В аварийном доме и жить нельзя и уехать невозможно

Валентина Гостюхина живет в Омутнинске, в доме на улице Профсоюзной. Ее дом признали аварийным в декабре 2016 года. Однако на новое жилье, которое построят по программе переселения, женщина не может рассчитывать.

Вид дома со стороны улицы

Дом, где живет Валентина, считается домом блокированной застройки. Такие дома почему-то не входят в программу переселения. Их жители не вправе рассчитывать на новое жилье. Кто и почему принял такое решение, женщине непонятно.

С 2004 года Валентина Константиновна живет в муниципальной квартире в четырехквартирном доме. Это щитковый дом, построенный более 60 лет назад, хотя в документах почему-то он числится бревенчатым. Сейчас Валентина – единственная его жительница. Жильцы остальных трех квартир давно съехали и живут в других местах. Один из жильцов даже пытается безуспешно продать свое жилье.

Квартира соседа

Сейчас в пустые квартиры все время пытаются залезть какие-то люди. Женщине порой страшно спать, а вдруг они там бросят окурок, и дом может загореться. На сайте «Реформа ЖКХ» в доме числится 15 жителей. Там же сказано, что до декабря 2022 года дом должен быть снесен.

Дом признан аварийным в декабре 2016 года. Но женщине об этом никто не сказал. Печь пришлось ремонтировать самой в 2018 году. Без ремонта Валентина бы попросту замерзла зимой. Чтобы не ждать бюрократических проволочек, пенсионерка взяла кредит и отремонтировала печь. Потом обратилась в администрацию за компенсацией понесенных расходов. Но не тут-то было.

Оказалось, женщине нужно было вызвать администрацию, чтобы провести обследование и составить акт о необходимости ремонта. Потом включили бы ремонт печи в план работ. Тогда же летом 2018 года Валентине ответили, что крыша ее дома включена в план капитального ремонта в последующие годы. Когда пройдет ремонт, не уточнялось.

Фасад квартиры женщины.

Зима 2018 – 2019 года прошла с трудом. Несмотря на новую печь, в доме было холодно. Чтобы не замерзнуть, в маленькой квартирке Валентина расходовала по 10 куб. м. дров. Женщина опасалась, что дом может рухнуть, поскольку наружные щитки дома проваливаются к середине и тянут за собой межквартирные стены.

В апреле 2019 года она снова обратилась в администрацию по поводу ремонта крыши, потолка и фундамента, где образовалась большая дыра.

В ответ администрация сообщила, что ее дом обследовали и в декабре 2016 года признали аварийным. К ответу приложили акт обследования от 18 октября 2016 года, где сказано, что фундамент осел, стены дома расслоились и поражены гнилью, есть выпучивание и прогибы. Все деревянные конструкции сгнили. В печи – трещины и выпадают кирпичи. Перекрытия также прогнулись и сгнили, в крыше протечки.

Причем крыша считается асбестовой, хотя на самом деле там лежит гнилое железо. Валентина не понимает, как комиссия обследовала дом, если таких явных вещей она не увидела. По полу страшно ходить. Весной вода поднимается, от этого в доме пахнет плесенью и гнилью. Пол женщина выровняла, но и это не надолго, поскольку в середине фундамента нет. А вот крышу и потолок пенсионерка уже сделать не в состоянии. У нее попросту не хватит для этого средств. Она исправно платит за содержание жилья и считает, что «Жилищные услуги» должны ремонтировать и крышу и потолок.

Подвал весной заливает вода
Дыра в фундаменте

Только в мае 2019 года Валентина узнала, что имеет право на получение жилья из маневренного фонда. Но она опасается, что в маневренном жилье она может остаться навсегда. Тем более что ей предложили дома в лесоучастке Омутнинский и в Плетеневской. Валентина из Омутнинска на старости лет уезжать не хочет. Поэтому она решила оставаться в доме, пока ей не дадут постоянное место жительства.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован