Делиться надо!

Заметки на фоне тулунского потопа

«Благотворящий бедного взаймы дает Господу» — это русская поговорка с незапамятных времен.

В крестьянской России существовал обычай: деревни, уничтоженные природными пожарами или другими бедствиями, посылали ходоков по миру — собирать по городам и весям помощь на преодоление беды.

Справка от деревенского старосты была единственным документом, подтверждающим, что просит не жулик, и люди верили и помогали. За сто последних лет мы стали счастливее — устроеннее, благополучнее. Но стали ли мы добрее?

Небольшой (40 тысяч человек) уютный сибирский город Тулун, построенный в излучине реки Ии, ныне пережил второе (после 1984 года) и самое страшное наводнение за всю свою трехвековую историю: чуть ли не полгорода (одноэтажные дома, сараи, бани, другие хозяйственные постройки) буквально уплыли по реке, 25 человек погибли, сотни пострадавших.

По оценкам федеральных ведомств и администрации Иркутской области, материальный ущерб составил 35,15 млрд рублей.

И что же? Президенту страны Владимиру Путину уже трижды пришлось прилетать в зону бедствия, чтобы «вразумить» чиновников, устроивших обычную неразбериху и волокиту при оформлении документов пострадавшим, распределении жилищных сертификатов и прочей государственной помощи.

Проблемы не решены и сегодня, ибо чиновники, распределяя выделенные пострадавшим федеральные деньги, присвоили себе право определять, за какое уничтоженное стихией имущество государство будет платить, а за какое — нет. Кого казнить, а кого миловать!

Есть множество других претензий, и сегодня тулунцы резонно предлагают по результатам ликвидации последствий наводнения устроить в городе поголовную и абсолютно гласную (!) переаттестацию муниципальных и государственных служащих с единственным вопросом: как человек вел себя во время и после наводнения? Шкурничал или выполнял свой долг честно, по совести.

Увы, если бы такое случилось, очень многим чиновникам пришлось бы уйти с насиженных мест. А вот совершенно другие примеры того, как на помощь пострадавшим поднялись совершенно посторонние люди: сети ресторанов быстрого питания организовали сбор гуманитарной помощи, сеть магазинов спортивных товаров передала пострадавшим теплые куртки, обувь и спальные мешки.

Звезды отечественного спорта провели в Москве благотворительный аукцион, выручку от которого перечислили пострадавшим. Знаменитый пианист Денис Мацуев заявил, что в рамках нынешнего фестиваля «Звезды на Байкале» устроит благотворительный концерт. Примеры можно продолжить.

И каким же диссонансом прозвучал в эти дни отказ главы Сбербанка Германа Грефа помочь жителям затопленного города — должникам Сбера, оказавшимся в беде.

Лишь после критики из уст президента страны глава крупнейшего коммерческого банка России сообщил: «Мы реструктурируем кредиты пострадавшим малым предприятиям, предпринимателям и пострадавшим людям с переносом платежей на год и с прощением процентных платежей, которые накопятся за этот год».

Учтем: нынешний год для Сбера оказался сверхудачным. Согласно отчету по итогам пяти месяцев, в январе — мае чистые процентные доходы банка увеличились до 514 млрд рублей, и с начала года Сбербанк уже заработал 369 млрд чистой прибыли.

Только в мае прибыль эта составила 75,7 млрд — вдвое больше всего официального ущерба, нанесенного стихией Иркутской области.

«Мы ожидаем, что при сохранении стабильных темпов роста финансовых показателей прибыль Сбербанка по итогам 2019 года окажется в диапазоне 910-940 млрд рублей», — говорят топ-менеджеры Сбера.

Правда, Герман Греф вскоре опомнился и сообщил, что банк за счет собственных ресурсов еще и построит в пострадавшем Тулуне современную инфекционную больницу. За что честь ему и хвала.

Но вдумаемся: случилась большая беда — нормальный город оказался наполовину смытым с лица земли. Какое будущее его ожидает? Похоже, «косметический ремонт», штопка прорех и заплатки на дыры.

Хотя Владимир Путин в минувший понедельник заявил в Кремле: «Для активизации хозяйственной жизни, экономической жизни нужно просто, во всяком случае здесь, сделать отдельный план экономического развития города. И мы поможем из федерального центра, мы постараемся привлечь сюда наши общероссийские компании, для того чтобы они развернули здесь какие-то свои производства».

В США, где около 243 млн человек проживают в штатах, где в период с 2007 по 2013 год произошло хотя бы одно природное бедствие, в подобных случаях ставят высокую цель: сделать место бедствия регионом процветания.

Так, например, не без проблем, но уже отстраивается Новый Орлеан, где 10 лет назад ураган «Катрина» затопил 80% города с полумиллионным населением — в 10 раз больше Тулуна.

Скажете, они богатые, а мы — нет. Но по данным агентства Bloomberg, только за первые восемь месяцев 2019 года состояние 24 богатейших россиян выросло на 28,316 млрд долларов.

Это больше половины средств, потраченных Казахстаном на создание новой красавицы-столицы — Астаны-Нур-Султана (50 млрд долларов).

Прибыль всех российских банков по итогам 2019 года составит 1,8-1,9 трлн рублей (27-28 млрд долларов), утверждают эксперты. И даже профицит российского федерального бюджета (превышение доходов над расходами) за семь месяцев нынешнего года уже составил около 25 млрд долларов.

Хотя бы на один «город-сад» должно хватить?

trud.ru

Фото: globallookpress.com

2 Responses to "Делиться надо!"

  1. горожанин   2019-09-06 at 19:40

    Самая “экономная” экономика это банк.

    Ответить
  2. горожанин   2019-09-06 at 20:35

    Детройт, бывший город миллионник. Целые кварталы и районы годятся только для фильмов про опустевший Чернобыль. Автогиганты не видят смысла восстановления бывшей столицы автопроизводства.
    Ряд поселений в Калифорнии, сметённых прошлогодними лесными пожарами, не рассматриваются к восстановлению из-за высоких расходов на восстановление социальной инфраструктуры.
    Новый Орлеан объявлен бесперспективной зоной бедствия, вложения в его восстановление также признаны неуместными и расточительными.
    Техас. Сотни небольших населенных пунктов остались без жителей по разным причинам, от отсутствия работы до скупки земли банками.
    Багамы… ..жизнь покажет.
    Список можно продолжать. Мы не едины в жадности банковского капитала, банковская догма отрицает понятие социальное общество.

    Ответить

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован