Продажа Сбербанка: Греф согласен быть премьером, но не заместителем

Какие риски для вкладчиков несет смена «хозяина» крупнейшего банка страны.

У Сбербанка появится новый владелец. Центробанк и Минфин разработали и направили в правительство законопроект, предусматривающий выход Банка России из капитала ПАО «Сбербанк России».

«Предполагается, что пакет Банка России будет приобретен за счёт средств Фонда национального благосостояния по рыночной стоимости. Инвестиции ФНБ в акции ПАО „Сбербанк России“ соответствуют целям управления ФНБ — обеспечению сохранности вложенных средств и стабильного дохода от их размещения», — говорится в сообщении Минфина.

Глава Минфина Антон Силуанов сообщил, что выкуп акций Сбербанка не отменяет планов ведомства по инвестированию средств ФНБ в инфраструктурные проекты. Кроме того, в Минфине считают, что продажа акций позволит снять вопросы в отношении конфликта интересов, который возможен при совмещении роли акционера, регулятора и надзорного органа.

«Естественно, смена контролирующего акционера никак не повлияет на гарантии государства по вкладам граждан», — уверяет Антон Силуанов.

Ранее глава Сбербанка Герман Греф заявил, что тема передачи контрольного пакета от Центробанка правительству вызывает вопросы инвесторов.

«Инвесторы волнуются. Мы сейчас в процессе осознания и переговоров», — сказал он.

Как считает бывший зампред ЦБ, завкафедрой финансовых рынков РАНХиГС Константин Корищенко, вряд ли из-за смены собственника кто-то из акционеров Сбербанка решит продать акции. Эксперт уверен, что авторы законопроекта учли нюансы законодательства и озвучили планы об оферте миноритариям, «чтобы не попадать в неудобные ситуации».

Идею передачи контроля за Сбербанком правительству поддерживает и доктор экономических наук Михаил Делягин. Однако его недоумение вызывает оформление сделки как продажи, да еще по рыночной цене, при этом за деньги Фонда национального благосостояния.

«Получается, что средства этого фонда, созданного в 2007 году для покрытия дефицита Пенсионного фонда (о чем власти немедленно постарались забыть, использовав это лишь как предлог для заморозки денег налогоплательщиков), не могут быть использованы ни на какие нужды России, — и сберегались всего лишь для того, чтобы переложить активы из одного кармана государства в другой?», — задавался он вопросом в статье, опубликованной недавно «Свободной прессой».

Эксперт уверен, что главное в этом перекладывании Сбербанка «из кармана в карман» — его вполне очевидная подготовка к приватизации.

«Приватизация Сбербанка станет для России катастрофой, сравнимой разве что с приватизацией воздуха. Наряду с телевидением, силовыми структурами и почтой он является одной из структур, стягивающих разнородную Россию в единое целое, — но при этом его влияние на повседневную жизнь неизмеримо выше, чем остальных структур.

Он является монополией, во многом определяющей быт людей, — и его передача в частные руки многократно усилит мотивацию к злоупотреблению этим положением»,

— считает Михаил Делягин.

При этом опасения эксперта вызывает и то, что Сбербанк может перейти не просто под иностранный, но и под прямо враждебный России контроль.

Впрочем, руководитель блока инвестпродуктов компании «Открытие Брокер» Антон Шабанов эти опасения не разделяет.

— Вероятность, что крупнейший банк России уйдет в частные непонятные руки, всегда возможна. Но в данном случае номинальная смена владельца никак на эту ситуацию не повлияет: как государство владело через одну их своих корпораций контрольным пакетом, так и будет продолжать владеть. Если даже сейчас захочет Сбербанк отдать в частные руки, то неважно из чьих рук — ЦБ или Минфина. Поэтому риска я не вижу.

«СП»: — Сбережения граждан не пострадают при переходе?

— Нет. Владелец, по сути тот же. Изменения минимальны и незаметны для обычного пользователя.

К тому же есть законы, по которым для всех банков, независимо от того, кому принадлежат, есть общее Агентство по страхованию вкладов, правила страхования и т. д.

«СП»: — Как выделение средств на покупку из ФНБ отразится на его состоянии?

— Эти тонкости пока непонятны. Говорилось, что средства из ФНБ будут браться только при достижении порога ФНБ в размере не менее 7% от ВВП. Это вполне здравые ограничения.

ФНБ создается для «черных дней». Если они настанут и там будут акции Сбербанка, его надо будет перепродавать. Вопрос будущего для этого пакета актуален, но риска, что ФНБ растратят, пока я не вижу.

Доцент кафедры «Регулирование деятельности финансовых институтов» РАНХиГС Юрий Твердохлеб считает решение о продаже Сбербанка правительству разумным.

— Сам принцип построения банковской системы предполагает, что Центральный банк не должен участвовать в деятельности рынка наряду с другими участниками рынка. Он является главным регулятором, представителем надзора и должен наблюдать за теми, кто присутствует на рынке.

Быть при этом участником рынка, согласитесь, странно. В этом смысле это абсолютно правильное и разумное решение. Оно было бы еще более уместным, если бы осуществилось гораздо раньше — лет 5 и даже 10 назад.

То, что сделка будет осуществлена на рыночным условиях, я тоже расцениваю как положительный момент. Было достаточно много соблазнов просто так взять этот актив или взять на условиях, отличных от рыночных. Принятое решение говорит о том, что Центробанк и правительство являются адекватными участниками рынка.

«СП»: — Каковы могут быть последствия этого решения?

— Они, скорее, будут положительными. Во всяком случае, негативных я вижу гораздо меньше, чем позитивных.

Во-первых, на рынке сохраняется крупный участник, но он лишается даже чисто психологического фактора в своей деятельности как принадлежность ЦБ и не может претендовать на особое отношение со стороны регулятора. Согласитесь, если регулятор – акционер, то к участнику более лояльное отношение. В этом случае Сбербанк будет действовать на рынке, как и другие участники.

Для других банков это станет сигналом, что ЦБ стремится несколько изменить структуру отечественной банковской системы. Уходя из капитала Сбербанка, он дает понять участникам рынка, что не будет особо привилегированных участников, ко все будут относиться одинаково.

Продажа Сбербанка сегодня еще интересна тем, что он в последние годы добился серьезных успехов в технологическом и организационном перестроении. Думаю, как государственный банк, в котором правительство будет главным акционером, он сможет гораздо лучше работать по приоритетным направлениям и задачам, которые ставит правительство, сохраняя рыночный статус.

«СП»: — Средства на покупку намерены взять из ФНБ. Не ударит ли это по проектам, которые планируется финансировать из этого источника?

— Думаю, нет. Дело в том, что банк, особенно такой крупный, как Сберегательный, — это достаточно серьезный генератор ресурсов. По большому счету, если средства, направленные на покупку Сбербанка, смогут потом через банковские, кредитные механизмы вернуться для финансирования приоритетных государственных проектов, то это можно только приветствовать.

Доказано и зарубежными, и отечественными примерами, что средства, которые направляются в качестве инвестиций через кредитный механизм банков, как правило, используются более рационально, чем по целевым направлениям в виде государственных программ и т. д.

Банковский механизм предполагает достаточно серьезный анализ заемщика контроль и т. д. И как раз, приобретая актив, который может генерировать кредитные ресурсы, в конечном итоге правительство может получить достаточно эффективный инструмент для финансирования в том числе правительственных программ.

«СП»: — Как продажа Сбербанка скажется на вкладах россиян? Есть ли чего опасаться рядовым вкладчикам?

— Думаю, вообще никаких оснований нет. Сегодня выстроена достаточно эффективная система страхования вкладов. Сбербанк — один из ее участников. Изменение статуса банка никак не скажется на возможностях исполнять свои обязательства.

Ну, а что касается, что Сбербанк может обанкротиться, то сегодня такую вероятность можно рассматривать как гипотетические и даже фантастические предположения, которые ничего не имеют общего с реальностью.

«СП»: – А как на продажу контрольного пакета могут отреагировать акционеры?

— Уже видно, что стоимость акций подросла. Это говорит о том, что решение оценивается как положительное.

В связи со сменой владельца Сбера возникает и еще один вопрос: останется ли на своем посту Герман Греф или покинет его?

— Не думаю, что сюжет развивается вопреки представлениям Грефа. Хотя для меня продажа стала неожиданностью, — считает независимый финансовый аналитик Ян Арт — То, что регулятор перестанет быть совладельцем, с этим абсолютно согласен. Но что покупателем будет правительство, а не группа инвесторов, честно говоря, неожиданно.

«СП»: — А Греф, на ваш взгляд, был в курсе этих решений, участвовал в их подготовке?

— Думаю, да. Вряд ли фигуре такого масштаба как наемному директору можно сказать, что «это не твой вопрос». Вряд ли такая сделка может проходить и без ведома президента, а президент Сбербанка имеет контакт с президентом страны. Трудно поверить, что это без Грефа делалось.

Греф такая фигура, которая не согласилась бы на вице-премьерство. Либо премьер, либо нет. Но так как он не премьер, такой фигуре лучше оставаться во главе мощнейшей структуры страны, чем занимать пост в новом кабинете.

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован