Этот город навсегда остался в моей памяти

Недавно в редакцию пришло письмо из далекой Калифорнии от нашего соотечественника Михаила Шефтера. Он и его сестра Жанна во время войны жили в эвакуации в Омутнинске. Тогда они были детьми. Михаил благодарен нашему городу, и его жителям за то гостеприимство, с которым они встретили его семью. Он поделился с нами воспоминаниями о том времени, что он провел в Омутнинске.

До войны я жил в Ленинграде. 22 июня 1941 немцы напали на Советский Союз и началась Великая Отечественная Война. В начале июля они уже подходили к Ленинграду и правительство объявило эвакуацию из города женщин с детьми.

У знакомой моей мамы родственники жили в Омутнинске, и она с ребенком собралась ехать туда, позвав с собой и мою маму. Мама решила поехать с ней, взяв с собой меня и 10 – летнюю сестру. Мне тогда было 14 лет. С собой мы взяли еще и старенькую бабушку Марию Абрамовну. Для эвакуирующихся подали поезд до Кирова, и мы поехали. Ехали целую неделю, так как много стояли, пропуская поезда с ранеными солдатами. По дороге нам приносили еду. Заходили медсестры, проверяя все ли здоровы.

В Кирове нас в тот же день пересадили в товарный поезд, и мы через несколько часов приехали в Омутнинск на станцию «Стальная». Там нас встречали работники райкома партии и местные жители с лошадьми. Нас повезли в школу №2, где мы оставили вещи. Потом нас отвели в столовую, где бесплатно покормили. На следующий день распределили по квартирам. Нас поселили на Коковихина 69, к Марии Матвеевне. Фамилию, к сожалению, не помню. Через несколько дней меня и сестру определили в школу №2. Меня в 8-й класс, а сестру в 4-й.

Я учился всего один год, а 9 класс бросил. Я пошел работать на ОМЗ в механический цех учеником вальцетокаря. Это была нелегкая работа. Работали по 12 часов в две смены без выходных. Несовершеннолетние работали как взрослые, без скидок и снисхождений. Но зато нам давали по карточке больше хлеба, и я приносил больше денег в семью. Если бы я работал на более легкой работе, то такого пайка бы не имел.

Учителем моим был прекрасный вальцетокарь 6 разряда Иван Николаевич Чадаев. Обермастером был Василий Иванович Раков, человек строгий, но справедливый. Директором завода тогда был Александр Леонтьевич Алейнов. Маму мою, Софию Моисеевну Шефтер, сразу устроили заместителем начальника отдела кадров ОМЗ.

Потом ее попросили еще и вести радиопередачи в качестве диктора на Омутнинском радио и работать литературным работником в газете «Голос Рабочего». Газета тогда была маленького размера из-за недостатка бумаги. Газета и радио были единственными средствами информации, но информацию получать было трудно. Когда немцы подошли к Москве они стали глушить московское радио: его не было слышно. Мама сидела у радиоприемника слушала Свердловск. Оттуда брала информацию и давала ее в газету и на радио.

Я все время повышал свою квалификацию и дошел до вальцетокаря 5 разряда. Сестра училась в школе. Так что все мы были при деле. Через год к нам приехала тетя из блокадного Ленинграда, и мы переехали с Коковихина на ул. Свободы, 26. Мы тогда жили до окончания войны у очень доброй хозяйки Евдокии Ивановны.

Об эвакуированных омутнинские власти заботились. Тете моей, как блокаднице, сразу же дали продовольственные карточки на дополнительное питание. Ее устроили на работу по ее специальности старшим бухгалтером в леспромхоз. Когда сестра моя заболела плевритом, ее лечил на дому знаменитый в Омутнинске доктор Сорокин. Он лечил эвакуированных бесплатно, и каждый раз приносил сестре яблоки. Затем сестру, как ослабленного ребенка направили в оздоровительный пионерский лагерь Канып. А я целый месяц после работы ходил в Малагово в ночной профилакторий. Так мы работали и жили до окончания войны.

В 1945 году 9 Мая я, как обычно, пришел на работу на ОМЗ, но нас попросили прийти на заводскую площадь, сказали, что будет важное сообщение. Собрались работники всех цехов и отделов, вышел директор Алейнов и торжественным голосом объявил, что фашисты капитулировали и война закончилась. Он объявил этот день нерабочим и отпустил всех домой.

Вскоре эвакуированные стали разъезжаться по домам. Некоторые, например, наши соседи решили навсегда остаться в Омутнинске. А у нас уехали тетя и бабушка. Я подал документы в Ленинградский военно-технический техникум и тоже уехал домой. А маму Алейнов просил остаться, пока ей найдут замену. Она должна обучить нового человека. Также на радио ей надо было подготовить замену. Мама с сестрой смогла уехать домой только в октябре.

В Ленинграде сначала было гораздо хуже, чем в Омутнинске, но это был родной город и жизнь там постепенно налаживалась. Работа на ОМЗ дала мне хорошую профессию. После техникума я окончил институт и до пенсии работал старшим инженером на ЛОМО, трижды ордена Ленина ленинградском оптико-механическом объединении.

Но я и моя сестра до сих пор с большой теплотой вспоминаем Омутнинск, который нас спас от голодной смерти в блокадном Ленинграде. Я часто вспоминаю его жителей, которых уже нет в живых. Сейчас я с удовольствием читаю вашу газету «Омутнинские вести+».

6 Responses to "Этот город навсегда остался в моей памяти"

  1. 281795   2020-03-29 at 12:51

    Как приятно было это читать.

    Ответить
  2. Алексей   2020-03-29 at 14:50

    По Свободе, 26 жили мои предки. От постройки дома в 19 веке и до его сноса в 70-е годы 20 века.

    Ответить
  3. Анна   2020-03-29 at 21:37

    Такие теплые слова…Спасибо вам за добрую память о нашем городе.

    Ответить
  4. Алексей   2020-03-30 at 09:28

    Эта статья выйдет в печатном варианте или только в интернете будет?

    Ответить
    • Анна Шнейдер   2020-03-30 at 10:03

      Эта статья уже вышла в печатном варианте на прошлой неделе.

      Ответить
  5. Веденей   2020-03-30 at 10:19

    Вот кстати про врача Сорокина статья и фотография https://vk.com/club160036039?z=photo-160036039_457239841%2Falbum-160036039_00%2Frev

    Ответить

Оставьте комментарий к Анна Отменить ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован