А. Бунич: Боюсь, что после «апрельских каникул» рубль превратится в фантик

Последствия экономической катастрофы будут даже хуже, чем коронавирус

2 апреля президент Владимир Путин во второй раз обратился к гражданам в связи с ситуацией с коронавирусом COVID-19. Ключевой момент послания — нерабочий период в России продлевается еще практически на месяц.

«Мною принято решение продлить режим нерабочих дней до конца месяца, то есть по 30 апреля включительно, подчеркну — с сохранением за работниками их заработной платы», — сказал Путин.

Путин отметил, что ситуация с распространением инфекции по стране разная: серьезная угроза в Москве, но в некоторых регионах еще не зафиксированы случаи заболевания. Так как руководители регионов лучше знают обстановку на местах, они и будут решать, какие необходимо вводить ограничения для борьбы с эпидемией. Главам субъектов для этого предоставлены дополнительные полномочия.

Если же ситуацию удастся изменить, ограничения будут сняты до окончания нерабочего периода.

«Эффективная, стабильно работающая экономика лежит в основе решения наших ключевых задач, в том числе и в сфере здравоохранения», — подчеркнул Путин.

На деле, нерабочий месяц грозит российской экономике катастрофой. Прежде, по оценке главы Счетной палаты Алексея Кудрина, недельный простой — «даже в умеренном варианте» — мог стоить нам потери 3−5% ВВП. То есть, речь шла о кризисе, сопоставимом с 2008—2009 годами: тогда экономика РФ просела на 8%.

Но теперь ситуация куда серьезнее — от нее веет началом 1990-х. И она осложняется тем, что для глобальной экономики коронавирус также стал «черным лебедем».

2 апреля Saxo Bank обнародовал экономический прогноз по мировой экономике на второй квартал. Содержание доклада отражено в его названии — «Выведенный из равновесия мир». По мнению главного экономиста Saxo Bank Стина Якобсена, пандемия привела в действие три основных макроэкономических импульса:

  • глобальный удар по спросу;
  • глобальный удар по поставкам;
  • нефтяная война, которая привела цены на нефть к минимуму за много лет.

«Такое развитие событий приведет к огромному уничтожению капитала и, скоро, к структурной безработице. Тройной удар по мировой экономике почти гарантирует, что 2020-й будет потерянным с точки зрения экономики годом, когда политикам придется сделать все возможное для борьбы с настоящей глобальной рецессией», — отмечает Якобсен.

В Saxo Bank считают, что эпидемия особенно сильно повлияет на результаты первого квартала в Китае. При этом ЕС и США также грозят один или два квартала с замедлением экономики.

С другой стороны, Китай первым начнет возвращаться к норме, и по расчетам аналитиков уже во втором квартале 2020 года, скорее всего, продемонстрирует рост. Позже восстановится и рынок нефти — когда вирус отступит, или когда компании с высокой стоимостью добычи из таких стран, как США или Бразилия, продемонстрируют снижение.

Проблема для России в одном: к этому прекрасному моменту наша экономика может превратиться в руины. Причем, ситуация развивается непредсказуемо.

«Так как глобальные пандемии такого типа очень редки, все модели прогнозирования ВВП можно просто выкинуть в окно, и в условиях масштабного карантина в Европе и возможности того, что COVID-19 станет сезонным, влияние может стать глубже и продолжительнее, чем ожидалось», — отмечают в Saxo Bank.

Чем обернется месяц простоя для экономики РФ, насколько глубоким будет предстоящее падение?

— Месяц вынужденных «каникул» ничего хорошего бизнесу и экономике не несет, — отмечает президент Союза предпринимателей и арендаторов Андрей Бунич.

— На деле, для десятков тысяч российских бизнесменов наступило время принятия решения: бросить все, уходить, распускать людей и банкротиться, или продолжать платить по долгам и надеяться.

Думаю, многие бизнес бросят. Если простой длится неделю — можно и подождать. Но мало кто будет ждать бесконечно. Соответственно, в ход пойдут форс-мажорные неоплаты по контрактам, банкротства по цепочке, просрочка платежей по кредитам — просто потому, что многие посчитают: в будущем по этим кредитам уже не расплатиться.

Причем пострадает, в основном, бизнес, который работает сам по себе, тогда как госслужащие по-прежнему будут получать зарплату.

Это настоящий абсурд: те, кто работают на свой страх и риск — наиболее активная часть общества, которая на перспективу необходима стране, чтобы что-то делать, — оказались сейчас в самой сложной ситуации.

«СП»: — Это касается всей России, или городов-миллионников?

— Прежде всего, это касается Москвы. В своем обращении Путин особо подчеркнул, что регионы будут сами решать, как быть дальше. И я практически уверен, что в большинстве субъектов РФ предприятия и бизнес будут работать — иначе народ там, грубо говоря, повымирает.

Но в Москве — критическая ситуация. Если москвичи месяц просидят дома, это будет уже социальная катастрофа. Подавляющая их часть не имеет накоплений, сидит на кредитах, и буквально черед пару недель у многих не будет денег на текущую жизнь, плюс не будет перспектив на ближайшее будущее.

Поэтому обстановка в столице может стать взрывоопасной. Ненависть к власти, надо думать, будет огромной в этом случае.

Добавлю, что недовольными будут даже те, у кого есть средства — из-за того, что ограничены в гражданских свободах, причем совершенно необоснованно. Ущемлены пожилые люди, дети, которые не могут выходить играть на улицу. Многим, добавлю, просто необходимо гулять по состоянию здоровья — иначе они помрут от другого: стрессов, страхов, экономических бедствий и суицидов.

«СП»: — Каким будет удар по экономике России в целом?

— Сокрушительным — по последствиям, я считаю, он вполне может соперничать с падением цен на нефть. Сверхнизкие цены на черное золото, я считаю, прежде мы могли бы преодолеть. Но теперь, из-за жестких карантинных мер, это становится затруднительным.

Я надеюсь на одно: пример работающих регионов подействует на Москву. И явно будет идти борьба между политическими группировками за то, чтобы мы быстрее вернулись к нормальной жизни.

Да, риск инфекции, вероятность заражения существуют. Но это не означает, что нам теперь надо убить себя самим — другими способами, и уже наверняка.

«СП»: — Когда Кудрин предрекал потери в 3−5% ВВП, речь шла о недельном простое. Какой будет плата за месяц «каникул»?

— Думаю, потери будут очень большими. Накопленным итогом сейчас трудно считать, но совершенно ясно: они будут точно больше, чем в 2008—2009 годах.

«СП»: — Что будет с курсом рубля к концу апреля?

— Сейчас финансовые власти держат курс возле отметки 80 руб./$. На мой взгляд, даже по сегодняшним меркам это очень завышенный курс — его можно было бы понизить до 85 руб./$, поскольку просвета не намечается.

Простой всей страны оценивается в триллионы рублей потерь. Это значит, в ближайшей перспективе нагрузка на рубль еще больше возрастет, и в какой-то момент начнется эмиссия — без этого уже невозможно.

Замечу, эмиссии условно можно разделить на две категории: продуктивные и вредные. Нам грозит как раз вредная эмиссия — когда вброшенными деньгами будут покрываться убытки.

Если же, неровен час, ситуация с карантином продлится в мае, курс рубля может стать запредельным.

И надо понимать: с помощью средств Фонда национального благосостояния, при падении нефти, можно было бы удерживать рубль полгода или год. Но сейчас каждый месяц будет приносить колоссальные убытки, и никакого ФНБ на их компенсацию не хватит. В такой обстановке нужно действовать решительно и быстро, а у нас правительство привычно ждет у моря погоды.

«СП»: — Ситуация может дойти до сценария 1991−1992 годов — до карточной системы?

— Может. Сейчас ясно рисуются два сценария. Первый — президент с помощью регионов сворачивает вирусный психоз, быстро восстанавливает экономические процессы, и переводит страну на рельсы экономического развития.

Второй — мы окажемся ввергнутыми в экономический крах, возможно, даже хуже начала 1990-х. Тогда, возможно, уже через несколько недель Кремлю придется вводить в стране чрезвычайное положение.

Не в связи с болезнью, а в связи с экономической катастрофой — с контролем над ресурсами, тарифами, и частичным распределением товаров по карточкам. Иначе будет не остановить развал и хаос.

Именно так выглядит альтернатива. И это, я считаю, должны понимать те политические группы, которые нагнетают психоз в надежде на катастрофе прийти к власти.

Думаю, какого-то хорошего решения в такой ситуации у Путина просто нет. Но все же, на мой взгляд, путь экономической катастрофы гораздо хуже, чем даже коронавирус.

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован