Бедные пенсионеры Путина: Убого одетые старики стали главной достопримечательностью России

Они остаются электоратом президента, несмотря на пенсионную реформу

Старики в России живут бедно, они бесправны и беспомощны. Это отмечают все, кто приезжает в нашу страну. Пенсионная реформа сделает старшее поколение еще беднее.

После пенсионной реформы власть пытается хоть как-то задобрить стариков. Неслучайно президент Путин постоянно обещает бороться с бедностью. Этой теме он посвятил большую часть своего недавнего обращения к Федеральному собранию. Сразу анонсировал и целый комплекс мер, ведущих к тому, чтобы уже через три-четыре года, к 2024-му, число бедняков в стране сократилось до 6,6%.

То есть, почти вдвое по сравнению с минувшим 2019-м (14,3%). Судя по реакции парламентариев нижней (Госдума РФ) и верхней (Совет Федераций) палат, ответившими бурными и продолжительными аплодисментами на этот призыв главы государства, они с ним полностью согласны и готовы незамедлительно начать искоренять в стране бедность.

Они согласны и с тем, что пенсионную реформу нужно оставить и не отменять. Им не стыдно, за те отнятые деньги у нескольких поколений людей, которых обрекли на бедность, безработицу и безнадегу.

Само это понятие — бедность, в советские времена, казалось бы, уже изжитое, касается нынче в первую очередь пожилых людей. Ещё до пенсионной реформы, принятой в 2018-м, многие рассчитывали, уйдя на заслуженный отдых, какое-то время продолжать работать, пока есть силы.

После реформы, повысившей возраст дожития, возможностей с подработкой стало на порядок меньше. Вакансии, едва они появляются, спешит занять многочисленная армия новоявленных предпенсионеров. Они, как жертвы пенсионной реформы начнут нищать гораздо быстрее, чем те, кто уже на пенсии.

Хорошо, если пенсия хотя бы порядка 20 тысяч рублей. Но таких счастливчиков не так уж много. Особенно в регионах, где большая часть населения едва сводит концы с концами, получая более чем скромные пособия на дожития. Нередко — ниже уровня прожиточного минимума.

В Свердловской области, например, они на конец прошлого года едва превышали 9000 «деревянных». В Оренбургской — 8252. Здешняя власть, замечу, посчитала эту сумму достаточной для того, чтобы земляки ни в чем себе не отказывали, и решила не повышать её на этот год.

В целом по стране по итогам третьего квартала прошлого года (более свежих данных пока нет, они привычно отстают, как и пенсии от цен и тарифов) тех, кто получает меньше установленного чиновниками прожиточного минимума, то есть, бедняков, в России 17,6 млн. человек (12% населения).

Это по официальным данным, нередко усредненным, то есть, весьма приблизительным. Все эти цифры говорят, что на пенсию выходить нельзя, работать нужно до смерти. Для чего, собственно, и была проведена пенсионная реформа.

— Пятнадцати процентам российских семей, состоящих только из пенсионеров, не хватает денег на лекарства, 64% таких семей не могут позволить себе одну неделю отпуска в году, а 29% не имеют возможности есть фрукты круглый год, приводит данные своего исследования Елена Гришина, кандидат экономических наук, заведующая лабораторией Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС.

Вряд ли можно назвать богатыми тех, кто получает пособие по возрасту в размере 14−16 тысяч. А их подавляющее большинство среди отечественных пенсионеров. При этом треть получаемой суммы уходит у них на оплату ЖКХ, ещё столько же (в лучшем случае), на лекарства. Что остается на жизнь? Копейки… Индексация в 500 рублей — вот итог пенсионной реформы.

Некоторым спасением стали с некоторых пор благотворительные продуктовые наборы и обеды для пожилых. Наборы выдаются, как правило, по большим праздникам и преимущественно ветеранам войны и труда.

Основная надежда на обеды. В Петербурге, например, есть место, куда пенсионеры могут приходить хоть каждый день, чтобы сытно поесть. Совершенно бесплатно. Это кафе «Добродомик» на Васильевском острове.

Самое обычное городское кафе, куда может зайти-перекусить любой желающий. Кроме тех двух-трех часов раз в день, когда в «добром домике» привечают пожилых граждан.

Приезжают они сюда из разных, в том числе, отдаленных районов города. Никаких справок от них здесь не требуют. Просто кормят — свежей, качественной и вкусной едой. Так решили вскоре после открытия два года назад хозяева заведения Александра Сеняк и её муж. За один день здесь удается принять примерно четыреста человек. Хотели бы и больше, но…

Но им постоянно приходится оправдываться за свою благотворительность. Бесконечно что-то объяснять и доказывать. Кому? Районным властям. Чиновникам из «Единой России» — главным сторонникам пенсионной реформы. Те ещё весной прошлого года пытались закрыть эту «точку» общепита. Организовали пристрастную проверку, выявившую «страшные нарушения».

Среди них — дизайн вывески не соответствует цвету фасада; официанты ходят без головных уборов; на наружной стене кафе неизвестные нарисовали граффити, и оно осталось не закрашенным.

И тому подобное на нескольких страницах печатного текста. Уходя, выписали штраф по всем выявленным нарушениям на общую сумму 700 тысяч рублей и приостановили работу кафе.

Только вмешательство возмущенных горожан, выложивших в соцсети всю эту историю с «проверкой», помогло спасти и «Добродом», как таковой, и бесплатные обеды в нем пенсионеров.

За минувший год сеть таких кафе расширилась, выйдя далеко за пределы Северной столицы — Екатеринбург, Оренбург. Есть оно теперь и в Москве. Где и были замечены Катериной Вагнер, журналистом авторитетного немецкого издания «Франкфуртер альгемайне» (Frankfurter Allgemeine).

«Частные российские инициативы сталкиваются с недовольством Кремля», — отметила она, анализируя ситуацию с бедностью в нашей стране. — В «Добродомике» быстро понимаешь, что даже привилегированным московским пенсионерам тяжело сводить концы с концами. Проблемой являются лекарства и расходы на лечение. Даже в государственных поликлиниках приходится платить, если не хочешь неделями ждать приема у врача”.

Она ещё не все знает! Что бы, интересно, сказала, побывав, к примеру, в Екатеринбурге? Там в одном из районов местный благотворительный фонд пять раз в неделю раздает пакеты с готовыми обедами.

Приходят за ними не только пенсионеры, но и малоимущие, и инвалиды, и одинокие матери. Что ни день, выстраивается огромная очередь. Всем пакетов уже не хватает.

Причины, по которым люди едут со всех концов города, у всех, понятно, разные. Но есть и одна на всех — ничтожно малые пособия, которые они получают, кто по старости, кто по инвалидности. А цены и тарифы в столице Урала не намного ниже, а на что-то и выше, чем в Первопрестольной. А ведь, принимая пенсионную реформу, власть клялась, что сейчас у них появятся деньги и пенсии вырастут. Но куда там!

Взять Оренбург. Вот что рассказала корреспонденту «СП» давняя знакомая, впервые приехавшая в этот город после окончания института, да так тут и оставшаяся на всю жизнь. Работает она в городской больнице, помогая пациентам с челюстно-лицевыми травмами восстанавливать речь.

— Недавно у меня лечился 80-летний мужчина, по профессии крановщик. На пенсию он вышел ещё в начале 2000-х. Пенсия у него 14 тысяч рублей. Жену похоронил. Детей нет. Экономит на всем.

Узнав про бесплатные обеды одного благотворительного общества, обрадовался, решил сходить на них. Два раза сходил, а на третий его не пустили. Мол, хорошенького понемногу. Он так расстроился, что на обратном пути домой ему стало плохо, упал на скользком тротуаре, сильно ушибся, в том числе, лицом.

«СП»: — Оренбург город немаленький, население более полмиллиона человек. Благотворительных фондов и учреждений, наверное, немало?

— Я знаю о трех. Много было в конце 1990-х. И они реально помогали и малоимущим, и пенсионерам, и школам, больницам. А потом стали исчезать один за другим. Мне муж-директор одного из спорткомплексов, рассказывал, что администрация их постоянно «щипала» всевозможными поборами, а также придирками. Вот и отбила у бизнеса охоту ко всякого рода вспомоществованию.

Зато бизнес будут строго наказывать за увольнение предпенсионеров, жертв пенсионной реформы. Нет, чтобы помогать в их благих начинаниях, а наказывать — всегда пожалуйста.

Вот еще пример. Волгоградской области два молодых предпринимателя, поездив по Европе, «привезли» оттуда идею с бесплатной едой из общественных холодильников. Такие холодильники устанавливаются на городских улицах. В них загружаются продукты — магазинами, не распродавшими товар, срок реализации которого заканчивается, частными пожертвованиями, любым желающими.

Взять что-то оттуда может в принципе тоже любой. Но не берут, так как знают, что это для нуждающихся. Волгоградцы решили организовать такой своеобразный мини-маркет у себя на Малой Родине, предварительно оформив все необходимые документы и собрав справки.

Работал их общественный холодильник ровно три дня — пока не возбудилась администрация. Вот что делает наша власть — пенсионная реформа с отъемом денег проходит на ура, помощь старикам — запрещается.

Моя подруга из Саарбрюкена, Западная Германия, фармацевт Сюзанна Хелд, будучи три года назад в Петербурге, не скрывала своего разочарования. Не городом как таковым с его памятниками, архитектурой, нет, от него в восторге. А той стороной жизни, что называется у нас бытом. Включая чисто внешний вид людей. В особенности пожилых.

«Почему они одеты так неказисто? — Спрашивала она у меня. — В магазинах же есть у вас сейчас хорошие вещи». Объяснила ей: хорошие вещи хорошо стоят, пенсии до них «не дотягивают». Опять не поняла. И взялась рассказывать мне о своих 80-летних родителях, бывших рядовых фармацевтов, два раза в год путешествующих по миру…

Своими обещаниями борьбы с бедностью Путин «добивается расположения одной из самых лояльных групп своих сторонников, — подводит итог своей командировки в РФ корреспондент „Франкфуртер альгемайне“.

— Пенсионеры по-прежнему во многом получают информацию от контролируемого Кремлем государственного телевидения и, кроме того, считают заслугой Путина то, что после его прихода к власти в 2000 году их жизнь значительно улучшилась в сравнении с переломным временем 1990-х годов. Мысль о том, что они могли бы жить гораздо лучше, если бы было меньше коррупции, а экономика более свободной, едва ли играет какую-то роль для этого поколения».

То, чего людям не дождаться от власти, берутся сделать благотворительные организации и волонтеры. Открывают столовые, организуют выдачу бесплатных продуктов и лекарств. Приглашают пожилых людей на концерты и вечера отдыха.

Но власти «не свои» инициативы не нравятся. Потому что она не может их контролировать? Или дело в другом — в том, что люди будут сравнивать её, власти, дела «для галочки» и искреннее желание тех, кто имеет такую возможность, помочь своим соотечественникам?

Они-то, говоря про власть сразу вспомнят пенсионную реформу…

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован