Пенсионные накопления россиян уйдут на оплату долгов перед ЮКОСом?

Суд Гааги постановил России выплатить экс-акционерам ЮКОСа более 3 трлн рублей. Вся пенсионная реформа принесла не больше

Апелляционный суд Гааги 18 февраля вынес решение, которым обязал Россию выплатить более $ 50 млрд (более 3 трлн рублей) экс-акционерам нефтяной компании ЮКОС — Group Menatep Limited — Hulley Enterprises (Кипр) и Yukos Universal Limited (о. Мэн).

Вместе эти компании владели суммарно 51% ЮКОСа и пенсионного фонда ЮКОСа Veteran Petroleum Ltd.

Решение об истребовании с России компенсации в размере $ 50 млрд — не сегодняшнее. Впервые оно было вынесено еще летом 2014 года Арбитражным трибуналом в Гааге. То решение Россия обжаловала в Окружном суде Гааги, и он в 2016 году отменил постановление арбитража. Истцы обратились в апелляционный суд, который теперь отменил постановление окружного.

В суде Россия настаивала на том, что бывшие акционеры ЮКОСа не являлись добросовестными инвесторами. Напомним, в отношении бывшего главы ЮКОСа Михаила Ходорковского в России были возбуждены уголовные дела. В том числе, о мошенничестве и о хищениях нефти у компании.

— В девяностые Ходорковский, совместно с группой лиц, обманул государство на аукционе, присвоил себе контрольный пакет компании ЮКОС, то есть более 57% акций, а затем через подконтрольные фирмы оформил эти активы на несколько иностранных фирм.

Будучи мажоритарными акционерами, Ходорковский с членами этой группы организовал, в том числе и похищение нефти, которая добывалась дочерними предприятиями, — цитировал в сентябре слова представителя Генпрокуратуры Александра Куренного Interfax.

В этот раз Апелляционный суд встал на сторону истца и согласился с решением Третейского суда квалифицировать действия России в начале 2000-х годов как атаку на нефтяную компанию и ее бенефициаров с целью обанкротить ее и овладеть ее активами, одновременно устранив Михаила Ходорковского из политики.

— Это политика. Это, по сути, инструмент санкций, — объяснил судебное решение «Свободной прессе» финансовый аналитик и инвестор Дмитрий Тарасов.

— Для сравнения: три триллиона рублей — это годовой бюджет Москвы, у Москвы даже меньше — около 2,5−2,7 трлн рублей.

С Тарасовым согласен другой аналитик, ведущий эксперт Аналитического управления Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов:

— Сумма в $ 50 млрд — она большая, это больше бюджета Украины. Сложно представить, кто ее будет выплачивать. И сомнительно, что кто-то будет требовать ее выплаты. Она непропорциональна, никому такие объемы никогда не присуждали. Это политизированное решение.

Тем не менее, сейчас долг в $ 50 млрд все еще висит над Россией. К нему добавились проценты, и общая сумма назначенной компенсации составляет уже около 55 $ млрд. Это около 3,5 трлн рублей.

Что значит для России эта сумма? Если вспомнить слова экс-министра труда и социальной защиты РФ Максима Топилина, то вся экономия от повышения пенсионного возраста в России за шесть лет лишь несколько превысит 3 трлн рублей.

Эти средства должны быть направлены на ускоренный по сравнению с инфляцией рост пенсий. Президент объяснял необходимость реформы именно тем, что без нее было бы просто не найти средств на достойные пенсии.

Впрочем, далеко не факт, что России в принципе придется заплатить эту сумму бывшим акционерам ЮКОСа. Прямо сейчас подготавливаются поправки в Конституцию, которые, кроме прочего, устанавливают примат внутреннего права над международным. При этом в Министерстве юстиции заявили, что Москва «в порядке кассации оспорит вынесенный апелляционной инстанцией вердикт».

— Это еще на несколько лет рассмотрения. То, что вынесено решение, не означает, что деньги надо отдавать уже сейчас. К тому времени у нас уже в Конституцию будут включены поправки. Приоритет международного законодательства, по всей вероятности, в ней представлен не будет. Соответственно последствий внутри Российской Федерации будет мало, — отмечает Дмитрий Абзалов.

Впрочем, с последствиями страна все же может столкнуться:

— Возможность, что будут охотиться за нашими объектами на территории других стран, как это было раньше, она остается. А это авиасалоны, объекты инфраструктуры и другие. Можно вспомнить, как, например, «Нафтогаз» пытался по решению суда арестовать украинские активы, — добавляет Абзалов.

— Все будет зависеть от того, какая обстановка будет через три года. Если к этому времени отношения Москвы и Евросоюза стабилизируются, то дело могут спустить на тормозах. Если будет активная фаза противостояния, то может быть многое, вплоть до того, что будут пытаться арестовать украинские активы России.

svpressa.ru

Фото: ap.org

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован