Каленым железом-22

Мы продолжаем вспоминать, о чем писала районная газета "Голос рабочего" в сатирической рубрике "Каленым железом". Идет 1961-й год.

«Обильная» смазка

Не любит оглядываться назад Валентин Максимович Вершинин. Нет, не любит. В кабине трактора он чувствует себя, как капитан на мостике корабля. Его взгляд устремлен вперед и только вперед.

Поехал он, например, сеять. Прицепил сеялку и поехал. Трактор хорошо везет, машина сильная, что для него стоит тащить одну сеялку. Пусть даже у нее чего-то не крутится и скрипит. Тракторист глядит вперед, металличского скрежета из-за рокота мотора не слышно.

… У сеялки разбило внутренний кронштейн, до основания изглодало втулку. Дальше ехать стало некуда.

– Эх, навыдумывали разных автолов, солидолов, – сокрушался тракторист, – вот из-за них и вышла неувязка.

В колхозе «Восток» сеять еще надо очень много, сеялок не хватает, да и те, как видите, отказываются работать. «обильная» смазка виновата.

«Перещеголял» первобытных

Даже первобытные люди стеснялись ходить, как говорят, в чем их мать родила, а вот В. Е. Голованов, проживающий в Залазне, своих предков превзошел. Будучи в пьяном виде, этот 25-летний, нигде не работающий верзила бегал по улицам села голым.

Грузчик Чернохолуницкого леспромхоза А. М. Наговицын в пьяном виде зашел в квартиру своей соседки Мартьяновой, выгнал ее с дочерью из дома и забил дверь.

Подобные хулиганские выходки были и у других граждан. Не отстают и некоторые женщины.

(18 августа 1961 г.)

Что в стену горох

Еще 28 мая газета «Голос рабочего» поместила письмо П. Холманского, в котором говорилось, что при прокладке кабеля по улице имени Кирова поселка Кирса имевшиеся деревянные тротуары были разрушены.

Прошло около трех месяцев. И вы думаете, кто-нибудь обратил внимание на этот сигнал? Нет. Ни поселковый Совет, ни администрация завода даже не ответили редакции, какие меры будут приняты по опубликованному письму.

На днях в редакцию вновь поступила жалоба на неблагоустроенность центральной улицы поселка. Для того, чтобы по улице можно было пройти, в письме руководителям поселкового Совета и завода предлагается несколько вариантов:

первый – заставить «небесную канцелярию» перед первым сентябрем, когда дети пойдут в школу, заморозить центральную улицу;

второй – закрыть улицу от осадков дамскими зонтиками;

третий – поставить через каждые 10-15 метров улицы по трактору, чтобы буксировать пешеходов.

Так как эти предложения трудновыполнимы, то уж лучше в ближайшее время проложить по улице имени Кирова тротуары.

С. Васильев

Незаменимый

9 июня в нашей газете сообщалось о том, что заведующий Морозовским магазином Залазнинского сельпо Павел Васильевич Кротов рабочее время считает самым удобным для пьянки. Находясь за прилавком, он чувствует себя хозяином положения. Вся водка у него в руках. Пей, сколько душеньке угодно!

30 июня председатель райпотребсоюза П. Х. Щенников сообщил, что факты подтвердились. Тогда же он поведал, что Кротов за пьянку с работы уволен.

Уважаемые читатели. Щенников нас с вами, мягко говоря, надул. Кротов до сих пор качается за прилавком. 7 августа, например, он даже на ногах не устоял и его из магазина вынесли на носилках.

Такой, с позволенья сказать, продавец настолько мил сердцу руководителей потребсоюза и сельпо, что они его ну никак заменить не могут. Да и правда, трудно подыскать такого же.

Этикетки с веснушками

Приятно покупателю зайти в магазин № 49 горторга. Размещается он в прекрасном помещении. Но как это часто бывает, первое впечатление обманчиво…

Едва покупатель подходит к прилавку, ему становится не по себе. На прилавке валяются капустные листья, насыпана крупа. За стеклом по селедке ползают жирные мухи. Они густо обсидели все этикетки. Бумажки с ценами от этого покрылись как бы веснушками.

А вот тут же с краю, в ванночке лежит что-то похожее на селедку. Ни названия, ни цены, правда нет. Цвет грязно-ржавый. Сверху рыба усыпана дохлыми мухами. Трудно угадать, от чего они околели. То ли отравились они этим «продуктом», то ли от одного его вида мушиное сердце не выдержало.

(1961 г.)

Как хочу, так и ворочу

Клавдия Афанасьевна Овсянникова, продавец Турундаевского магазина Зиминского сельпо, за прилавком ведет себя, как склочница на общей кухне. Ей ничего не стоит обругать покупателя, пригрозить ему гирей или другими карами.

Магазин больше всего смахивает на склад мусора и грязи. Сама Овсянникова второй год уклоняется от медицинского осмотра. Обсчитать, обвешать покупателя, продать водку в разлив – не составит труда. Она и сама во время работы не прочь побаловаться водочкой.

Кстати, она на работу пешком ходить отвыкает. Комбайнер Матвей Егорович Кротов, ее муж, получил новенький комбайн и частенько доставляет на нем жену за 4 километра к месту работы. Вот ведь какой заботливый муж (за счет колхоза).

А недавно в деревню приезжали из прокуратуры, руководителям сельпо и потребсоюза предложили освободить Овсянникову от работы, а они и в ус не дуют.

Теперь продавец не дает проходу тем, с кем беседовали работники прокуратуры, других же за водку подбивает выступать в ее защиту.

Митрофанов, Барышникова

Отношение плевое

Я – инвалид. Читать газеты не могу, так как зрение у меня слабое. Поэтому, чтобы не отстать от жизни, слушаю радио. Но Песковский радиоузел часто лишает меня и этого. Неделями, а иногда и месяцами радио молчит. На наши просьбы – улучшить трансляцию радиопередач – работники поселкового отделения связи не реагируют. Плату же берут и за те дни, когда оно не произносит ни звука.

Больше того, у меня сложилось впечатление, что для них главное – «содрать» деньги с человека. Работница Козлова 14 августа вторично взыскала с меня плату за радиослушание за май, июнь, июль и август и 96 копеек пени якобы за просрочку с уплатой, хотя за эти месяцы плата была внесена своевременно.

Когда я пожаловался на это мошенничество начальнику отделения связи Фроловой, она набросилась на меня с грубыми упреками.

И. Фролов

Поторопились

Много было радости у нас, когда до третьей бригады колхоза «Мир» дотянули электролинию, и вечером в избах стало светло, как днем. На радостях мы даже все керосиновые лампы выбросили. Свет у нас то горел, то нет, а теперь уже давно мы и ужинаем в потемках.

Слали мы челобитную председателю колхоза Беляеву и электромеханику Смагину, но они говорят, что где-то чего-то сгорело. А светлей нам от этого не стало.

Ф. Шепелин, Е. Соболев

(1 сентября 1961 г.)

По своему прогнозу

Хороша лодочная станция на Омутнинском пруду. Рыбак, охотник, любитель прокатиться по зеркальной глади может взять лодку напрокат. На лодке можно отправиться за грибами, за ягодами…

Было можно. А теперь это доступно только тем, кто имеет свою лодку. Чуть только дохнуло осенним холодком, чуть только нахмурилось небо, как завком профсоюза приказал убрать лодки с пруда.

Придет теперь рыболов с удочками или другой человек, нуждающийся в этой «посуде», посидит на берегу, поглядит на спокойные волны и отправится восвояси.

Может быть, по прогнозу завкома скоро пруд покроется льдом? Потому-то там и рассудили так: а вдруг еще из лодки придется извлекать из пруда с помощью маленьких ледоколов.

Н. Клековкин

Слону – дробинка

Николай Дмитриевич Толстошеин, работающий на ЦЭС Омутнинского металлургического завода, известен многим тем, что напившись, любит дома поскандалить. Часто в глухую ночь жена с маленькими дочурками вынуждена убегать из дома, спасаясь от кулаков разгневанного мужа и отца.

Толстошеина не раз обсуждали на собрании рабочих, на административной комиссии, занималась им милиция, но на него ничего не действует. Все меры воспитательного характера ему – что слону дробинка.

Г. Александров

«Заправился»

Шофер автобуса, как никто другой, должен быть опытен, внимателен, дисциплинирован. Ему доверено возить не порожние бочки, не мешки с картошкой, а живых людей – самое дорогое, что есть на свете.

Николай Яковлевич Гирев не так давно, прежде, чем взяться за руль, основательно «заправился» сам. Теперь его за пьянку надолго высадили из кабины.

Приласкала

С 1947 года Аккузин Владислав Петрович пристрастился к чужому добру. Толльк успел он после десятилетней отсидки освободиться, как снова попал за решетку за хулиганство.

Гуманные наши законы дали ему возможность досрочно освободиться, и он весной 1959 года сошел на перрон станции Кирс.

Неподалеку от станции в то время работала буфетчицей в Кирсинском горторге Анастасия Васильевна Шулятьева. Жулик нашел скоро с ней общий язык. Ей надо было мужа. Биографией она интересоваться не стала.

Около трех лет буфетчица откармливала тунеядца. За это время он успел в Кирсе совершить шесть краж.

Ворюга скоро сядет на свое место. А как же быть с его сообщницей? Она же знала, чем занимается ее «квартирант».

В. Гунбин

(1961 г.)

Продолжение следует

Все материалы “Каленого Железа”

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован