Россию, похоже, ставят перед выбором: Умереть от нищеты или коронавируса

Нерешительность правительства по введению жестких мер против вируса может закончиться печально

В понедельник, 16 марта глава правительства Михаил Мишустин объявил о дополнительных мерах, которые власти предпринимают для борьбы с последствиями распространения коронавируса в стране и обеспечения стабильного функционирования экономики.

Премьер подписал постановление о формировании Координационного совета по борьбе с распространением коронавирусной инфекции, который сам и возглавил. Рабочую группу Государственного совета по противодействию распространению инфекции возглавит мэр Москвы Сергей Собянин. Готовить все предложения по снижению влияния пандемии на экономику, инструментам поддержки малого и среднего бизнеса будет Андрей Белоусов.

Мишустин пообещал в ближайшее время выстроить систему постоянного онлайн-оповещения граждан, в том числе через социальные сети, о развитии ситуации, а также запустить горячую линию и размещать самую актуальную информацию по стране и каждому региону.

Кроме того, был представлен ряд мер, которые должны обеспечить нормальную работу экономики в непростых условиях. В частности, правительством в рамках бюджета текущего года может быть использован резерв в объеме 300 млрд рублей для обеспечения первоочередных потребностей в расходах и поддержки отраслей и граждан. Также будет увеличен объём предоставляемых государственных гарантий.

Для поддержки сферы торговли упростить процедуры поставок как внутри страны, так и из-за границы.

Сроком на один месяц отменяются ограничения в городской черте для транспорта торговых сетей, также на таможне будет запущен «зелёный коридор» для продовольственных и непродовольственных товаров первой необходимости, которые будут закупаться крупными торговыми сетями и импортерами. Торговым предприятиям предоставлять доступ к льготным кредитам.

Отдельные меры предусмотрены для сфер, оказавшихся из-за вируса в особенно трудной ситуации, в частности, авиационной и туристической. Правительством уже принято решение по организации отсрочки взыскания налоговых платежей в этих отраслях. В дальнейшем эта мера может быть расширена на другие пострадавшие отрасли и предприятия.

Также должны быть расширены меры поддержки малого и среднего предпринимательства, а органы власти должны всячески облегчать работу бизнеса.

Министр здравоохранения России Михаил Мурашко заявил, что службы реанимации и борьбы с инфекционными заболеваниями приведены в состояние повышенной готовности на случай роста распространения коронавирусной инфекции COVID-19.

Все это звучит хорошо, но возникает вопрос, не слишком ли поздно наши власти предпринимают эти меры. По состоянию на 16 марта в России выявлено более 90 случаев заражения, причем если изначально больные прибывали из-за рубежа, то в последние дни стали фиксироваться и случаи внутреннего заражения, когда инфекция передавалась к тем, кто контактировал с носителями вируса.

«К нам этот вирус завезли те, кто приехал из стран, где он уже распространился. Рост числа заболевших в России происходит уже за счет их близких или тех, с кем они контактировали», — сказал Михаил Мишустин.

С учетом распространения COVID-2019 в мире, уж систему информирования и горячую линию запустить нужно было давно. В Китае, к примеру, была оперативно разработана и запущена не просто такая система, а приложение, которое позволяет отслеживать все случаи заражения в своем районе, а также вводить собственные симптомы.

У нас же карты с распространением вируса пока можно найти только у частных компаний вроде «Яндекса».

Меры по перекрытию границ также предпринимаются как-то частично. Авиасообщение со странами Евросоюза было ограничено только 16 марта. Российские власти также приняли решение закрыть границу с Белоруссией для передвижения людей.

До этого 11 марта было ограничено сообщение с Германией, Испанией, Италией и Францией, а еще раньше — с Китаем, Ираном и Южной Кореей. Также постепенно был приостановлен въезд иностранцев через границу с Польшей, Норвегией, отменено железнодорожное сообщение с Латвией, Молдавией, Украиной.

Почему было не ограничить сообщение сразу, а делать это постепенно?

Возможно, причина в том, что резкое падение цен на нефть и так повергло нашу экономику в состояние глубокого шока, а введение карантина на предприятиях окончательно отправило бы ее в рецессию, поэтому власти стараются максимально оттянуть, а по возможности избежать этого шага.

Однако вопрос в том, удастся ли это сделать или в итоге есть риск упустить контроль над ситуацией.

Заместитель директора Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов считает, почему для российской экономики карантин будет тяжелее, чем для той же Италии или Китая.

— По сравнению с другими странами у нас ситуация пока что вроде бы менее сложная в эпидемиологическом плане. Но с точки зрения экономики, она гораздо более тяжелая.

«СП»: — Почему?

— Мы и так были на грани рецессии. 1% роста, который у нас фиксировался, — это статистическая погрешность. Сейчас на нашу страну помимо коронавируса давит падение нефтяных доходов, которое для других стран, наоборот, очень выгодно с точки зрения уменьшения издержек для производителей и потребителей.

Для Италии или Китая падение цен на нефть в этой ситуации плюс, а для нас — огромный минус.

У нас получился двойной шок для экономики — замедление из-за коронавируса и резкое снижение поступления доходов из-за падения цен на нефть. А ведь это наш основной экспортируемый товар, про который в очередной раз все «забыли», хотя совсем недавний кризис 2014 года показал, что цены на него очень неустойчивы. Мы же размахнулись со всякими нацпроектами, которые теперь подвисли.

«СП»: — Достаточно ли мер, предпринимаемых правительством, для поддержки экономики? И может ли быть, что именно опасения ухудшения экономической ситуации приводят к тому, что не принимаются, к примеру, решения о карантине, как в Китае или европейских странах?

— Меры, связанные с дерегулированием бизнеса очень верны и являются единственно правильными в этой ситуации. Что касается карантина, решение о его введении должны принимать медики, мне трудно об этом судить. Могу только сказать, что с точки зрения экономики это было бы губительно.

Полный карантин во всех регионах, как в Китае или Италии, то есть остановка малых и средних предприятий, обслуживающих население, транспорта, стал бы для нас равноценным небольшой экономической катастрофе.

Наверное, нам нужно надеяться на то, что у нас очень большая территория и не такая плотность населения, как в других странах, за исключением Москвы и некоторых других крупных городов. В этих городах возможно усиление карантина, думаю, специалисты, которые находятся в оперативных штабах, понимают, насколько это необходимо.

Повторю, что для экономики это станет серьезным шоком, поскольку ударит по потреблению — потребительских расходам и продажам товаров.

«СП»: — Что еще можно предпринять, чтобы борьба с эпидемией не так сильно ударила по экономике?

— Меры есть, но они носят среднесрочный характер, хотя некоторые могут дать и быстрый ответ. Прежде всего, они связаны с поощрением предпринимательской активности и привлечением иностранного капитала. Если говорить о внутренней предпринимательской деятельности, то это снижение проверок, давления судебной системы на бизнес, полная либерализация законодательства в отношении бизнеса и так далее.

«СП»: — Понятно, что прогнозы пересматриваются чуть ли не каждый день, но можно ли уже говорить о том, как эта ситуация скажется на росте нашей экономики в 2020-м?

— Свежих официальных данных по марту пока нет. Даже Росстатовские опросы предприятий относительно объемов выпуска продукции есть только за февраль. Поэтому можно ориентироваться на такие показатели, как курс валют и цены акций. Но здесь велика доля панических настроений, поэтому строить серьезные прогнозы сложно.

Остается опираться только на экспертные оценки относительно российской экономики. Например, Счетная палата считает, что рост в 2020-м будет ближе к нулю. Но, учитывая, что это официальный орган, думаю, это еще достаточно оптимистичная оценка.

Однако ведущий научный сотрудник отдела вирусологии НИИ вакцин и сывороток им. И. И. Мечникова, кандидат биологических наук Николай Контаров полагает, что это тот случай, когда лучше перестраховаться с более жесткими мерами, так как в противном случае результат может быть еще более плачевным и для населения, и для экономики.

— Думаю, предпринимаемые властями меры достаточно эффективны, но в дополнение к ним необходимо, чтобы крупные организованные коллективы ушли на карантин. Если это государственные предприятия, такое указание должно поступить свыше, от Роспотребнадзора, частные компании могут принять решение самостоятельно.

«СП»: — То есть в более жестком карантине все-таки есть необходимость?

— Есть, и я объясню почему. Работоспособное население — это по большей части еще молодые люди. Они часто могут переносить заболевание бессимптомно или в легкой форме, особенно если иммунная система хорошая. Но при этом один человек заражает трех. А среди этих трех уже могут оказаться люди, которым за 70−80 лет, подверженные высокому риску летального исхода вследствие пневмонии.

Молодые люди, у которых заболевание протекает бессимптомно, могут о нем даже не знать. Небольшая слабость, температура 37 — все это списывается на обычную усталость и стресс. Карантин же исключит таких людей, и если человек переболеет, он переболеет дома, и мы избежим заражения большого коллектива.

«СП»: — Но карантин — это серьезный удар по экономике, стоит ли прибегать к нему уже сейчас, когда число заболевших не так велико?

— Если потом люди заболеют и уйдут на больничный, получат какие-то осложнения и будут дольше отсутствовать на рабочем месте, эффект будет еще более негативным. Обычно карантин объявляют на две недели, а дальше следят за ростом или стабилизацией заболеваемости.

«СП»: — Можно ли давать прогноз по заболеваемости в России? Сейчас все боятся, что у нас может возникнуть ситуация, как в Италии…

— В Италию, во-первых, приезжало много китайцев, так как там расположено китайское производство по пошиву одежды и обуви, которые и завезли вирус. Во-вторых, нужно обязательно пояснять, что в Италии средняя продолжительность жизни — 84 года. Тяжело болеют и погибают от инфекции в основном люди пожилые, а таких там очень много.

У нас средняя продолжительность жизни меньше. Но как будет протекать распространение вируса у нас сказать сложно, так как это зависит от нескольких факторов. Во-первых, от того, введут ли карантин. Во-вторых, будут ли попадать к нам приезжие, за которыми не досмотрели и которые завезли вирус и успели передать его попутчикам, даже если у них еще нет симптомов.

И, наконец, третий фактор — как тщательно наши люди будут соблюдать правила гигиены и поведения. Уже были неоднократные предупреждения о том, чтобы люди старались меньше посещать организованные коллективы, масштабные мероприятия, чаще мыли руки, носили маски. Но проконтролировать выполнение этих рекомендаций невозможно.

Даже сейчас у нас торговые центры заполнены людьми, тогда как в Италии все опустело. Поэтому сложно сказать и дать прогноз, любая математическая модель будет неточной, так как не может учесть все эти факторы. Если учесть, что у нас разная плотность населения в регионах, дать прогноз в целом по России невозможно.

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован