внутривластными группами за возможность распоряжаться бюджетными средствами в собственных интересах.

По мнению преподавателя кафедры международной политики и зарубежного регионоведения Института общественных наук РАНХиГС при президенте РФ Сергея Маргулиса, инициатива бизнес-объединений позитивно скажется на фактических доходах россиян и, соответственно, стимулирует потребительский спрос, что, безусловно выгодно для бизнеса.

— Относительно, того какая доля предприятий окажется в выигрыше от этого, пока сказать сложно. На мой взгляд, в нынешних условиях, более полезно было бы для бизнеса наложение моратория на взносы во внебюджетные фонды, т.к. это позволило бы сократить реальные расходы предприятий. Но в принятие такой меры верится с трудом.

«СП»: — А непосредственно людям что это даст? Много у нас людей с такой заплатой и что для них будет означать отмену НДФЛ?

— Официальную зарплату менее 60 тыс. получают более 80% наших граждан. При этом нельзя утверждать, что все они живут на эти деньги т.к. многие получают часть заработной платы «неофициально», либо имеют иные доходы. Отмена НДФЛ, безусловно, способна помочь тем гражданам, которые имеют действительно низкий уровень доходов.

«СП»: — Пойдет ли правительство на это? Почему?

— Очень сильно сомневаюсь, что правительство готово пойти нас такие меры, так как это существенно снизит налоговые поступления в бюджет. Максимум речь может идти об отмене НДФЛ для малоимущих, то есть чей уровень доходов близок к МРОТ или чуть более, о чем дискуссии шли ещё в декабре прошлого года.

«СП»: — Претендовать на безвозмездные гранты со стороны государства сможет лишь треть малого и среднего бизнеса. Почему так получается? А остальные? Что ждет их?

— К сожалению, в список попали только 11 отраслей, хотя в действительности пострадавших гораздо больше! Например, в этот перечень не попал бизнес «Такси», который во многих регионах де-факто встал, не получат компенсации предприниматели, чей бизнес связан с с/х и имеет определенную сезонность.

Например, торговцы рассадой в аграрных регионах нашей страны из-за закрытия местных рынков и режима самоизоляции не в состоянии реализовывать свою продукцию, которая уже через месяц не может быть реализована и т. д.

Также «за бортом» остаются компании имеющие налоговые задолженности, причём, которые могут быть минимальны и о которых предприниматели часто даже и не осведомлены, это обычная ситуация в бизнесе … Логично было бы вводить такого рода «санкции» только против злостных «неплательщиков».

Ответь на вопрос «что их ждёт?» крайне сложно т.к. все зависит от конкретной отрасли и конкретной компании. Например, некоторые предприниматели уже заявили, что помощь государства для них кардинально не меняет ситуацию т.к. в серьезном кризисе вся отрасль и выход из неё зависит только от продолжительности эпидемии COVID-19.

«СП»: — Можно ли ожидать расширения помощи бизнесу и что для этого должно произойти?

— Нет сомнений, что государство будет стараться и дальше оказывать помощь бизнесу, но при этом очевидно, что всем предприятием это не поможет и часть из них все равно будет вынуждена уйти с рынка.

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован