После паводка Иркутской области угрожает эпидемия

По прогнозам специалистов, опасность заражения в Иркутской области минует только через месяц после ухода воды

В зоне затопления в Иркутской области началась массовая вакцинация людей от гепатита А, брюшного тифа и дизентерии.

Главный внештатный специалист Минздрава Елена Малинникова сообщила «Известиям», что эпидемиологическая ситуация может обостриться после того, как сойдет вода.

Поэтому важно не только привить максимально возможное число людей, но и продезинфицировать питьевые источники и выгребные ямы. В противном случае населению грозят эпидемии кишечных инфекций и геморрагическая лихорадка, которую разносят грызуны.

Опасность заражения будет сохраняться еще не меньше месяца. По словам экспертов, к сильнейшему наводнению, жертвами которого уже стали 14 человек, могли привести массовые вырубки леса в регионе.

Не прикасаться к грызунам

На затопленной территории города Тулуна, а также Тулунского, Нижнеудинского, Тайшетского и Чунского районов находятся кладбища, скотомогильники и очистные сооружения.

Чтобы не допустить вспышки заболеваний, областное управление Роспотребнадзора проводит противоэпидемические мероприятия. Специалисты Санэпиднадзора обратились к населению с просьбой использовать для питьевых целей только бутилированную или кипяченую воду.

— В случае наводнений мы больше всего боимся кишечных инфекций. До того как люди получат привозную воду, проходит некоторое время и возникает вероятность заражения, — пояснил «Известиям» советник директора Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора по научной работе Виктор Малеев.

По его словам, другая опасность — возникновение природно-очаговых инфекций, связанных с увеличением численности комаров и клещей, миграцией грызунов. Так, после наводнения в Хабаровске из-за их перемещения случилась вспышка геморрагической лихорадки с почечным синдромом. То же самое сейчас грозит и жителям Иркутской области.

Пока роста инфекционных заболеваний в регионе не зарегистрировано, сообщила «Известиям» главный внештатный специалист Минздрава Елена Малинникова. Люди обращаются за медпомощью с проблемами неинфекционного характера: сердечно-сосудистыми заболеваниями, травмами, психологическими проблемами.

— Ситуация с инфекциями может обостриться, когда сойдет вода, — отметила она. — Поэтому мы уже сейчас проводим профилактику: начали прививать население от гепатита А, брюшного тифа, дизентерии. Прививки ставят всем, кто оказался в зоне затопления, вакцины поступают из резервов Минздрава и региона. Кстати, население очень активно идет на вакцинацию.

Она отметила, что после схода воды важно продезинфицировать питьевые источники, выгребные ямы. Населению уже сейчас разъясняют, что ни в коем случае нельзя пить сырую воду, использовать воду из колонок и колодцев.

Также необходимо правильно утилизировать трупы животных, включая мышей, которых при паводке погибает очень много.

— К грызунам нельзя даже притрагиваться, потому что есть риск не только респираторного заражения геморрагической лихорадкой с почечным синдромом, но и через ранки на коже. Мы надеемся, что избежим вспышек инфекций, но опасность их возникновения сохранится весь инкубационный период, то есть не меньше месяца после того, как сойдет вода, — сообщила Елена Малинникова.

В оперативном режиме

В понедельник зампред правительства, глава правительственной комиссии по ликвидации последствий наводнения в Иркутской области Виталий Мутко на совещании у премьера Дмитрия Медведева сообщил, что в результате паводка, по данным МВД, погибли уже 12 человек. Пропавшими без вести считаются девять.

— Остаются подтопленными более 50 населенных пунктов, где в общей сложности проживают около 10 тыс. человек. Много пострадавших, более 150 человек госпитализированы, к сожалению, есть и погибшие. От имени правительства хочу выразить их близким наши глубокие соболезнования, — заявил на совещании Дмитрий Медведев.

Он потребовал от кабинета министров организовать работу по оценке ущерба от стихии движимому и недвижимому имуществу.

— Люди остались без крыши над головой, без самого необходимого, без документов, поэтому нужно действовать и оперативно, и профессионально, и по-человечески поддерживая людей, которые находятся в зоне бедствия, — добавил председатель правительства. — Прогнозы погоды сложные, они разные, поэтому нужно заниматься устранением последствий стихии в оперативном режиме.

Ранее премьер-министр распорядился выделить Иркутской области 662 млн рублей. Средства будут направлены в том числе тем, чье здоровье пострадало от разгула стихии: граждане получат единовременное пособие в размере от 200 до 400 тыс. рублей на человека.

— Пока адресную помощь получили около 300 семей. Мы договорились, что около 3 тыс. человек получат такую помощь до конца дня. Сейчас в подтвержденном списке 8,5 тыс. граждан, — доложил Виталий Мутко.

Жители пострадавшего региона и очевидцы событий считают, что местные власти боятся озвучивать реальные цифры. К примеру, жители Нижнеудинска, общающиеся между собой в интернете, полагают, что в их городе погибли от 40 до 80 человек.

Хлеб для затопленных районов

Сейчас в Тулунском районе Иркутской области перекрыто движение для всех видов транспорта по федеральной автодороге Р-255 «Сибирь». Сотрудники МЧС России рекомендуют частным лицам и дальнобойщикам отказаться от поездок в сторону города Тулуна в обоих направлениях.

От наводнения погибла уже треть посевов: как сообщила на совещании с губернатором Иркутской области первый замминистра сельского хозяйства региона Наталья Жилкина, из 30 тыс. га посевов затоплены 11 тыс. В период стихийного бедствия пропали 539 голов крупного рогатого скота, 78 свиней, 52 лошади и 23 овцы.

Вода ушла из трех подтопленных населенных пунктов Иркутской области
Пострадали сельскохозяйственные объекты, техника, подтоплены или полностью уничтожены складские помещения, зерносклады, фермы, гаражи, мастерские, кузница, овощехранилище, картофелехранилища и другие производственные объекты.

В регионе уже распространяются слухи о повышении цен на продукты первой необходимости. Однако в службе потребительского рынка и лицензирования Иркутской области «Известиям» пояснили, что информация о продаже хлеба по 60 рублей не соответствует действительности.

— Наши специалисты вместе с сотрудниками прокуратуры, Роспотребнадзора и общественниками приняли участие в проверках объектов торговли в пострадавших районах. Во всех магазинах наблюдался обычный ассортимент товаров, хлеб продается по 24 рубля за булку, есть завозной хлеб из Братска, который реализуют по 34 рубля. Сахар — 49 рублей, макароны — 25 рублей, десяток яиц — 41 рубль, — рассказала «Известиям» официальный представитель службы Ольга Степанова.

Ольга Степанова уточнила, что Минсельхоз доставил в регион мобильную пекарню и проблем с хлебом нет ни в одном из затопленных районов.

Дорога домой

Из переписки в интернет-чатах становится понятно, что не всем жителям затопленных населенных пунктов есть куда возвращаться. Одни уезжают к родственникам в безопасные города, другие ищут временное жилье для аренды.

Стоит отметить, что в чате много приглашений от областных санаториев и пансионатов. Они зовут к себе пострадавших от наводнения пожить безвозмездно и столько, сколько понадобится.

— Вода уже практически ушла из города, остается только в низинах и некоторых дворах. Уже в понедельник в нашем городе начали выплачивать по 10 тыс. рублей пострадавшим. Люди возвращаются в свои дома, если они сохранились, — рассказала «Известиям» жительница Нижнеудинска, журналист Татьяна Чампакхам.

По словам жителя Тулуна Николая Текалова, начался ремонт автомобильного моста, соединяющего две части города.

— Открыли и участок федеральной трассы, благодаря чему возобновилось транспортное сообщение с Иркутском, автобусы ходят три раза в день. До этого приходилось объезжать близлежащий поселок, чтобы попасть в ту часть города, где находится железнодорожная станция, — рассказал он.

Местные жители не раз видели орудующих в оставленных домах мародеров, добавил Николай Текалов.

Доставляющий гуманитарную помощь из Братска в Тулун водитель Виктор Филипович рассказал «Известиям», что дорога до самого города в хорошем состоянии, но со стороны Нижнеудинска она затоплена и размыта, а мост дал трещину. Поэтому пользоваться этим путем невозможно.

Щепки летят

Однако главная тема в чатах — не выплаты и компенсации и даже не цены на продукты, а вероятная причина потопа. Жители Нижнеудинска предполагают, что она связана с массовыми рубками леса.

Так, участница чата Татьяна рассказала, что 20 лет жила вблизи реки Исток и за это время даже при ливневых дождях такого потопа не было: вода доходила только до забора.

— Лес кто восстановит выпаленный? Вы видели, какие машины сейчас пилят лес и сколько они в час кубометров режут? — задается вопросом пользователь под ником Серый.

Однако это не главная причина затопления населенных пунктов, считает начальник штаба добровольческого корпуса «Байкал» Солбон Санжиев, приехавший в пострадавший регион из Улан-Удэ.

— Здесь сыграла совокупность трех факторов: таяние снегов, обильные осадки и вырубка лесов, — сказал он «Известиям».

Директор фонда «Серебряная тайга» Юрий Паутов подтвердил: многочисленные исследования показывают, что сведение лесов на большой площади приводит к увеличению высоты паводков. А в условиях местности с выраженным рельефом этот эффект может усиливаться.

— Молодые леса, вырастающие на вырубках, не задерживают большое количество осадков, поступающих в виде дождей или снега, — отметил эксперт. — Запасы лесной подстилки у молодого леса существенно меньше, чем у старого. А она, как вата, впитывает влагу и потом потихоньку отпускает ее. В молодом лесу удерживать воду нечем, и она быстро стекает в ручейки и реки. Тем самым обеспечивается паводок.

Иркутская область — первый по объемам лесозаготовки регион России, напомнил «Известиям» директор Лесного попечительского совета России Николай Шматков.

— Говорить о том, что катастрофические последствия паводка в регионе связаны с этим, было бы безответственно. Нужны научные исследования этого вопроса. Но бесспорно, что масштабные рубки леса могут привести к внезапным паводкам. Крупные лесозаготовки ведут к усилению поверхностного стока. В старых лесах больше испарение, а вода уходит в более глубокие слои почвы, — отметил эксперт.

Николай Шматков напомнил, что с 1 июля вступил в действие закон, который позволяет в десять раз сокращать размер водоохранных лесов. А урок Иркутской области показывает, что последствия таких действий могут оказаться весьма серьезными.

iz.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован