«Путинское поколение» не видит будущего в России и презирает чиновников

Нынешняя молодежь четко ориентировано на Запад и разочарована в госслужбе

Более 40% молодых людей в России мечтают строить карьеру в международной корпорации, чтобы при первой возможности уехать из страны. Такого катастрофического уровня эскапизма страна не знала никогда: целое поколение, выросшее при Владимире Путине, не связывает свое будущее с родной страной.

Работать хотят на корпорации и самих себя

«Путинское» поколение — это те, кому сейчас от 14 до 22 лет. Именно их опрашивал портал HeadHunter, который помогает в поиске работы. Большинство опрошенных (41%) мечтают найти работу в международной корпорации — при этом они не скрывают, что при первой же возможности навсегда уедут из России.

Лишь 19% молодых людей хотели бы связать свое будущее с госслужбой — это вдвое меньше, чем было в ходе аналогичного опроса, проведенного HeadHunter в 2016 году. 17% молодых «карьеристов» мечтают стать фрилансерами — то есть работать на самих себя. Только 5% опрошенных готовы работать в системе образования. Ну и меньше всего (лишь 4%) хотели бы работать в некоммерческих организациях.

Опрос HeadHunter полностью опровергает распространенный стереотип о том, что молодые люди в современной России стремятся связать будущее с бюрократией.

Основными «минусами» работы на госслужбе молодежь считает засилье бюрократизма, низкие зарплаты и высокий уровень стресса. В числе главных «плюсов» называют стабильность и постоянство — понятия, согласитесь, крайне эфемерные.

Неутешительные выводы опроса, проведенного HeadHunter, совпадают с другими, но уже объективными, данными. Скажем, по подсчетам портала «Госслужба», только за прошлый год не были укомплектованы более 20% должностей гражданских служащих — и это в федеральных государственных органах власти. То есть вакантными числятся свыше трех тысяч должностей из почти 14,5 тыс.

О масштабах эмиграции не знает даже Росстат

— Недостатки в системе поиска и отбора персонала, корыстные факторы мотивации для кандидатов не позволяют сформировать то новое поколение эффективных чиновников, которые уже сейчас были бы готовы вести Россию в светлое завтра.

Несовершенны механизмы конкурсов, порочны принципы, лежащие в основе системы — ориентированность на процесс, а не на результат, — отмечал еще несколько лет назад кандидат политических наук Дмитрий Поликанов. Как видно, ничего не изменилось.

То, что молодежь разочаровывается в самой системе государственного управления и мечтает уехать из страны — тоже явления одного порядка.

Весьма показательно, что с началом экономического кризиса из страны резко увеличился отток граждан: за последние пять лет эмигрировали 1,7 млн. человек, из них почти 280 тысяч выбрали для жительства страны дальнего зарубежья.

В том числе в Германию переселились 24 тысячи человек, в США — 8 тысяч, в Эстонию и Израиль — по 5 тысяч.

Но официальная статистика эмигрантов — лишь вершина айсберга. Статистика фиксирует лишь тех россиян, которые выписались по месту регистрации по причине переезда за границу. А ведь многие выехавшие из страны официально не меняют место проживания и даже не отказываются от российского гражданства.

Еще в феврале «Левада-центр» провел опрос среди молодых россиян (в возрасте 18−24 лет — то есть примерно таком же, как и HeadHunter), и 41% изъявили желание эмигрировать.

Причем с возрастом эмиграционные настроения падают: среди тех, кому от 25 до 39 лет желающих безвозвратно покинуть Россию, 24%, в возрасте от 40 до 54 лет — 13%, а старше 55 лет — лишь 5%. Еще показательный нюанс: доля желающих эмигрировать из России мало зависит от размера населенного пункта (ощутимо меньше их лишь на селе, а немного больше — в Москве)

Результаты опроса ожидаемо прокомментировал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, которые назвал долю желающих уехать «не такой большой». Что же, если 40% молодежи — тех, в образование которых вкладывало (а порой и до сих пор вкладывает) средства именно государство — это для Кремля не так много, то можно лишь недоуменно развести руками…

Стабильность — это уже не ценность

— Уже довольно много было интерпретаций этих цифр. В целом, стремление молодёжи на госслужбу — тенденция нездоровая, или слишком особая специфика момента, — говорит «Свободной прессе» генеральный директор Центра социального проектирования «Платформа» Алексей Фирсов.

— Молодежь — это всегда ориентация на карьеру, на новации, свободу, неформальность отношений. А госслужба всегда ассоциировалась с бюрократией, медленным движением, формализмом.

Но бывают отдельные нюансы. Например, крайне нестабильная ситуация, когда человеку свойственно «заякориться». Или наоборот, когда государство (или регион) находится в фазе активного развития, и работа на него открывает пространство для амбиций, для самореализации, и кажется, что позиция в бюрократической иерархии дает рычаги для изменения реальности.

Ничего этого сейчас нет! Произошла адаптация к текущей ситуации, стабильность не кажется ключевой ценностью. Драйва тоже нет. Оттого привлекательность и работы, и жизни в России упала.”

svpressa.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован