Экономика-2019: Что такое путинский тупик и медвежий угол

Профессор Катасонов: Российская власть погрузилась во «вторую реальность»

Мы живем в государстве под названием «Российская Федерация» 29 лет. Оно возникло после распада Советского Союза 25 декабря 1991 года, когда союзная республика РСФСР была переименована в Российскую Федерацию.

Можно по-разному оценивать и называть этот отрезок отечественной истории. Например, с экономической точки зрения, это время непрерывного ослабления экономических позиций нового государства в мире и перманентного развала и расхищения той мощной материально-технической базы, которая досталась Российской Федерации в наследство от Советского Союза.

Меня, как экономиста часто просят прокомментировать и объяснить то или иное событие, связанное с финансами, деньгами, промышленностью, торговлей, социальным положением людей и т. п.

И каждый раз я чувствую себя не в своей тарелке. Почему? Потому что экономист занимается экономикой, а экономика в переводе с греческого языка означает «домостроительство».

А меня просят прокомментировать события, которые относятся к обратному процессу — «разрушению дома». Разрушение — уже совсем другая специальность. Это специалисты по демонтажу зданий, взрывники, военные и т. п.

И у меня складывается такое впечатление, что во власти Российской Федерации на протяжении уже почти трех десятилетий находятся диверсанты-взрывники. Посудите сами: реально Россия по величине ВВП еще не вышла на тот уровень, который союзная республика РСФС имела в 1991 году.

Это Росстат рисует нам благостные картинки «экономического роста», а честные профессиональные экономисты старой школы (Григорий Ханин, Василий Симчера и др.), говорят, что реально валовой продукт страны составляет примерно 95% от уровня 1991 года. Проще говоря, на протяжении почти трех десятков лет Россия находилась в состоянии перманентного экономического кризиса, и из него до сих пор не вышла.

Это картина макроэкономическая. А что на уровне микроэкономическом? Только в период 2000—2017 гг. в стране было уничтожено 74 тысячи заводов и фабрик. Потери, сопоставимые с теми, которые страны понесла в годы Великой Отечественной войны.

Этап уничтожения крупных и крупнейших объектов отечественной промышленности и других отраслей реальной экономики, созданных в годы индустриализации, уже почти полностью завершен. Теперь начинается фаза уничтожения среднего и малого бизнеса, дающего работу миллионам наших граждан.

При этом уничтожение подается как «естественный» процесс «конкурентной борьбы» и банкротств. Так, в 2018 году было зарегистрировано лишь 4 тысячи акционерных обществ (АО), а количество «сгоревших» (обанкротившихся) АО составило 16,5 тыс.

По данным Министерства экономического развития, с августа 2018 по август 2019 в России закрылись 668 тысяч малых и средних предприятий. Их общее число в стране сократилось на 5,2%. В Росстате даже появился термин «процесс естественной убыли» субъектов малого и среднего предпринимательства. Ничего «естественного», очевидно, в этом нет. Процесс, вполне управляемый сверху.

За «естественной убылью» малых и средних предприятий следует процесс «естественной убыли» населения. В 2017 году естественная убыль населения в стране, по данным Росстата, составила 135,7 тысячи человек, в прошлом — 224,6 тысячи, а в текущем стала рекордной за 11 лет — 259,6 тысячи только за январь-октябрь.

По итогам всего года будет больше 300 тысяч. Росстат только что опубликовал демографический прогноз на средне- и долгосрочную перспективу.

Базовый вариант предполагает снижение численности населения с нынешних 146,7 до 143 млн. человек к 2036 году. В «низком сценарии», предполагающем, что «рождаемость будет падать, а миграционный приток будет уменьшаться», Россия потеряет 12,4 млн. жителей за 18 лет: к 2036 году численность населения составит 134,3 млн. человек.

Даже Росстат, известный своей ангажированностью, не в состоянии скрыть процессы прогрессирующего вымирания. В его документах, а также в документах правительства это называется «естественной убылью» населения. На самом деле убыль «противоестественная». И вина за это лежит на власти.

Похоже, одной из задач власти (не декларируемой, возможно, до конца не осознаваемой чиновниками) является «зачистка» страны — как ее экономики, так и ее населения. Эта «зачистка» велась и продолжает вестись в рамках необъявленной войны Запада против России.

Война эта пока «холодная», или «гибридная». Главными ее бенефициарами являются «хозяева денег» (они же мировая финансовая элита, они же — «золотой миллион»). В дополнение к упомянутой основной задаче на власть возложена также задача «прикрытия» операции по «зачистке».

В чем выражается эта функция «прикрытия»?

Во-первых, в том, чтобы искажать реальное положение дел в стране. Таким искажением занимаются все министерства и ведомства. Искажение выражается даже в том, что происходит сознательное умалчивание тех или проблем.

Например, Минфин должен выплатить гражданам компенсации ущерба, возникшего в результате резкого обесценения вкладов наших граждан в Сбербанке в 1991 году. Сумма компенсаций оценивается примерно в размере десяти нынешних годовых бюджетов Российской Федерации.

Министр финансов Антон Силуанов начисто «забыл» об этих обязательствах и люди уже в течение многих лет не получают ни копейки компенсаций из казны. Разве это не сознательное умалчивание и сознательное искажение?

Безусловно, что особое место в реализации функции искажения принадлежит Росстату. Чтобы он более «эффективно» выполнял эту функцию, его в прошлом году подчинили напрямую Минэкономразвития.

Во-вторых, в том, чтобы людям обещать «золотые горы» и погружать их во «вторую реальность» (так философы называют мир грез и мечтаний). За неполные тридцать лет число выданных властью обещаний не поддается учету. Часть этих обещаний носят вообще вербальный характер, их вообще к делу не пришьешь.

Другие оформлены документально: в виде показателей, включенных в программы, проекты, концепции, стратегии и т. п. Число документов подобного рода исчисляется тысячами, а число показателей, содержащихся в них, уходит в бесконечность.

Я общаюсь с некоторыми чиновниками и вижу, что они даже на своем участке работы не могут охватить в полном объеме весь массив документов и показателей. Я уже не говорю о том, что документы и показатели могут не совпадать по смыслу и даже противоречить друг другу.

Впрочем, как мне кажется, чиновников это не очень смущает, поскольку они понимают, что главная функция документов — создание в сознании людей той самой «второй реальности».

Значительная часть чиновников сама пребывает в состоянии перманентного «наркотического опьянения». А это затрудняет или даже делает невозможным восприятие ими «первой реальности», т.е. того реального мира (экономики, политики, социальной сферы и др.), за состояние которого они должны отвечать.

Один мой знакомый из «бывших» кремлевских функционеров сказал мне, что все эти высокопоставленные кремлевские чиновники обитают на своей «квадратной миле», где они неизбежно впадают в «наркотическое опьянение».

Наиболее яркие примеры документов, призванных погрузить людей во «вторую реальность» — майские указы президента от 2012 и 2018 гг. Какие красивые перспективы на период до 2018 года включительно были нарисованы в майских указах 2012 года! Но ведь они были с треском провалены!

Никакого серьезного «разбора полетов» по итогам выполнения (точнее невыполнения) указов 2012 года правительством проведено не было. Да и президент, судя по всему, на этом не настаивал. И без учета негативного опыта указов 2012 года был подготовлен майский указ 2018 года и с легкостью подписан президентом.

Видимо, главная задача последнего майского указа президента в том, чтобы еще раз погрузить людей во «вторую реальность». Не буду сейчас «грузить» читателя теми радужными показателями, которые содержатся в дюжине национальных проектов, предусмотренных майским указом 2018 года.

Но там некоторые целевые показатели еще более утопичны, чем в указах 2012 года. Пожалуй, менее утопичными являются те денежные ресурсы, которые запланированы под реализацию национальных проектов — почти 26 трлн. рублей.

Ожидается еще более грандиозный «распил» казенных денег. А это, в конечном счете, работает на выполнение властью основной задачи — экономической и демографической «зачистки» страны.

Уже прошел первый год с момента старта национальных проектов. Некоторые наивные граждане ждут каких-то позитивных изменений. Наиболее въедливые из них даже следят за национальными проектами по графикам, где все расписано по годам. А вот чиновники подготовили графики, отчитались о новой порции «исходящих» бумаг и тут же забыли о них.

Только что опубликованы результаты опроса ВЦИОМа, согласно которому 60% граждан назвали уходящий 2019 год трудным и плохим для страны.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков уже успел прокомментировать этот опрос: в Кремле считают, что к этим оценкам надо относиться «с известным допуском», поскольку в них присутствует «изрядная доля» эмоций. Отвечая на вопрос, когда граждане смогут почувствовать результаты этой работы, Песков напомнил, что задача повышения уровня жизни заложена в национальные проекты, «поэтому это должно произойти в срок, на которые рассчитаны эти проекты, а именно до 2024 года».

Так что гражданам предлагается запастись терпением еще на пять лет. А «чудо», как обещает пресс-секретарь (он же — кремлевский «пророк»), произойдет аккурат в 2024 году.

В-третьих, в том, что по наступлении времени исполнения обещаний власть впадает в состояние «амнезии» (медицинский термин, означающий потерю памяти). Выше я уже привел пример с майскими указами 2012 года. Обещания не были выполнены. Образно выражаясь, в 2018 году наступил срок погашения долга по векселям, выписанным за шесть лет до этого.

Платить не стали. А рефинансировали долг за счет выпуска новых векселей с еще более впечатляющими цифрами обязательств. Мы с вами наблюдаем обычную мошенническую операцию в духе Мавроди, который выстраивал долговую, или финансовую пирамиду МММ. Операцию властей правильнее назвать «пирамидой обещаний».

Кстати, уж если сравнивать обещания властей с выписываемыми векселями, то следует напомнить, что наступило время погашения обязательств по векселю, который был выдан правительством еще в 2008 году.

Этим векселем является Концепция социально-экономического развития России до 2020 года, которая была утверждена правительством в ноябре 2008 года. Документ для краткости называют «Стратегия 2020».

Что же было записано в этом документе-векселе? Например, что еще к середине текущего десятилетия Россия должна стать пятой экономикой мира, увеличив свою долю в мировом ВВП. Что же мы имеем на сегодняшний день?

Россия по показателю ВВП как была, так и остается шестой экономикой. Германию, которая находилась в 2008 году на пятом месте, догнать и перегнать так и не удалось. Более того, если в 2008 году доля РФ в мировом ВВП была равна 3,9%, то в этом году, согласно предварительным оценкам, показатель составит лишь 3,0%.

Россия имеет темпы экономического развития ниже среднемировых, поэтому я не удивлюсь, если в 2024 году (завершающем году «шестилетки») Россия может оказаться не на пятом месте (как «нарисовано» в майском указе 2018 года), на седьмом, пропустив вперед Индонезию.

К 2020 году «Стратегия» обещала разогнать экономику до годового прироста ВВП в 6,5%, а реально по итогам 2019 года ожидается всего лишь 1,0%.

По большинству социальных показателей вместо обещанного «Стратегией» роста мы видим падение. Например, реальные доходы в период с 2012 года (=100%) до 2020 года должны были вырасти до 164%-172%. А, согласно предварительным оценкам, они по итогам 2019 года окажутся равными 95%.

Какие-то социальные показатели, наоборот, должны были снижаться. Например, безработица, бедность и др. Так, в 2008 году показатель бедности (доля людей, имеющих доход ниже прожиточного минимума) был равен 13,4%.

«Стратегия» обещала, что уровень бедности будет понижен в два раза — до 6%-7%. А фактически, по итогам 2019 года ожидается, что уровень бедности составит 12,7%. Т.е. в период 2008—2020 гг. имел место бег на месте.

Не буду далее перечислять «достижения» правительства по выполнению «Стратегии». Удивительно, что никто в верхах почему-то не только не пытается подвести итоги выполнения (вернее, провала) программы, но даже старается не вспоминать о «Стратегии».

На полный провал «Стратегии» наложился и очевидный провал по части реализации национальных проектов по итогам первого года «шестилетки». Власть это совершенно не смущает. Она находится одновременно в состоянии наркотического опьянения, шизофренического раздвоения сознания и амнезии.

Честно говоря, я был шокирован последним в этом году заседанием правительства, которое проходило 25 декабря. На нем присутствовал и выступил президент страны Владимир Путин.

Вот слова из его выступления: «Нельзя не отметить в качестве позитива создание хорошей макроэкономической базы развития. Ну, конечно, это уникальный результат, в нашей новейшей истории ничего подобного не было…». Оставляю эти слова без комментария.

Дмитрий Анатольевич Медведев не остался в накладе, он обратился к президенту страны с не менее приятными для президента словами: «Работа налажена, и существенную роль в этом сыграла позиция и поддержка Владимира Владимировича Путина. От президента зависит многое, в том числе скоординированная работа высшей власти».

Не знаю, почему, но когда я читал информацию о предновогоднем заседании правительства, на память пришла басня Ивана Крылова «Кукушка и петух» со словами:

За что́ же, не боясь греха,

Кукушка хвалит Петуха?

За то, что хвалит он Кукушку.

Правда, гармонию Петуха и Кукушки неожиданно нарушил Воробей:

Тут Воробей, случась, примолвил им: «Друзья!

Хоть вы охрипните, хваля друг дружку, —

Всё ваша музыка плоха!..”

Вот и мне, к сожалению, приходится выступать в роли того Воробья и констатировать, что «музыка» российской власти «плоха» и становится с каждым годом все хуже.

Вот поэтому я еще раз повторяю, что мне как экономисту крайне сложно комментировать то, что сегодня происходит в той сфере, которую наши политики и журналисты называют «российской экономикой».

В правительстве, на которое возложено управление экономикой, судя по всему, находятся пораженные страной болезнью люди. У них полностью нарушилось нормальное восприятие окружающего мира.

Белое они принимают за черное, а черное за белое. Оценивать решения и поведение таких чиновников должны не экономисты, а люди других профессий.

В заключение хотел бы привести высказывание известного бразильского писателя Пауло Коэльо: «Те, которые обещают и обещания не выполняют, в конце концов, становятся бессильными и никчемными. И это же происходит с теми легковерными, что хватаются за обещанное».

Валентин КАТАСОНОВ

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован