Стали известны последние слова экипажа сгоревшего «Суперджета» диспетчерам

Стало известно, о чем кричал земле экипаж рокового борта номер 1492, 5 мая выполнявшего вечерний рейс Москва-Мурманск

Расшифровку переговоров КВС (командира воздушного судна) с диспетчерами «Шереметьево» рядовому пассажиру не понять, а вот у профессионалов она вызывает немало вопросов.

О самых загадочных местах беседы земли с воздухом «МК» расспросил заслуженного пилота СССР с 40-летним стажем пилотирования Олега Смирнова.

– Олег Михайлович, из записи переговоров КВС борта 1492 с диспетчером понятно, что борт запросил аварийную посадку и получил на нее разрешение. А вот что значат слова командира «Самолёт горит в молнии»? Все же видели кадры, на которых лайнер загорается уже на земле.

– Думаю, что это просто эмоции командира судна. Если в борт попала молния, он не может в штатном режиме заходить на посадку. А КВС говорит, что «пока всё нормально, штатно».

Молния обычно попадает в нос самолета, ее притягивает установленная там металлическая антенна радиолокатора. Это действительно впечатляет даже бывалых пилотов. Но, как правило, молния не приносит фатальных последствий, только выводит из строя электрику и электронику.

Скорее всего, именно это на борту и произошло. Командир говорил с землей на аварийной частоте, что делается в случае отказа основного радиоприемника. Но что «самолет горит» – это, скорее всего, образное, эмоциональное описание ситуации.

– На записи КВС сообщает диспетчеру: «Мы не готовы к заходу». Это о чем говорит?

– О том, что борт не может заходить на посадку в автоматическом режиме. Что какая-то часть навигационной аппаратуры отказала.

Но при этом борт сообщает о заходе по ИЛС. ИЛС — это замечательная, очень удобная система для посадки самолета. Значит, она не отказала. Странно другое: борт 1492 извещает об аварийной посадке.

Это значит, что к ее моменту вдоль ВПП уже должны стоять пожарные машины, готовые к тушению, с максимальной концентрацией в зоне предположительной посадки (профессионалам нетрудно ее рассчитать).

В случае с «Суперджетом» машины подъехали через минуту с лишним. Это тоже быстро. Но учитывая, что борт предупреждал об аварийной посадке, это нарушение со стороны наземных служб.

– Да, на записи диспетчер говорит: «Аварийные службы на полосы». А потом: «Вот аварийный садится, проходит ворота ВПП, вот на пробеге уточни у него, сможет ли он рулить самостоятельно…»

И через секунду: «Смотри! Ой, б…!» То есть, для наземных служб возгорание при аварийной посадке большой сюрприз?!

– В авиации пожар и отказ двигателей – нередкое дело! Я более 40 лет отлетал, миллионы людей доверяли мне свои жизни — и все сегодня бодры и веселы.

А все потому что у нас школа была другая. Обучать молодежь ручному пилотированию слишком дорого.

Знаете, какой вывод запротоколировала французская комиссия по расследованию падения в Атлантику печально известного рейса Рио-де-Жанейро-Париж? (1 июня 2009 года. Airbus A330-203 авиакомпании Air France выполняя плановый рейс AF447 по маршруту Рио-де-Жанейро-Париж, через 3 часа и 45 минут после взлёта рухнул в воды Атлантического океана и полностью разрушился. Погибли все находившиеся на его борту 228 человек – 216 пассажиров и 12 членов экипажа — авт.)

Самолет затонул в Атлантике, ушел под воду на 4 км. А комиссия потом заключила, что это произошло потому, что пилоты не были обучены пилотированию в условиях отказа электроники. Вдумайтесь, как это страшно!

mk.ru

Фото: rt.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован