Российской элите посоветовали жить в нищете, чтобы спастись

Член СПЧ: После гламурного бала в Москве звездные семьи поставили себя под удар

Бал наследниц влиятельных российских семей стал поводом для медиаконфликта, который имеет значение для всей страны.

Журналистка RT и член совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека Екатерина Винокурова всю неделю писала в Telegram: посещать такие мероприятия стыдно, 13 дебютанток — ничего не стоят, а семьи, которые кичатся своим богатством, являются «помоечными».

Публицист Олег Кашин оппонировал этим тезисам, говоря, что Винокурова сама относится к элите, на что та отвечала, что в девяностые ее родители не получали зарплату, а теперь внучка Виктора Черномыродина, который тогда был премьер-министром, позволяет себе носить украшения за сотни тысяч рублей.

В интервью «URA.RU» Винокурова назвала, кого считает настоящей аристократией в современной России и сказала, что нужно делать, чтобы классовое расслоение не привело к кровопролитию.

Бал Tatler прошел 19 ноября в Москве. Среди участниц были сестра рэпера Тимати Анна Юсупова, внучка актера Михаила Боярского Екатерина, внучка олимпийского чемпиона по хоккею Валерия Харламова Дарья Дронова, Анастасия Черномырдина и другие девушки в возрасте от 15 до 21 года.

— Почему бал Tatler — это плохо?

— Такие балы не должны проводиться. У нас падает уровень жизни простых людей. На фоне жителей Тулуна (где летом произошло наводнение, пострадали более 6700 жилых домов, эвакуировано около 3000 человек, несколько десятков людей погибли — прим. ред.), которые пытаются справиться с последствиями, устраивать пляски, где на каждой дебютантке нацеплен бюджет города Тулун, это неприлично.

Представлять дебютанток в качестве элиты общества неправильно, так как они дети, которые не имеют ничего кроме богатых родителей.

— У этого бала изначальная миссия — возрождение дворянских ценностей. Они же не говорят, что девочки должны чего-то добиться. Они как Наташи Ростовы — первый раз выходят в свет. Почему мы должны от них что-то требовать?

— Во-первых, мы живем не в 19 веке, а в 21-м, правда? У меня есть подруга во Франции. Однажды мы сидели с ней и ее супругом-французом в кофейне в Лионе. И она мне сказала: «Представляешь, мы пьем кофе за одним столиком с баронессой Эммой Ротшильд». Я сказала: «Почему же она не сидит в бриллиантах?» И муж подруги ответил: «Все и так в курсе, что они у нее есть».

И бал Tatler, это не аристократия, а нуворишество (франц. nouveau riche — новый богач из низкого сословия — ред.)

— А как детям элиты себя вести? Они ведь не виноваты, что родились в богатых семьях. Насаждать благотворительность?

— Я принадлежу к среднему классу, как и мои друзья. Для нас насаждение благотворительности сыграло важную роль. Кто-то из нас участвует в благотворительных программах, кто-то просто переводит деньги.

А этим детям, мне кажется, стоит идти работать: курьерами, доставщиками условной пиццы. Это сыграет только в плюс. Те, кто поумнее, должны сказать родителям: «Я иду работать курьером. Да, 20 тысяч рублей. Я на эти деньги буду жить. Я хочу прожить нормальную жизнь». В этом нет ничего садистского. У всех есть опыт работы на низкооплачиваемых должностях. У меня он есть и это не делает нас ужасными.

— У каждого ведь своя жизнь и нельзя диктовать людям, как им жить. У нас же демократия, или нет?

— Я сейчас сделаю заявление специально для «URA.RU», я первым вам об этом говорю, только как любимому изданию — я сама по взглядам социал-демократ.

И как социал-демократ я за некоторые самоограничения. Мне кажется, что любые права и привилегии предполагают ответственность. Моя претензия к нынешней «элитке» в том, что их богатство безответственно. На уровне детей, следующего поколения эту ответственность нужно насаждать.

Например, возвращаясь снова к Тулуну, я ездила смотреть на последствия наводнения. Меня это шокировало. Люди потеряли всё и бродят по городу, пытаясь найти хоть какую-то поддержку. Для меня, как для благополучной московской девочки, было очень важно находиться в этот момент с ними. Я считаю, все это стоило 30 балов Tatler.

— Ответственность за Тулун лежит на людях, которые строили дамбы и не только на этой реке.

— Эти дамбы должны были строить отцы и деды этих девочек.

— То есть сейчас дети должны встать и, независимо от того, кто их родители, сказать: «Мы будем делать по-новому»?

— Да, конечно. Тогда я буду говорить, что это элита. У нас нувориши играют в аристократию, не понимая, что посыл, который Платон и Аристотель вкладывали в слово аристократия, был другим. Аристократы берут ответственность за страну.

Я являюсь певцом среднего класса и считаю, что если мы живем нормально, то излишки нужно отдавать нуждающимся. Думаю, что наш средний класс и является подлинной аристократией.

— В своих публикациях о бале вы подчеркнули, что в духе времени не бриллианты, а волонтерство и благотворительность. Но нам ведь никто не запрещает провести свой бал. Как по-вашему может выглядеть мероприятие, которое пропагандирует эти ценности и показывает новый стиль поведения элиты?

— Огромное спасибо за этот вопрос. Я хочу поделиться своей мечтой: чтобы на Параде 75-летия нашей Великой Победы прошли люди, которые совершили подвиги. Например, летчик, который посадил самолет на кукурузном поле (Дамир Юсупов — ред.), дети, которые вытаскивали ровесников из огня. Таких людей много.

Я бы больше всего на свете в рамках празднования 9 мая хотела, чтобы молодые герои принимали парад от пожилых. Чтобы ветераны проехали первой колонной, и эстафету у них приняли эти люди. Вот это наш бал.

— А весь гламур чтобы ушел в небытие?

— Ну, конечно. В этом никакого эмоционального посыла нет.

— Основной удар в своих публикациях вы направили на внучку Виктора Черномырдина (премьер-министр РФ 1993—1996 годов) Анастасию. Спрашивали, откуда деньги у этой семьи.

— Я, как и многие россияне, довольно эмоционально отношусь к этому периоду, потому что мои родители — преподаватели МГУ — тогда не получали зарплату. В рамках этого потомки тех, кто тогда нами правил, не имеют право демонстрировать все свое богатство. Это эмоциональная история. Мне за их поведение стыдно.

— Вы в Telegram делали громкие заявления, что если элита продолжит так себя вести, то может дойти до убийств. Вы не боитесь делать такие заявления, будучи лидером мнений?

— Я наоборот прошу не допустить негативного сценария. Чтобы этого не случилось, нам нужна некоторая скромность. Об этом, кстати, на днях говорил Владимир Владимирович Путин (23 ноября президент выступал на съезде «Единой России» — ред.).

ura.news

Фото: личная страница Анастасии Черномырдиной, Instagram

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован