Дожить до июня: Спасут ли нас режим пропусков и лечение всех больных в общей палате

Экономике и медицинской системе страны предстоят еще несколько месяцев испытаний

Существенного снижения активности распространения коронавирусной инфекции в России можно ждать не раньше июня. Такой прогноз высказал академик РАН, инфекционист, директор Центрального НИИ Роспотребнадзора Виктор Малеев.

При этом ученый подчеркнул, что это самый оптимистичный сценарий, и его осуществление зависит во многом от действий самих россиян, а именно от того, будут ли они соблюдать режим самоизоляции и другие указания властей.

Академик Малеев отметил, что об окончательной победе над коронавирусом можно будет говорить только тогда, когда будет разработана вакцина и привиты все граждане. Вакцина же может появиться к концу 2020 года.

Между тем, статистика по коронавирусу в РФ продолжает расти.

В связи с ростом статистики власти Москве решили снова усилить меры противодействия вирусу. Как сообщила заммэра столицы Анастасия Ракова, это связано с тем, что жители города нарушают режим самоизоляции.

В итоге со следующей недели граждане смогут передвигаться только по пропускам, это касается всех поездок по городу на своем или общественном транспорте. Ходить пешком пока можно без пропусков, но при этом строго соблюдая установленные правила и ограничения.

Пропускная система носит заявительный характер. Получить цифровой пропуск сможет каждый, а перечень уважительных причин для поездок является открытым.

Получить пропуск можно на портале mos.ru (услуга «Получение цифрового пропуска на передвижение по городу»), СМС на номер 7377 или по телефону +7 (495) 777-77-77. Принесет ли это пользу?

Бывший санитарный врач РФ, а ныне депутат нижней палаты российского парламента Геннадий Онищенко посчитал, что решение о введении в Москве пропускного режима принято, так как власти столицы стараются работать на опережение и затормозить распространение вируса.

10 апреля мэр Москвы Сергей Собянин сказал, что город пока находится только у подножия пика инфекции, «даже не в середине», и впереди «серьезные испытания», вот почему он утвердил порядок оформления и использования цифровых пропусков для передвижения по Москве в период режима повышенной готовности.

С 13 апреля можно будет начать оформление, со среды, 15 апреля, их наличие станет обязательным.

При этом медицинская система уже сейчас, похоже, начинает испытывать огромные проблемы. Так, Московский штаб по борьбе с коронавирусом сообщил, что перешел на новый алгоритм работы, при котором не разделяют больных с подозрением на коронавирус и с внебольничной пневмонией и начинают их лечить вместе, не дожидаясь результатов тестирования.

Департамент здравоохранения уже подписал такой приказ. Но такой подход вызывает непонимание самих врачей. Например, президент Лиги пациентов Александр Саверский в принципе раскритиковал организацию лечения пациентов в заполненных московских больницах, упрекнув власти в том, что они, фактически, способствуют пандемии коронавируса.

— Маршрутизация и способы лечения пациентов — именно это сейчас важно. Вчера стало известно, что тестирование дает ошибку — около 30 процентов. Фактически, от тестов отказались, перешли на компьютерную томографию, но получается, что все это время пациенты лежали в больницах вперемешку — с вирусом и без вируса. Именно в больницах мы получили массовое заражение, — уверен Саверский.

Между тем, испытания предстоят не только гражданам и медицинской системе, но и экономике столицы и страны. 11 апреля правительство пополнило список наиболее пострадавших от инфекции отраслей, в него вошли, к примеру, кинематография и стоматология.

Впрочем, пока помощь в основном заключается в предоставлении различных отсрочек по выплатам и оформлению деклараций.

Глава Счетной палаты Алексей Кудрин в начале апреля говорил, что потери экономики от коронавируса составят не менее 3−5% ВВП. Если же жесткий режим ограничений продлится до июня, потери, вероятно, будут еще больше.

С другой стороны, ослабление карантинных мер может привести к скачку эпидемии, когда ситуация начнет развиваться по итальянскому или даже американскому сценарию, где 11 апреля число заболевших перевалило за 500 тысяч.

Впрочем, не все эксперты считают, что необходимо соблюдать максимально жесткий карантин до июня. Например, доктор медицинских наук, профессор, академик РАЕН, специалист в области эпидемиологии и медицинской статистики Игорь Гундаров считает, что достаточно было бы обычных мер, которые предпринимаются во время вспышек сезонных вирусных заболеваний.

— Я считаю эти мероприятия чрезмерными, они создают атмосферу страха и нервозности. Но это мое мнение, я тоже могу ошибаться. Поэтому сейчас как никогда остро возникает необходимость создания единого экспертного центра, который занимался бы проблемами коронавируса.

И создавать его должно не начальство, а ученые, которые разбираются в этой проблематике. В таком центре будут и оптимисты, и пессимисты, и их взаимодействие поможет найти настоящие ответы на все вопросы и прессы, и руководства страны.

«СП»: — Правильно ли помещать больных пневмонией и людей с подозрением на коронавирус в одну палату?

— Эта новость вызвала у меня недоумение. Я не понимаю, как можно объединять людей с предположительно различными заразными заболеваниями. Пневмония может быть и стрептококковая, и пневмококковая, в случае с коронавирусом — вирусная.

Где доказано, что больной с пневмококком не получит дополнительно пневмонию от вируса? Следуя такой логике можно лечить в той же палате и больных с бубонной чумой, потому что при ней тоже возникает пневмония. Мне такой подход кажется ошибочным, в рамках того, что мы знаем о коронавирусе.

«СП»: — Реальным ли кажется вам прогноз по окончанию эпидемии к июню?

— Обычно такие эпидемические вспышки длятся три-четыре месяца. Если учесть, что у нас все началось в марте, то как раз к июню эпидемия может пойти на спад. Тем более, что вирусы очень боятся ультрафиолетового облучения.

«СП»: — Вы сказали, что нынешние ограничительные меры кажутся вам чрезмерными. Но если коронавирус будет свирепствовать еще два месяца, можно ли обойтись без них?

— Начну издалека. Почему сейчас мы следим только за пневмонией от коронавируса? Разве нет других острых пневмоний, заканчивающихся летальным исходом? Ежегодно у нас в стране от пневмоний разного происхождения умирает 20−30 тысяч человек. Это значит, что каждый день умирает 70−80 человек.

Лет 30 тому назад я ввел такое понятие, как конкуренция рисков. Между разными вирусными болезнями существует так называемая конкуренция. Рост смертности от пневмонии в связи с коронавирусом может одновременно сопровождаться снижением такого же масштаба смертности от другого инфекционного агента.

Поэтому следить нужно не за динамикой смертности от пневмонии в связи с коронавирусом, а за динамикой смертности от пневмонии в целом. И тогда может оказаться, что этот показатель не меняется за счет того, что другие причины снизились.

В Швеции и Белоруссии не увидели драматического взлета смертности, поэтому не стали вводить таких жестких мер. Благодаря этому у них не будет такого катастрофического разрушения экономики и паники среди населения.

Не говоря уже о том, что нам нужно теперь мониторить уровень самоубийств, потому что от длительной изоляции возможен рост суицидальных настроений.

Поэтому я согласен со шведским, да и японским правительствами, которые не объявляют такие драконовские меры. Безусловно, должны соблюдаться противоэпидемиологические мероприятия, но не настолько жесткие, как у нас, когда граждан в возрасте после 65 лет, фактически, считают неспособными распоряжаться собственной жизнью.

«СП»: — Какие меры, в таком случае, необходимы?

— Это стандартные меры, которые принимали и в прошлые годы. Например, во время пика эпидемиологической обстановки ограничивали посещение детьми школ, это правильно.

Остальные правила тоже хорошо известны. Если заболел — сиди дома, не выходи и три-четыре дня соблюдай постельный режим.

Заболел — надень маску, а если здоровый, можешь и не надевать. Маска не задерживает вирус в выдыхаемом воздухе, она задерживает только капли, выделяемые из носа и при кашле.

Необходимо не скучиваться в помещениях, проветривать квартиры, гулять на свежем воздухе, если здоров. Вот те меры, которые предпринимались раньше, и их нужно точно так же соблюдать и сейчас.

Главный экономист Фонда экономических исследований «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов считает, что если карантин продлится до июня, экономика потеряет 5−6% ВВП, и это еще не самое плохое. В самом негативном сценарии уже после эпидемии коронавируса начнется мировой финансово-экономический кризис, по сравнению с которым нынешние события покажутся еще «цветочками».

— От месяца простоя в текущем режиме экономика теряет примерно 2%. Если такие ограничения продлятся до июня не включительно, то мы потеряем 4%, а если добавить наведенный косвенный эффект, тогда эта цифра составит не менее 5−6% ВВП.

Особенно тяжелым положение будет у малого бизнеса. Сидя дома, люди не покупают многие товары и не пользуются услугами. Учитывая, что у этого бизнеса вряд ли были накопления, значительная часть мелких компаний разорится. Возникнет армия безработных в несколько миллионов человек.

«СП»: — Но ведь рано или поздно экономика начнет восстанавливаться…

— Если экономика начнет снова расти, малый бизнес тоже будет восстанавливаться, но не в полном объеме. Мы получим в два раза боле низкую цену на нефть, более высокий курс доллара. Соответственно, будет меньше спрос на развлекательные услуги и товары, люди будут больше тратить только на самое необходимое.

Малый и средний бизнес в сфере услуг не вернется к прежним уровням. У нас все равно появится значительное количество безработных, которых придется переучивать и направлять в реальное производство, на промышленные предприятия.

«СП»: — А разве промышленные предприятия не окажутся тоже в кризисе?

— Промышленное производство будет расти, потому что все поняли, что ненадежно опираться только на Китай, который обеспечивает значительную часть производства и обработки для всего мира. Сборочные компании, расположенные в Европе и США, начнут искать других поставщиков комплектующих помимо Китая для страховки.

Такие компании могут возникнуть там, где есть более-менее образованная рабочая сила. Это страны Восточной Европы, а также Россия и Белоруссия. Хипстеры должны будут перейти в промышленное производство. Придется им переучиваться и идти к станку, в реальную сферу, связанную с промышленностью.

«СП»: — Так когда же можно рассчитывать на восстановление экономики?

— Нас ждет структурная перестройка экономики. Теоретически восстановление может происходить достаточно быстро, оно может идти латинской буквой V. Часть сферы услуг погибнет, промышленность это коснется в меньшей степени. Но это только теоретически.

Но все равно такой шок не проходит бесследно. Скорее всего, нас ждет пятая мировая рецессия, которая будет сопровождаться мировым финансовым кризисом. Сейчас у нас еще цветочки, а ягодки впереди, и то, что мы увидим, будет гораздо хуже, чем сейчас.

Мировая рецессия будет связана уже не с коронаврусом, а с банкротством финансовых институтов в мире и, нельзя исключать, в России. Этого может и не произойти, но вероятность очень высока.

Думаю, именно поэтому сейчас наше правительство, которое и так не самое богатое (наш резервный фонд составляет всего 7% ВВП) не дает денег в полном объеме тем, кто остался без работы из-за карантина, а дает просто отсрочку по налогам и прочим платежам.

В зависимости от того, как будет развиваться ситуация и будет ли вторая волна кризиса, это отсрочку, может быть, спишут, а может быть и нет.

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован