Когда Запад готовит новый «Дранг нах Остен», Россия должна показать силу

Москву призвали дать жесткий ответ тем, кто пытается извратить историю подвига советского народа

В борьбе с русофобией и попытками Запада переписать историю Второй мировой войны России нужно делать ставку на силу. Такое мнение в эфире субботней программы «Право знать!» на телеканале ТВЦ высказал известный израильский политический эксперт Яков Кедми.

По его словам, после того, как Советский Союз одержал победу в Великой Отечественной войне, Европе пришлось считаться с его силой. Однако когда СССР перестал существовать, Европа вернулась к своему естественному состоянию — «на Восток» («Дранг нах Остен» — Натиск на Восток).

Собственно, не секрет, что 75 лет назад на стороне Гитлера против Советского Союза воевала почти вся Европа (кроме Великобритании и Сербии). И теперь, как замечает Кедми, вся Европа вновь пытается идти против России.

Сам он объясняет это тем, что Россия всегда мешала Европе. И чем она была больше, тем больше были антироссийские и русофобские настроения.

«Вообще западная идеология и политика построена так — слабого рвут на части, слабого надо забрать и под себя подмять, и не важно, под каким предлогом: „во имя установления истинной веры, во имя установления нового порядка или во время борьбы за демократию“. Называйте как угодно…», — цитирует эксперта ИА «ПолитНавигатор».

Мнение о том, что это осталось в прошлом, он считает всего лишь иллюзией.

«Нет, это не в прошлом, это естество современной европейской цивилизации, и только одно её может остановить — сила, как это было в истории, другого ничего. Переубеждать только силой. А пока вы будете слабыми — это будет», — отметил Кедми.

Россию сейчас, действительно, будто рвут на части, когда цинично извращают память о войне и подвиге советского солдата. Освободителей называют агрессорами и требуют каких-то репараций за то, что Красная Армия дала им мирную жизнь и вообще будущее.

Причем, ведь делают они это даже не по незнанию часто, а чтобы намеренно сделать нам больно. Потому что знают: тема эта для нас священна.

Однако нападки и ложь в адрес нашей страны затрагивают не только историю Второй мировой войны. Запад старается сегодня сделать Россию виноватой практически во всем и обрушивает на нее потоки грязи, клеветы и необоснованных претензий чуть ли не ежедневно.

Может, настало, действительно, время это прекратить?

— Мне кажется, главное, чтобы наше руководство действовало исключительно в интересах государства, в интересах российского общества, — комментирует ситуацию замдиректора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Никита Данюк.

— И было бы, как неоднократно говорил президент, национально ориентировано.

То есть, на мой взгляд, очень многое зависит от того, как воспринимают Запад те люди, которые находится у власти и которые принимают решения.

Да, если мы говорим о президенте, о нашей внешней политике, о нашем оборонном потенциале, силовом блоке, как таковом, и органах госбезопасности, то, конечно, эта национализация ментальная, она присутствует. Она — в наличии.

Но если мы говорим, например, об экономике, о сфере бизнеса — о таких, как мне кажется, не менее важных составляющих российского государства, которые управляются определенными людьми, — то мы увидим, что для них, в принципе, их философия — это вот то самое низкопоклонство перед Западом.

Максимальная лояльность, максимальная готовность идти на всевозможные уступки — «лишь бы Запад снова раскрыл нам свои объятия, принял за своих и отменил санкции».

И в этом плане, как мне кажется, это такой базис. Если у нас получится в органах госуправления на самых высоких постах взрастить (неважно, каким способом — жесткими мерами, либо, наоборот, всячески потворствуя и покровительствуя таким людям) национально ориентированную элиту, то и отношение к Европе и к Западу, как таковому, оно будет меняться.

Потому что зачем, в общем-то, выступать с открытым забралом, с мечом наголо, когда у тебя дети учатся на Западе, когда у тебя там недвижимость, банковские счета и т. д.

Что касается технологической стороны дела… Действительно, Россия для многих стран, которые являются одними из главных апологетов этой русофобской политики в Европе, — очень важный экономический партнер. Возьмем, ту же самую Прибалтику, возьмем, Украину, Грузию и т. д.

Эти страны неоднократно были замечены во всевозможных инициативах, а иногда попросту в провокациях, которые нацелены на осквернение нашего прошлого, нашего настоящего, в принципе, российской культуры и русской цивилизации как таковой.

Но жестких мер карательных (по-настоящему жестких), чтобы их ощутили на себе не только политики, которых мы иногда заносим в санкционные списки, но и общество, которое поддерживает этих политиков, мы, к сожалению, не предпринимаем.

Мы руководствуемся прагматичностью, целесообразностью, что есть политические элиты, и не стоит путать политические элиты с народом, который изначально должен находиться на стороне России и как бы ее поддерживать.

«СП»: — А это не ошибка?

— Мне кажется, что ошибка. Что такое время прошло. Что разделение на политические элиты и народ, оно не совсем правильное. Потому что и в Грузии, и на Украине, и в той же самой Белоруссии (я уже не говорю про Прибалтику) этот народ, в принципе, воспитывается в рамках вот этой традиционной русофобии, негативного отношения к советскому периоду, к России нынешней и т. д. Но мы почему-то закрываем на это глаза.

А вот в Китае, например, очень жестко отреагировали на высказывание одного из топ-менеджеров баскетбольного клуба «Хьюстон Рокетс», который просто позволил себе поддержать протестующих в Гонконге через Твиттер.

Там просто пересмотрели рекламные контракты, телетрансляции баскетбольных матчей и заставил фактически руководство НБА извиниться за этого топ-менеджера. Он и сам потом извинился, но в итоге все равно вынужден был уйти в отставку.

Я к тому, что, если мы будем использовать имеющиеся у нас рычаги (торгово-экономические, энергетические, социокультурные, какие угодно…) и не закрывать глаза на наглые попытки переписывания истории, то в следующий раз, те политические силы в Европе, которые будут разжигать подобного рода настроения, будут понимать, к каким последствиям это приведет.

В принципе, существует ситуация, когда политические силы во главе той или иной европейской страны относятся к нашему государству нейтрально (или даже лояльно), но внутри них возникают те или иные политические группы, альянсы, которые проводят (или пытаются проводить) какую-то лютую русофобскую политику, всевозможные провокационные акции… и т. д.

На подобное тоже не следует закрывать глаза. А следует максимально жестко требовать от лояльного к нам руководства принять какие-то ответные меры в отношении этих людей.

Яркий пример — ситуация в Чехии, где памятник маршалу Коневу, освободившему Прагу от немецко-фашистских захватчиков, демонтируют и ставят памятники власовцам из РОА, которые воевали на стороне Гитлера. При том, что президент Земан к нашей стране относится вполне лояльно, и, в принципе, премьер-министр чешский тоже «открестился» от этого.

Но, мне кажется, для того, чтобы не портить отношения с Россией все-таки в их силах подобного рода маргинальных фриков, которые инициируют такие вещи, урезонивать. И делать так, чтобы подобного рода выходки с их стороны, не повторялись…

Вот мы этого не делаем.

«СП»: — Почему?

— Либо мы боимся в рамках постоянного санкционного давления еще больше ухудшить отношения с теми странами, с которыми у нас хоть что-то выстраивается — хоть какие-то нормальные отношения. Либо мы считаем, что это всего лишь конъюнктурный момент, который пройдет рано или поздно. Это «фантомные боли» из-за воссоединения с Крымом.

Но, как практика показывает, ничего подобного. Когда Россия демонстрирует суверенную жесткую позицию по тому или иному вопросу, снова начинаются крики о вмешательстве, о том, русские — это угроза, поэтому необходимо пересмотреть их историю и, в целом, с ними взаимодействие.

Но у меня такое впечатление, что наше политическое руководство до сих пор не выработало, видимо, инструментарий, с помощью которого мы могли бы действительно жестко отстаивать свои интересы.

Либо нет соответствующей политической воли, потому что в нынешних условиях делать это достаточно рискованно.

То есть, мы не идем ва-банк, не идем в атаку. Вместо этого мы постоянно находимся в оборонительной позиции. В постоянной позиции человека, который должен доказывать свою невиновность, развеивать какие-то мифы — в отношении истории той же Второй мировой войны, например.

«СП»: — Почему же, наш МИД регулярно выражает озабоченность… Только это не работает… Их «хайли лайкли» все равно оказывается сильнее, чем наши факты..

— Конечно, не работает. А вот те же американцы, либо китайцы, осознавая свою силу, осознавая, что у них есть инструменты давления, этим пользуются.

Они не боятся заявлять о своей позиции (в каком-то смысле повышать ставки), чтобы показать своим оппонентам: «Мы не просто так выражаем озабоченность. У этой озабоченности, если не будут предприняты меры, будут ответные шаги, которые могут коснуться вашего бизнеса, энергетических компаний, сельского хозяйства, всевозможных дипломатических структур».

Возможно, такая логика нашей дипломатии какое-то время оправдывала себя. Когда случился Крым, когда была острая ситуация на Юго-Востоке Украины, мы понимали, что есть объективные, грубо говоря, поводы, из-за которых постоянно на нас будут сыпаться необоснованные угрозы. То есть, поводы есть, а угрозы — это их прямое продолжение.

Но сейчас, пытаясь нас уколоть, они задевают сакральную для наших людей тему — тему Великой Отечественной войны и Великой Победы.

И что еще больше раззадоривает наших оппонентов, то, что мы ограничиваемся, к сожалению, только риторикой, какими-то заявлениями МИДа и информационной кампанией внутри собственной страны.

«СП»: — Чтобы бороться с фальсификацией истории, хотят сделать доступными все военно-исторические архивы. Поможет?

— С одной стороны, правильно, что эти архивы будут открыты, но, как мне кажется, этого будет явно недостаточно для того, чтобы остановить этот процесс. Потому что в нынешнем мире, мире постправды, вообще неважно, есть ли на нашей стороне аргументы, цифры, конкретные документы, доказывающие нашу правоту.

Если нас обвиняют в чем-то, это сразу разлетается по информационным агентствам, социальным сетям, и мы, вроде, реагируем, но на эту нашу реакцию никто уже не смотрит — информационная волна уже запущена, и дело сделано.

Поэтому здесь нам необходимо брать инициативу в свои руки. Не находиться постоянно в оборонительной позиции, а напоминать им про Мюнхенский сговор, про тех, кто финансировал промышленность гитлеровской Германии, кто давал им деньги, кредиты, вспоминать про очень «искусную» дипломатию той же Франции, Великобритании и Польши.

То есть, нужно постоянно им показывать, что это они должны оправдываться, а не мы.

Но у нас, к сожалению, логика другая, и, видимо, целеполагание заключается в том, чтобы не портить отношения, если все тихо спокойно и никаких взаимных упреков и претензий нет. Такая тактика, как я уже говорил, работала до недавнего времени, но, сейчас она уже себя полностью исчерпала, мне кажется.

«СП»: — Есть шанс, что мы в этом смысле перестроимся и покажем ту самую силу?

— Шанс есть всегда. Но начинать, мне кажется, нужно с внутренней перестройки. Это тоже проблема комплексная.

У нас даже очень влиятельные политические силы, люди, чиновники, они — некоторые из них — сами немало сделали для того, чтобы дискредитировать советский период, чтобы, в том числе, неоднозначно трактовать историю Второй мировой войны. Историю правления того же Иосифа Сталина…

И вот в этих условиях, если мы внутри не разберемся, не сможем договориться сами с собой, как мы оцениваем эту эпоху — со всеми ее недостатками и достоинствами, — мы не сможем перестроиться и вовне.

А у меня такое впечатление складывается, что у нас даже на уровне принимающих решения лиц какой-то четкой, нормальной позиции, которая была бы понятна российским гражданам, в отношении советского периода нет.

Мы постоянно говорим о том, что гордимся Великой Победой, что мы — народ-победитель, но почему-то забываем о том, кто был Верховным главнокомандующим во время Великой Отечественной войны. Забываем, какая была система хозяйственно-экономическая, политическая…

То есть, все настолько взаимосвязано, что если мы внутри не сможем разобраться, то и вовне перестроиться грамотно, как мне кажется, не получится.

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован