Любимая игра: сократи чиновников

Наше правительство в очередной раз затевает претворять в жизнь «сказку про белого бычка»

Чиновников в нашей стране сокращали много-многo раз, но в результате их становилось еще больше.

Вот и сегодня правительство в очередной раз затевает претворять в жизнь «сказку про белого бычка» — реформу государственного правления с благородной целью сократить армию чиновников, а сэкономленные деньги распределить среди уцелевших.

И вот уже зампред Федерации независимых профсоюзов России Александр Шершуков заботливо заявляет, что для высвобождаемых «должны быть созданы новые рабочие места в достаточном количестве и те, под которые подходит квалификация», а зарплаты «не должны быть нищенскими».

Первый замминистра финансов Татьяна Нестеренко назвала конкретные цифры: в 2020 году численность центральных аппаратов федеральных органов исполнительной власти урежут на 10%. Штаты территориальных органов сократят меньше — на 5%, но уже в следующем, 2021 году — еще на 10%.

«У нас стоит такое поручение — вывести систему оплаты труда на госслужбе на конкурентный уровень», — объяснила госпожа Нестеренко. И добавила, что без такого сокращения чиновничьей братии, чья зарплата в федеральных органах ныне в среднем составляет 126,6 тысячи рублей, для дальнейшего ее повышения придется искать в бюджете до 100 млрд рублей в год.

Уточним: год назад деньги в казне уже искали и даже нашли: проектом федерального бюджета на этот год предусмотрели увеличение «материальной заинтересованности» чиновников на 138,6 млрд, в 2020-м — на 208,9 млрд, а в 2021-м довести «мотивацию» до 284,4 млрд рублей.

Итого более полутриллиона рублей — что почти равно федеральным расходам на здравоохранение и больше годового бюджета Санкт-Петербурга.

Ну так ведь и чиновников разного ранга в стране немало — почти 2,5 млн человек, из которых меньше половины — государственные и муниципальные служащие, а остальные — обслуга служащих: секретарши и делопроизводители, водители и охранники, буфетчицы, уборщицы и иже с ними.

Для сравнения (а куда от него деться?): в Германии, население которой составляет 57% от российского, по данным профсоюзов, численность госслужащих составляет 1,84 млн. Причем сюда также входят судейский корпус, военные и учителя.

В России по такой системе учета общий штат «государевых людей» составляет более 6 млн — 2,5 млн чиновников, 1,9 млн человек в Вооруженных силах, 1,55 млн школьных педагогов, более 30 тысяч судей и неизвестное (но наверняка тоже немалое!) число сотрудников многочисленных спецслужб.

Наш Минфин считает иначе: по словам Татьяны Нестеренко, в России на каждые 10 тысяч населения приходится 163 чиновника (то есть на каждого чиновника приходится 61 «подопечный», включая грудных младенцев).

Но вот, скажем, в подмосковном Чехове с населением 230 тысяч на одного чиновника приходится 36 жителей. А в депрессивной Орловской области — 55 жителей. Причем в этом веке население в регионе сократилось на 75 тысяч, а чиновников прибавилось в 1,6 раза. Однако жизнь лучше не стала — скорее, наоборот.

Хотя можно по-другому. Год назад губернатор Курганской области Вадим Шумков заявил, что штаты в некоторых департаментах областного правительства на 30-40% превышают разумные, количество сопутствующих организаций избыточно, а «у нас не хватает денег на пожарную сигнализацию в доме для престарелых, чтобы люди просто заживо не сгорели».

И объявил о масштабной оптимизации, в результате которой чиновников во власти должно остаться «ровно столько, сколько необходимо для эффективной работы».

К такому реформированию управления призывает и Герман Греф. По его мнению, необходимо выработать механизм и понять модель. Только в таком случае работа правительства будет эффективной — «нужны другие чиновники, другого качества».

А «бухгалтерский подход» к сокращению штатов за последнее десятилетие применялся в России уже как минимум дважды.

Дмитрий Медведев в бытность президентом подписал указ о сокращении в 2011-2013 годах числа федеральных госслужащих на 20%. Указ не выполнили: общее число чиновников за этот период уменьшилось на 3,4%. В 2015 году уже в должности премьера Медведев подписал постановление о сокращении с 1 января 2016 года численности госслужащих на 10%.

И снова фиаско: их число сократилось чуть более чем на 1,4%. «Сокращаешь, проходит полгода, глядь — опять та же самая штатная численность!» — признавался Медведев. Есть и данные статистики: с 2000 года общая численность сотрудников системы государственного и муниципального управления выросла более чем на миллион человек — то есть почти вдвое.

Сокращать нужно не людей, не должности, а функции, говорят специалисты по управлению. Причем с ними согласны все властные начальники. Но… может быть, они не там или не так сокращают?

«Достижения в части доступности государственных услуг колоссальны, — говорит управляющий партнер AT Consulting и президент «Лиги цифровой экономики» Сергей Шилов, занимающийся практическим внедрением в нашу жизнь цифровой экономики.

— Уже почти забылось, что раньше по любому поводу нужно было посещать множество организаций, часами стоять в очередях, получая негативные эмоции. Сегодня большая часть госуслуг доступна через интернет, что и есть вполне наглядная визуализация достижений в этой сфере…»

Теперь и Татьяна Нестеренко обещает: «В XXI веке было бы странно не использовать возможности, которые предоставляет цифровизация. Необходимо провести реинжиниринг наших бизнес-процессов, отказаться от неэффективных регламентных процедур и актуализировать либо отменить устаревшие стандарты, требующие временных затрат и немалых кадровых ресурсов.

Несомненно, и количество государственных гражданских служащих будет сокращаться, главным образом за счет оптимизации сети территориальных органов и специализации обеспечивающих функций…»

Но еще четыре года назад на международном инвестиционном форуме в Сочи Дмитрий Медведев говорил: «Нам нужно в первую очередь изменить качество государственного контроля. У нас огромное количество контрольно-надзорных органов.

Их содержание нам не по карману. Как не по карману оно и бизнесу, который — и это ни для кого не секрет — зачастую вынужден просто откупаться. Ежегодно у нас проводится более 2 млн проверок. Это необоснованно много. Госконтроль должен быть умным, а не частым…»

«Смысл работы контрольно-надзорных органов не сбор штрафов, а создание нормальных условий экономической деятельности», — заявил президент Владимир Путин полгода спустя на заседании Всероссийского форума предпринимателей, чем вызвал овацию зала.

Но фундаментальный законопроект о государственном контроле и надзоре до сих пор даже не внесен в Госдуму. Хотя именно в этой области государственного управления необходимо самое большое сокращение и функций, и штатов.

А в это время

Обвальное сокращение штатов идет в российской медицине: по данным профсоюзов работников здравоохранения, из 700 тысяч младших медсестер и санитарок, еще недавно трудившихся в этой сфере, работу сохранили только 300 тысяч.

Остальных реально не уволили, но превратили в уборщиц — с понижением статуса и зарплат.

Например, в Анжеро-Судженской городской больнице (Кемеровская область) сократили 126 ставок санитарок и младших медсестер, лишив младшего медперсонала онкологическое отделение полностью, акушерское отделение и операционный блок почти полностью.

Взамен ввели 90 ставок «уборщиков служебных помещений».

Которых обязали в перерывах между мытьем туалетов оказывать первую помощь пациентам, осуществлять гигиенический уход за тяжелобольными, менять нательное и постельное белье, вести наблюдение за функциональным состоянием и т. д. Но уже без льгот, которые имеют медработники: дополнительного отпуска, доплат за стаж и вредность…

И так по всей стране. Причина простая: согласно майскому указу президента в 2018 году всем младшим медработникам должны были повысить зарплату до средней по региону. А уборщицам не должны.

В результате медсестер и санитарок «оптимизировали». Но ФНПР не потребовала создать для них «новые рабочие места в достаточном количестве» и чтобы зарплаты были «не нищенскими»…

trud.ru

Фото: globallookpress.com

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован