«Полагаться на людей не приходится, но и закручивать гайки опасно»

Специалисты и неспециалисты о том, нужно ли ужесточать карантин

“Ъ” спросил у эпидемиологов, врачей, политиков и деятелей культуры об их отношении к введенным властями ограничительным мерам.

Александр Семенов, замдиректора Санкт-Петербургского НИИ эпидемиологии и микробиологии, участник экспедиции в Африке по борьбе с вирусом Эбола, в настоящее время находится в командировке в итальянском Бергамо:

— В такой ситуации не до шуток! Я же вижу, что здесь творится, в Италии, где долго раскачивались. Простой пример: в одном из пансионатов для престарелых, где сейчас работают российские специалисты, из 120 постояльцев 50 умерли, а еще около 60 инфицированы коронавирусом.

Это цена за то, что родственники не хотели сидеть дома и навещали любимых бабушек и дедушек. Это милосердие? (полное интервью Александра Семенова см. здесь)

Зоя Скорпилёва, врач-иммунолог санкт-петербургского Европейского центра вакцинации:

— Карантин и ЧП еще никто не объявлял. Уже принятые меры достаточно жесткие. В Санкт-Петербурге закрываются некоторые станции метро, но это может создать в первую очередь проблемы для врачей и других специалистов, которые работают посменно.

Сергей Белоголовцев, актер, телеведущий:

— Возможно, карантин должен ужесточаться. Другое дело, что все это должно быть очень подготовленным и сделано цивилизованно. Если у каждого подъезда будет стоять полицейский, который будет бить дубинкой и отбирать деньги, то это приведет к массовым беспорядкам.

Полагаться на то, что у нас люди сознательные, конечно, не приходится, но и закручивать гайки так, что люди не смогут выйти из квартиры, тоже опасно. Смерть от голода ничем не лучше смерти от коронавируса.

Вадим Покровский, руководитель Федерального научно-методического центра по борьбе и профилактике ВИЧ-инфекции, академик РАН:

— Проникновение вируса извне ограничено, но, если количество случаев, не связанных с завозом, будет возрастать, тогда и надо будет принимать новые, жесткие меры. Пока все под контролем, и погода помогает — не так много людей болтается без дела.

Евгений Брюн, главный внештатный психиатр-нарколог Минздрава России:

— Если распространение заболевания ускорится, будет необходимость в дополнительных ограничениях. Это единственный способ остановить эпидемию. Что касается опасений в том, что люди в режиме самоизоляции будут чаще прикладываться к бутылке, то я так не считаю. Те, кто не пил, и не будут это делать, найдут, чем себя занять. А кто пил, тот так и продолжит это делать и неизбежно попадет к нам в руки.

Ирина Роднина, трехкратная олимпийская чемпионка, депутат Госдумы:

— Ужесточение — плохое слово. Установлены рамки поведения, которые определяются сложностью и важностью ситуации и теперь самое главное — дисциплинированность людей.

Во всем мире наступает порядок, и проходят эпидемии не когда законы действуют, а когда люди живут и работают по установленным законами правилам. Это, как в спорте: попробуй не выполнить задание, которое тебе дают, и ты сразу распрощаешься с результатом!

Евгений Бунимович, председатель комиссии по образованию Мосгордумы:

— Как математик я внимательно смотрю на графики во всех странах мира, пока мы движемся в том же тренде, что и Британия, Германия и на плато по максимуму не вышли. Если так будет еще некоторое время, придется принимать более жесткие ограничения. Другое дело, чтобы временные ограничения не переросли в постоянные и власть не использовала их для усиления контроля за обществом и личностью в будущем.

Светлана Жигалова, студентка магистратуры Уханьского университета:

— У меня этот карантин уже третий по счету, и мой опыт в Китае подтверждает, что, если заболевших становится больше, то это необходимо. Наверное, в Москве не все осознают серьезность ситуации.

Это важно и несложно: сидеть дома, выходить только в случае крайней необходимости, следить за гигиеной. Если люди так и не проявят больше ответственности, значит государству необходимо ужесточить меры.

Елена Малышева, доктор медицинских наук, телеведущая:

— Главное, что дает карантин,— это уменьшение количества больных на единицу времени. Чем четче карантин соблюдается, тем он короче. Чем больше расхлябанности, тем карантины будут длиннее.

Елена Драпеко, первый зампред комитета Госдумы по культуре, заслуженная артистка РСФСР:

— При нашем недисциплинированном народе это совсем не помешает. Нужно вывести на улицы дружинников и казаков, как это делают в Краснодаре. Тех граждан, что болтаются на улицах без дела, штрафовать.

Сегодня, когда все перемещаются, совершенно непонятно, кто заражен, а кто нет, вирус перемещается вместе с нами. Наш несознательный народ было бы очень неплохо привести в чувство.

Лев Авербах, генеральный директор «Корис Ассистанс» (частная скорая медицинская помощь в Петербурге):

— По рекомендации ВОЗ жесткий карантин должен действовать только для категорий людей с повышенным риском заболевания (пожилые и хронически больные люди). Статистика психиатрии показывает, что когда люди сидят дома, процент самоубийств вырастает в разы. Количество умерших от этого может превысить количество заболевших от коронавируса.

Александр Хинштейн, председатель комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи:

— Если ради блага общества и большинства граждан есть необходимость обуздать меньшинство, которое не понимает последствий своих действий, способствует заражению других, распространяет фейки, это надо сделать.

Алексей Водовозов, врач, научный журналист:

— То, что у нас есть, это не карантин, а полумера какая-то. Одно дело ввести меры жесткого карантина, другое — добиться их выполнения. Объявленные в Москве мероприятия идут с опозданием, их надо было вводить еще две недели назад. Ужесточение должно быть только в смысле выполнения объявленных требований.

Андрей Бильжо, врач-психиатр, художник:

— Всё запретительное без параллельно незапретительного, но продуктивного, бесполезно. Без быстрого профессионального реагирования, тестирования, наличия масок, большого количества быстрых медицинских пунктов, куда человек мог бы обратиться и где бы с ним нормально разговаривали.

Существует наука деонтология, это врачебная этика, а когда тебе говорят как уголовники: «Сиди в квартире, ты понял? Не выходи, тебе сколько раз повторять нужно?!» — это совсем другая история. Поэтому стоит или не стоит, очень трудно сказать. Может быть, и стоит, но пускай это делают другие люди, а не эти, которые все делают грубо и жестко.

Александр Терентьев, главный врач медицинского центра «В Марьино»:

— Ужесточать надо было гораздо раньше, недели три назад. Все действия можно было отработать на примере Москвы, это значительно бы облегчило ситуацию. На мой взгляд, нынешнее соблюдение карантина оставляет желать лучшего. Очень надеюсь, что ситуацию улучшит введение обещанных пропусков с QR-кодом.

kommersant.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован