Нормально уже не будет: К чему сейчас готовиться россиянам

Россия может потерять денежные накопления и лишиться бизнеса, россияне — свои доходы

Американские исследователи подсчитали, что в 2020 году мировой ВВП сократится на 1,1%. При этом во втором квартале часть экономик покажут и вовсе значительную отрицательную динамику: ВВП США снизится на 14% в квартальном выражении, Евросоюза — на 22%.

Прогноз по России пока не так плох. Несмотря на то, что в начале года Алексей Кудрин говорил, что ВВП страны может держать в районе нуля при цене нефти $ 35 за баррель, а сейчас она достигла $ 23,24 за баррель нефти марки Brent, а в мире можно встретить уже и отрицательные цены, пока основной прогноз экспертов касательно российского ВВП — падение на 0,5−3% за год.

— Есть разные прогнозы на снижение ВВП: от 0,5% до 4%. Что значит минус 3%? Сейчас наш ВВП составляет порядка 120 трлн рублей. Если взять оттуда 3%, это получается 3,5 трлн рублей.

Это достаточно существенная цифра, с учетом того, что весь федеральный бюджет у нас составляет 20 трлн рублей. Если в нем не будет 3 трлн — это очень и очень ощутимо, — объясняет первый заместитель председателя Комитета Госдумы по бюджету и налогам, депутат от КПРФ Валентин Шурчанов.

При этом потери ждут как государство в целом, так и бизнес, и людей. Кризис приведет к снижению доходов граждан, зарплат, и это уже происходит, несмотря на все объявленные и принятые меры.

Кроме того, что многие компании приостанавливают или совсем останавливают свою деятельность, в родные регионы возвращаются люди, которые работали в других местах, они потеряли источник дохода и нуждаются в новом.

По словам Валентина Шурчанова, региональные центры занятости уже отчитались о росте числа обращений. А кроме того, исчезают доходы бюджетных учреждений, которые они получали за счет внебюджетной деятельности и затем направляли на повышение оплаты труда.

Сотрудники таких учреждения теперь получат только бюджетный минимум. Так, по подсчетам Валентина Шурчанова фонд заработной платы сократится с нынешних 26 трлн рублей, на 20% ВВП, на 4−5 трлн рублей.

— Разделите 4−5 трлн рублей на 145 млн человек, жителей России, получается около 35 тыс. рублей. На такую сумму могут сократиться среднедушевые доходы, это около 3 тыс. в месяц.

Если в семье из трех человек доходу упадут на 9 тыс. рублей в месяц — это очень плохо. Потому что коммунальные услуги будут дорожать, цены на лекарства будут подниматься и так далее.

Тем более, раз денег у народа не будет, потребление будет сокращаться. А это в свою очередь значит, что цены пойдут вверх. И таких факторов много, — предупреждает Валентин Шурчанов. — Нужно готовиться к худшему, в этом году лучше уже не будет.

С тем, что падения ВВП России ждать стоит, согласен и руководитель направления финансы и экономика Института современного развития Никита Масленников.

— Правительства во всем мире вводят карантинные меры. В режиме самоизоляции сейчас находятся около 3 млрд человек. Эти люди сейчас выключены из экономической активности. Поэтому, естественно, будет резкий спад экономики, — подсчитал экономист.

— В Российской Федерации, если судить по первому дню карантинных каникул, сокращение энергопотребления составило 8%, а обычно коэффициент таков, что при снижении энергопотребления на 1% экономическая активность сокращается на 2%. Поэтому потери только этой недели отразятся на всем квартале.

Тем не менее, по мнению эксперта, судить о том, каким именно будет падение, пока рано. Еще даже нельзя сказать наверняка, по какому сценарию будет развиваться пандемия, стабилизируется ли чисто заболевших к июню-июлю, как это предполагает часть эпидемиологов, или же нет.

При позитивном сценарии есть шанс, что экономика России сможет «выйти в ноль». Другое дело, что по выходу из кризиса мы столкнемся с целым рядом серьезнейших задача.

— Может так получиться, что мы и в финансах сильно потратимся, и собственную среду для бизнеса не создадим, который должен дать толчок ускорения роста, когда пандемия закончится, — полагает Никита Масленников.

— Поэтому сегодня очень важно в антикризисных мерах одновременно заниматься и выстраиванием долгосрочных экономических стимулов — это те меры, которые были предложены и реализованы правительством по снижению страховых взносов и другие — но также и начинать думать о том, как создавать среду для бизнеса.

Тем не менее, несмотря на всю важность и необходимость создания такой среды, это тоже приведет к огромным расходам. Просто потому, что потребуются изменения самой структуры экономики.

— Сегодня расходы на поддержку бизнеса составляют порядка 400 млрд рублей в год. Этим самым мы спасаем пострадавший малый бизнес, в котором занято порядка 8 млн человек.

Но если мы будем распространять эту практику на весь бизнес, то счет потерям будет идет на триллионы. А задач очень много — надо менять не просто детали, но и структуру всей финансовой системы, нужна серьезная структурная реформа, — уверен эксперт.

По мнению экономиста, нужно уже сейчас понимать, как изменится мир после пандемии.

— Какая будет занятость? Будет ли она дистанционной? А что это такое — дистанционная занятость? Получается, что не будет офисных работников, не нужны будут офисы? Каким будет экономический мир на следующий день после пандемии? — ставит вопросы Никита Масленников.

— Еще: что делать, чтобы укрепить систему здравоохранения, минимизировать риски последующих пандемий? Это тоже дополнительные расходы. Но не только расходы: мы столько лет вливали деньги, а получилось, что в никуда. Ничего нет, до сих пор дефицит септиков и индивидуальных средств защиты.

Причем, меняться предстоит не только России, но и всему миру. Во многих странах уровень госдолга по выходу из пандемии будет просто зашкаливать. И задача стран в рамках Большой двадцатки и других — скоординировать решения. Экономист уверен, что необходимо понять, как снижать этот сверхдолг, как все урегулировать, как минимизировать взаимные потери друг друга.

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован