Сражение за Зееловские высоты: «Ядовитый гном» продержался всего четыре дня

Почему прорыв наиболее укрепленного района на подступах к Берлину вызывает бешенство у русофобов

75 лет назад, с 16 по 19 апреля 1945 года, нашими войсками был взят мощнейший немецкий укрепленный район недалеко от города Зеелов, что в 90 км к востоку от Берлина.

Разгром был бы быстрее и менее кровопролитным, если бы в конце марта Гудериан, начальник Генштаба Вермахта, не убедил Гитлера и Гиммлера в назначении нового командующего группой армии «Висла» (создана для обороны Берлина и состояла из 3-й танковой армии, 2-й и 9-й пехотных армии).

До этого защитой столицы Третьего Рейха командовал сам Гиммлер. Его преемником на посту руководителя «Вислой» стал Готхард Хейнрици с армейской кличкой Unser Giftzwerg — «крепкий маленький ублюдок» или «ядовитый гном».

Именно этот «маленький ублюдок» обеспечил выживание немецкой 4-й армии после советского контрнаступления в декабре 1941 года в битве за Москву. Гудериан понимал, что Хейнрици не остановит русских, но точно знал, что тот обеспечит максимальное число потерь в наших наступающих войсках. «Ядовитый гном» не жалел ни своих, ни чужих.

Зееловские высоты являли собой глубоко эшелонированную оборону, состоящую из типовых казематов, бункеров, бетонных подземных туннелей и других долговременных оборонительных сооружений, обозначенных в Вермахте «Типами 134, 272, 501, 622, 669, 677, 683» и так далее.

Именно здесь разместилась наиболее сильная в Вермахте 9-я армия, та самая, которая вела бои в районе Ржева в 1943 году и участвовала в Курской битве.

По данным из немецких источников, общая численность 9-й армии в начале сражения за Зееловские высоты составляла около 84 000 человек. Еще 60 000 солдат Фольксштурма, размещенные в Берлине и его окрестностях, составляли резерв, которым Хейнрици мог полностью распоряжаться. Поддержку войскам «ядовитого гнома» оказывали 512 танков, в том числе «Тигры», 243 самоходных орудия, 340 единиц артиллерии и более 300 зенитных орудий.

Хейнрици учел тактику советских войск, которая обеспечила Красной Армии бронетанковый прорыв во время катастрофического немецкого отступления в Польше. Он организовал три оборонительные линии шириной в 10 километров. На каждой из них были созданы позиции для перегруппировки во время тактических отступлений и объединений выживших частей.

Первая линия немецкой защиты Hardenberg-Stellung состояла в основном из минных полей и противотанковых рвов. Она хорошо простреливалась, что, по мнению «маленького ублюдка», должно было привести к чудовищным потерям среди русских.

Вторая линия называлась Stein-Stellun и была наиболее укреплена, в том числе артиллерийскими огневыми точками на обратных склонах. Этот прием немцы позаимствовали у Красной Армии, которая стала использовать его осенью 1941 года, спасаясь от всевидящих наводчиков Вермахта.

Третья линия Wotan-Stellung была предназначена для истребления советских танков в ходе предполагаемого бронетанкового прорыва. По сути, это была огромная ловушка, оборудованная танковыми препятствиями и минными полями.

Цель этой многоуровневой обороны состояла в том, чтобы максимально истощить ресурсы Красной Армии и создавать точки сбора солдат Вермахта для контратак. Обойти укрепрайон, конечно, можно было, но все равно этот «гнойник» таил большую опасность для советских войск. Кроме того, Хейнрици в случае угрозы окружения вывел бы свои части в Берлин.

Как известно, 16 апреля в 3 часа ночи советская артиллерия открыла ураганный огонь. 9000 пушек и гаубиц уничтожили немецкие позиции на вершинах Зееловских высот и на севере вдоль Альте-Одера.

«Сила русских орудий сотрясала землю, как корабль в десятибалльном шторме», вспоминал Фридхельм Шенек из 309-й «Берлинской» пехотной дивизии, находившейся тогда примерно в 15 километрах к северу от города Зеелов.

Хейнрици знал о начале операции и предпринял необходимые шаги, чтобы защитить 9-ю армию от «полного неистовства русской артиллерии». По его приказу части Вермахта были выведены на рубеж Stein-Stellun.

В этот момент, когда артиллерия Жукова утюжила Hardenberg-Stellung, советская пехота двинулась вперед. Одновременно наши тяжелые бомбардировщики и штурмовики атаковали ближайшие немецкие города и деревни, которые могли бы служить опорными пунктами.

В частности, авиации удалось уничтожить фашистский бронепоезд с боеприпасами (17000 артиллерийских снарядов) в районе Фюрстенвальде. Всего 16 апреля было совершено 6500 боевых вылетов против немецких позиций.

Тем не менее, наступление красноармейцев было встречено сильным огнем противника. И тут-то пригодились многочисленные воронки от взрывов снарядов, в которых прятались от пуль бойцы после коротких перебежек.

Ураганная артподготовка перемолола также минные поля. Хотя первый удар артиллерии по приказу Жукова не нанес прямого ущерба немцам, все-таки спас многие тысячи жизней наших солдат.

В то время как пехота продвигалась вперед «с мрачной решимостью», русские танки были заблокированы на немногих дорогах, радировал в Берлин Хейнрици. А чтобы замедлить переправу через Одер подкреплений и боеприпасов, немцы провели атаки смертников на истребителях Focke-Wulf Fw-190, нагруженных до предела взрывчаткой. Тех, кто отказался лететь на верную смерть, расстреляли.

«К счастью, один из пилотов-самоубийц сумел в сумерках взорвать один (из 32-х) понтонный мост. В первый день сражения это было большим оборонительным успехом», вспоминал впоследствии генерал Теодор Буссе, командующий 9-й армии Вермахта.

В последующие дни «крепкий маленький ублюдок» уже не смог ничем порадовать руководство Третьего Рейха. Из архивных немецких сводок можно прочесть: «С наступлением ночи с 17 на 18 апреля 9-я армия столкнулась на поле боя с кризисами в центральном и северном секторах.

Развал 606-й пехотной дивизии под Визеном побудил командование усилить этот сектор, но на юге сложилась зловещая ситуация, когда на левом фланге 11 корпуса была уничтожена 9-я парашютно-десантная дивизия генерала Бруно Брауэра». Безусловно, были локальные успехи и у немцев, но уже через два дня стало ясно, что Вермахт полностью обескровлен.

Чтобы как-то спасти положение, 19 апреля Гиммлер перебросил из Берлина в ключевой опорный пункт в Букове 24-й полк СС «Данмарк» и значительное число вооруженной фанатичной гитлеровской молодежи.

Те, однако, повстречав наших солдат, предпочли укрыться в Притцхагенском лесу, ожидая, что русские танки начнут штурм «яростных дровосеков». Однако «тридцать четверки» ликвидировали «лучших сынов великой Германии» с безопасного расстояния.

В этот же день разведывательный батальон СС окружил перед Берлином отступающих солдат разгромленного 9-го парашютного полка Вермахта и многочисленных бойцов Фольксштурма и, разоружив их обманом, расстрелял всех, включая тяжелораненных, 10-летних мальчиков и 70-летних стариков.

Факт остается фактом: прорыв нашими солдатами наиболее мощного немецкого укрепрайона перед Берлином был завершен в самое короткое время.

Однако, западные историки, да и некоторые доморощенные «альтернативщики», победу в сражении за Зееловские высоты называет «днями мясника», имея в виду «кровожадность» Георгия Жукова. Мол, маршал угробил большое число красноармейцев напрасно — ради того, чтобы выслужится перед Сталиным.

«Жуков жестоко просчитался с прочностью позиций на Зееловских высотах и заплатил большую цену в людях и технике, чтобы открыть самую прямую дорогу на Берлин, — пишет, в частности, американский исследователь Второй мировой войны Уильям Уэлш.

— Хотя это было явным поражением Третьего Рейха, битва за Зееловские высоты показала, что боевой дух немецкого солдата не был полностью сломлен, хотя огонь нацизма угасал».

Что интересно: такие выводы за океаном сделаны в основном из воспоминаний командующего 9-й армии Вермахта Теодора Буссе, который хотя и проиграл вчистую, но после войны нахваливал себя и Хейнрици.

При этом немцы приводят число убитых на Зееловских высотах солдат Вермахта с точностью до единицы — 12 322 человек, а красноармейцев с разбросом — от 20 до 30 тысяч. В хаосе разгрома такая точность просто невозможна.

С учетом того, что из 84 тысяч солдат группы армий «Висла» и 60 тысяч участников Фольксштурма в Берлин пробилось несколько разгромленных полков, можно смело утверждать, что реальные потери гитлеровцев в этой битве были намного больше.

svpressa.ru

фото: tass.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован