Коронавирус отправил экономику России на больничный до конца года

Снижение роста ВВП новый кабмин спишет на эпидемию пневмонии

В Счетной палате РФ заявили, что распространение китайского коронавируса окажет негативное влияние на глобальную и российскую экономику. 

«Ситуация с эпидемией коронавируса, безусловно, окажет негативное влияние на мировую и российскую экономику. Сейчас делать конкретные оценки масштабов потерь затруднительно, поскольку все будет зависеть от того, как ситуация будут развиваться дальше», — считают в ведомстве.

В Счетной палате уточнили, что если с эпидемией удастся справиться быстро, ее влияние на макроэкономику можно будет компенсировать во второй половине года. Но если борьба с ней затянется, это приведет к перебоям в товарных потоках и более существенному ущербу.

Россию этот процесс затронет, прежде всего, из-за сокращения внешнеторгового оборота с Китаем, который по итогам 2019 года вырос на 3,4% и составил более 110 млрд долл. (более 16% всего внешнеторгового оборота России).

«Здесь все будет зависеть от того, как быстро будут найдены новые поставщики и рынки сбыта продукции. При этом замедление китайской экономики и, как следствие, мировой экономики также негативно отразится на экономике России за счет снижения спроса на энергоносители, снижения нефтяных котировок, что уже наблюдается», — сообщили в Счетной палате.

При этом в самом начале февраля Министерство экономического развития РФ улучшило прогноз по росту ВВП в 2020 году с 1,7% до 1,9%.

«Ожидаемый темп роста ВВП на 2020 год был повышен по сравнению с базовым вариантом сентябрьского прогноза с учетом оценки эффекта мер, содержащихся в послании президента РФ Федеральному собранию», — говорится в документе.

Однако экономисты сомневаются в том, что таких показателей удастся достигнуть. И дело не только в коронавирусе. Хотя он действительно может повлиять на экономический рост в России, это далеко не главный фактор, мы и без эпидемии находились в состоянии стагнации. Однако вирус может стать удобной отговоркой, которая позволит объяснить экономической провал.

Главный экономист Фонда экономических исследований «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов полагает, что и без ситуации с вирусом рост ВВП в этом году вряд ли превысил бы 1,5%, а теперь может и вовсе опуститься до единицы.

— Эпидемия коронавируса несет две угрозы для российской экономики. Первая — это снижение цен на нефть в связи с торможением китайской экономики. В КНР нарушаются производственные цепочки и активность из-за тотального карантина, что ведет к снижению потребления нефти и падению цен.

И второй момент — снижение числа туристов из Китая, которые оказывают значительное влияние на туристическую отрасль и объем потребления в розничной торговле.

«СП»: — И насколько серьезным может быть урон?

— Нужно аккуратно считать, но я согласен с оценками экономистов, которые прогнозируют, что падение может составить примерно минус 0,3% ВВП. Если ситуация будет ухудшаться, потери могут быть выше. Но могут быть и меньше, если все закончится раньше. Пока что мне кажется, что 0,3% – это самая реалистичная оценка.

«СП»: — То есть 1,9% роста ВВП в этом году уже не удастся достигнуть? Или можно как-то компенсировать эти потери?

— Мне кажется, что прогноз в 1,9% роста ВВП в 2020 и без коронавируса был слишком оптимистичным. В него верится с трудом, учитывая, что по ВВП и инвестициям за последние три квартала вышли очень странные данные Росстата. Например, рост инвестиций составил всего 0,7%. Это создает плохую базу для нынешнего года.

«СП»: — Получается, проблема не только в коронаврусе?

— Конечно. Нам нужен какой-то импульс к росту. Нацпроекты нацелены на инфраструктуру и образование, и отдача от них будет как минимум через несколько лет. За счет них сейчас ускориться не получится.

Власти говорят, что можно ускорить рост экономики за счет того, чтобы активизировать бюджетные расходы и не затягивать инвестиционные проекты, как в прошлом году, а также за счет новых льгот, которые Владимир Путин огласил в своем послании.

Но рост бюджетных, социальных и инфраструктурных расходов в условиях свободного движения капитала ведет к укреплению валютного курса и, соответственно, снижению чистого экспорта. Эффект вытеснения очень сильный, и правительство может ошибаться в своих оценках.

Это можно было бы компенсировать мягкой денежно-кредитной политикой, которая повлекла бы ослабление курса и рост экспорта. Но она жесткая, так как власти боятся падения цен на нефть и атаки на рубль, поэтому непонятно, как мы будем выходить из этой ситуации. Было бы неплохо снизить процентную ставку процента на два шоковым образом, но на это вряд ли пойдут.

Так что я не вижу перспектив быстрого ускорения. Мы и так вряд ли бы получили рост выше 1,3−1,5%, а теперь с коронавирусом сомневаюсь, что он составит больше 1,0−1,2% на этот год.

Независимый экономист Владимир Рожанковский полагает, что эффект влияния коронавируса на экономику преувеличен и может быть использовать в качестве оправдания отсутствия роста. Если же власти действительно хотят обеспечить рост ВВП, им необходимо заняться оживлением потребительского спроса внутри страны.

— Ежегодно в мире происходит около 13 тысяч смертей от простого гриппа. Это разве не наносит ущерб мировой экономике? Коронавирус сейчас — модная тема, но нам, инвестиционщикам, она уже поднадоела. Нельзя отрицать, что такое заболевание есть, и самый опасный момент в том, что пока от него не существует вакцины. Вот и все, что пока можно об этом вирусе сказать.

Основная функция Счетной палаты — считать. Она, конечно, имеет право высказывать свое мнение по экономическим, социальным и даже медицинским вопросам, хотя, наверное, это не ее прерогатива — делать прогнозы по влиянию тех или иных факторов на развитие судеб земных.

Повторю, что от сезонного гриппа и его осложнений происходит заведомо больше смертей, чем от коронавируса. Поэтому когда мы говорим об экономическом ущербе, нужно эту тему поднимать более широко. Нужно смотреть, какой экономический ущерб мы получаем от кардиоваскулярных, онкологических и других заболеваний, и сравнивать с коронавирусом. Тогда это будет наглядно и понятно.

«СП»: — Но все больше авторитетных организаций называют его причиной снижения экономического роста…

— Пока это один из факторов, который звучит, как извинение. Когда нужно оправдание, его всегда можно найти. Даже если бы не было коронавируса, придумали бы нестабильную ситуацию в Иране или политические баталии в Вашингтоне. Поводы все хороши, и эпидемия будет тем оправданием, за которым можно укрыться и свалить на него свои личные неудачи.

«СП»: — Реально ли с учетом вышесказанного выйти на 1,9% роста ВВП в этом году?

— Невозможно развивать экономику без внутреннего спроса. Россия — экспортно-ориентированная страна. Какая-то динамика у нас будет. Если цены на нефть подрастут, то получше, если упадут — похуже. Важна и конъюнктура на металлы, продажи вооружений и так далее.

Но самый принципиальный момент в том, удастся ли Мишустину перезапустить потребительский спрос. Сейчас снова начинают говорить о налогах на самозанятых, других инициативах, но, на мой взгляд, это вторично.

Если удастся получить хорошую динамику потребительского спроса, особенно на товары длительного спроса, которые обладают максимальной добавленной стоимостью, то мы сможем в этом году показать и 2% роста ВВП.

Мы не можем сейчас рассчитывать на безумный рост экспорта, на то, что у нас вдруг начнут покупать в полтора раза больше нефти и газа. Скорее, наоборот, поставки будут падать в связи с падением производства. Трудно в этих вещах найти импульс, который можно было бы транслировать в экономический рост.

А вот внутренний спрос — это непочатый край, и его можно раскручивать уже в этом году, вопрос в том, будут ли.

svpressa.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован