Богатым стало страшно среди нищих россиян: Депутат потребовал охраны

Зажравшиеся чиновники и народные избранники демонстрируют, что их волнует больше всего

Богатые россияне окажутся «в зоне риска» в случае роста преступности на фоне падения национальной валюты. Об этом на заседании комитета по госстроительству и местному самоуправлению заявил зампредседателя Тюменской областной думы Владимир Пискайкин.

Кроме того, он поинтересовался у полиции, как она собирается защищать обеспеченных людей.

Начальник УМВД Леонид Коломиец, в ответ заявил, что, если у такого человека есть подозрения в собственной безопасности, он всегда может обратиться к правоохранителям, которые определят, стоит ли ему бояться за жизнь или нет.

Полицейский также посоветовал богатым людям, переживающим за свои деньги, здоровье и жизнь, обращаться в ЧОП.

Интересно, что Владимир Пискайкин является учредителем в 48 компаниях, среди которых есть и ЧОПы, а также строительные фирмы и другие организации. Депутат является собственником ООО «Новое Эльдорадо», которому принадлежит сеть тюменских супермаркетов.

Согласно декларации о доходах, за 2018 год Пискайкин, заработал 63,5 млн рублей. Кроме того, депутат владеет пятью земельными участками, четырьмя квартирами и домом площадью 319 квадратных метров.

Также ему принадлежит земельный участок, квартира и парковочное место в Германии. Ещё два дома и четыре квартиры, две из которых находятся в Германии оформлены на детей. По сообщениям СМИ, Пискайкину также принадлежит квартира на 114 кв. м в Болгарии и оздоровительный отель в Германии.

В общем, есть, что охранять. Другой вопрос, с чего Пискайкин взял, что грабить придут именно его, да и что вообще кризис увеличит количество ограблений в стране?

Надо отметить, что в последнее время российские чиновники отметились целым рядом вызывающих заявлений («государство не просило вас рожать», «макарошки везде одинаково стоят», «нет импортных лекарств — лечитесь отваром боярышника и корой», «скотобаза» из хрущевок и тп). Может, Пискайкин тоже решил поучаствовать в «конкурсе»?

Как вообще такие люди становятся депутатами и тем более зампредами парламента? Или это все же шутка?

— Реальность и шутка, КВН и жизнь в наше время перестали быть громкой сенсацией, — полагает директор Центра изучения проблем формирования гражданского общества Института инновационного развития Денис Зоммер.

— И вот кажется, тот самый случай, когда человек, не просто не стесняется своего материального положения, и, тем более, того, как такая приличная сумма средств появилась у депутата Тюменской области, при наличии явно освобождённой должности зампреда законодательного органа, но и открыто бравирует этим, требуя защиты «своих богатств» от небогатых избирателей. Вопросов к тем, кто его выдвигал тоже возникает огромное количество.

«СП»: — В последнее время чиновники у нас буквально соревнуются в вызывающих высказываниях? Это какая-то спланированная кампания? Или они реально настолько тупые? К чему это все может привести?

— В период кризиса, к тому же, еще и усугубленного действующей властью посредством поднятия пенсионного возраста, оптимизации медицины и образования, а также общемировыми факторами: курс доллара, цены на нефть, пандемии коронавируса, корпус российского чиновничества стал наперебой соревноваться своими реальными лицами и сугубо личностными интересами. Ничего удивительного.

По словам политического аналитика Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия» Евгения Валяева, Пискайкин — настоящая находка для молодого демократического общества.

— Человек в статусе депутата говорит именно то, что думает: он не лицемерит, не задумывается о своей репутации и общественной оценке. Такие люди очень ценны для взросления российского общества.

Именно такие примеры особенно ярко демонстрируют, насколько важно каждому гражданину участвовать в общественно-политической жизни страны: ходить на выборы, наблюдать за выборами, кропотливо выбирать своего представителя во власти, участвовать в общественном контроле и т. д.

В последние годы мы регулярно фиксируем подобные примеры «чиновничьей искренности», которые показывали, насколько низкое положение занимают интересы общества у наших депутатов и губернаторов.

Чиновники в определенный момент времени перестали даже стараться играть роль народных избранников и защитников общественных интересов. Властная вертикаль с большим трудом каждый раз старалась замять эти истории, пытаясь соблюсти баланс, не вставая ни на сторону общества, ни на сторону хамоватых чиновников на местах.

Точку в этом балансе поставило увольнение губернатора Чувашии Михаила Игнатьева, который за короткий период дважды дал яркие информационные поводы обсуждать адекватность правящей элиты и эффективность нынешней системы государственного управления.

Кейс Пискайкина не стоит сравнивать с историей Игнатьева — это разные масштабы, совершенно разный общественный резонанс. Если пример Игнатьева дал повод обсудить эффективность сменяемости власти, то Пискайкин лишь снова напомнил нам, что в России не сформирована такая партийная система, которая отвечала бы запросам современного российского общества.

Ни нынешний состав Государственной думы, ни составы большинства региональных парламентов не имеют никакого отношения к палитре взглядов российского общества. Нынешние партии монополизировали общественно-политическое пространство, в котором практически невозможно прорваться персонам и партиям с новыми идеями.

Такая ситуация приводит к кризису госуправления: среди чиновников и депутатов мало сильных персон, а люди стараются максимально отстраниться от происходящего.

Когда человек выбирает своего представителя во власти, то тем самым он формирует общественный запрос на изменения. Ведь каждому избранному депутату придется в таком случае задаться вопросами: чем я пренебрегу в своей работе?

А на чем сконцентрируюсь, приложив все свои силы? Нынешняя система позволяет депутатам заниматься лишь своими делами — заботиться о своих бизнес-интересах и благополучии членов своей семьи. Этим депутат Пискайкин и занимается.

«СП»: — То есть проблема все же не в конкретных людях?

— Мы все прекрасно помним тезис защитников нынешней партийной системы о том, что минимальное количество партий, находящихся в системном подчинении властной вертикали, способно фильтровать элиты. Пискайкин ярко демонстрирует несостоятельность этого тезиса.

Властная вертикаль не в состоянии заниматься постоянным мониторингом дел на местах. Это приводит к тому, что искусственностью системы начинают пользоваться аферисты и криминальные элементы.

Мы снова пришли к тому, от чего хотели спасти нашу партийную систему в 90-ые годы, когда во власть активно шли бандиты. Это только подтверждает тезис, что искусственная система всегда будет проигрывать живой.

Любая искусственная система будет проигрывать живому политическому процессу, ведь в этом состоит суть политики — в противостоянии политических и идеологических альтернатив. Ни у Пискайкина, ни у Игнатьева, ни у многочисленных безликих депутатов и чиновников нет никаких взглядов на то, куда идет наша страна и наше общество.

Когда для европейских политиков каждые новые выборы имеют критическое значение, то для российской элиты выборы — это какой-то ненужный и даже лишний инструмент в деле государственного управления.

Различные смутьяны призывают вообще отменить выборы в России и не играть в эти либерально-демократические игрушки — не пытаться имитировать то, чем мы якобы не являемся на самом деле.

С разных сторон этим деструктивным призывам аплодируют люди, считающие, что вот-вот обыграют мировое сообщество, показав миру новую самую эффективную нелиберальную модель государственного управления.

Эти люди очень хотят увидеть, как европейская или американская мечта провалятся в бездну истории. Среди них провал европейцев или американцев ценится куда больше, чем наши достижения — а это очень странно.

Эти люди ссылаются на то, что Россия после развала СССР на самом деле никогда не считала нынешнюю мировую систему легитимной и справедливой, и поэтому мы должны якобы отрицать все постулаты лидеров этой системы.

Если эти постулаты являются принципами современной либеральной демократии, то мы должны их отвергать. Российскому обществу очень важно определиться с этим главным моментом — кем мы являемся и куда мы все-таки идем.

Действующая редакция российской Конституции ставила перед нами цель повторить путь других эффективных демократий. Так и не окончив его, мы решили делать что-то свое, что будет отражаться в новой редакции Конституции.

Эта сложная конструкция, которая создается сейчас скорее под конкретный момент времени, вряд ли может показать свою эффективность вдолгую. Но если из этого процесса, из-за всех кейсов Игнатьевых и Пискайкиных произойдет вовлечение в политику тех российских граждан, кто прежде молчал — это будет очень важным достижением.

Оно продемонстрирует, что наше общество живое: что мы не отрицаем международный опыт, что мы имеем запрос на соблюдение своих прав и достижение справедливости, и что у нас нет иррациональных страхов перед демократией, самоуправлением и ответственностью.

— Обсуждать по существу предложения Пискайкина бессмысленно — он просто не очень умный человек, — считает член исполкома петербургского отделения незарегистрированной партии «Другая Россия» Андрей Милюк.

— Посмотрите на его лицо — характерный типаж мелкого провинциального помещика из 19 века.

Почему такие люди вообще попадают в политику и добиваются значительных успехов? А у них нет реальных конкурентов, зато есть лояльность, связи во власти и деньги. Политическую оппозицию усиленно зачищают, новым организациям просто не дают появиться — заклевывают на ранней стадии.

В таких условиях функционеры системных партий особенно не заботятся о том, как будут выглядеть в глазах избирателей. Зачем? Их все равно изберут, а если и нет, то очередной Пискайкин всплывет через полгода на должности крупного регионального чиновника. Они и место в парламенте воспринимают, как одну из разновидностей чиновничьей службы.

Сейчас их подбадривает решение Путина править страной до самого конца. Это значит, что будет стабильность во власти, будет сохранение нынешнего положения вещей, принципиально ничего не изменится. Поэтому депутаты и чиновники перестают следить за языком. А зря.

«СП»: — Что реально могут начать их громить?

—Это даже полезно: всякий богатый человек в России должен испытывать страх перед архетипом народного погромщика — деревенского мужика с топором. В противном случае, в стране немедленно появляются самоназванные «элиты», аристократы крупного капитала.

Не надо думать, что у нас в России возможно выстроить вот эту типично западную систему сдержек и противовесов во власти, когда одни экономические кланы не дают другим слишком уж откровенно грабить людей и унижать их.

Русский человек не чувствует меры, это в его национальном характере, поэтому безудержную наглость депутата и чиновника может окоротить только страх перед столь же безудержным русским бунтом, а не какие-то апелляции к общественному договору и ответственности власти перед народом.

На месте депутата Писайкина я бы пока что не переживал — предпосылок к народным волнениям нет. Ну да, очень скоро люди станут жить значительно хуже, меньше зарабатывать, но это не значит, что они выйдут на улицы. Массы не восстают, когда им плохо живется, даже когда им становится невыносимо плохо.

Массы восстают, когда им унизительно, когда их обуревает возмущение от несправедливости. Мотивы участия в протестах всегда лежат за пределами рационального, в области чувств и эмоций. Но в этом и опасность для пискайкиных — взрыв всегда случается внезапно, когда, казалось бы, ничто не предвещает. Это почти невозможно предсказать.

Одно можно сказать наверняка — полиция в таком случае им не поможет. Поговорите с рядовыми полицейскими — вот где настоящая ненависть к власть предержащим. Вполне вероятно, что кто-то переоденется в гражданское и будет в первых рядах погромщиков. Я бы не удивился таким фактам.

svpressa.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован