Николай Шитов. «Знаешь, так хочется жить…»

В четверг, 11 апреля, исполнилось сорок дней с момента смерти Николая Шитова. Молодой, жизнерадостный парень ушел на 31 году жизни. Можно ли было предотвратить трагедию? Возможно, да. Поэтому родные и близкие Николая говорят: «Пожалуйста, относитесь бережнее к своему здоровью, здоровью близких и дорогих людей. Любите себя. Не жалейте времени и денег».

Почти весь город пришел проводить Николая в последний путь. Свято-Троицкий собор, где состоялось отпевание, был полон: одни выходили, другие заходили. Ушел 30-летний парень, металлург, который в течение года боролся за жизнь. Однако болезнь оказалась сильнее.
История болезни Николая Шитова началась весной прошлого года. Супруга Марина вспоминает:

– В марте мы с сыном пошли на платный прием к лор-врачу Ирине Бабаян. До этого Коля часто говорил, что у него болит ухо и начал пропадать слух. Пользуясь случаем, с сыном на прием пошел он сам. Муж и раньше обращался к докторам по этому поводу, но они ничего не находили. Колю мучили головные боли. Он часто жаловался на них участковому терапевту. Врач лечил шейный остеохондроз.

Ирина Аркадьевна направила Николая в Кировскую областную больницу на консультацию к сурдологу.

– Мы два месяца ждали очередь, чтобы попасть на прием к этому специалисту,- вспоминает Марина. – Сурдолог назначила МРТ головного мозга. Спрашивали терапевта: «Почему не направили больного к неврологу?»

Врач ответил: «А вы попробуйте к нему попасть!»

– Так вы направьте, а как попасть, это уже наши проблемы. Спрашивали мы в поликлинике и про МРТ. Врач ответил, что их за это по голове не погладят, что дорого, и они не будут каждого, у кого голова болит, направлять на МРТ. Что ж вы за врачи такие? Не можете направить бесплатно, так направьте платно!

В конце июня Николай съездил в Киров на МРТ головного мозга. Не безрезультатно. Заключение гласило: «Обнаружено солидное кистозное образование». Для семьи началась борьба за родного и близкого человека, а для Николая – борьба за жизнь. Молодой человек угасал на глазах.

– Терапевт, имея результаты МРТ, вновь отправила нас к сурдологу, – вспоминает супруга. – Зная, что прием у врача можно ждать месяцы, стали действовать через знакомых и родственников, живущих в областном центре. У нас была цель: как можно быстрее попасть на прием к специалисту.

Через месяц ему это удалось. Врач была в недоумении: омутнинцем должны заниматься нейрохирурги.

– Отложив все дела, врач сама лично сходила вместе пациентом в регистратуру и «выбила» талон к нейрохирургу, – вспоминает девушка. – Нейрохирург поставил диагноз «Доброкачественное образование головного мозга. Оперативное лечение в Кировской больнице нецелесообразно». Нам было рекомендовано оформление документов в клиники Москвы или Санкт-Петербурга. Нейрохирург инструктировал терапевта, дал коды доступа, чтобы оформить документы быстро и правильно. Омутнинской ЦРБ потребовался месяц: то бумаг не хватает, то имя написано неверно. Сколько парню пришлось простоять в очередях уже с адскими головными болями: то в один кабинет надо, то в другой.

Из Минздрава пакет документов ушел в клинику им. А.Л. Алмазова в Санкт-Петербург. Семья ждала вызов почти полтора месяца:

– Параллельно мы проходили дополнительные обследования. Находили телефоны, звонили, разговаривали с докторами, хотели ехать платно, не дожидаясь вызова. Коле становилось все хуже. Но в клинике говорили: без вызова приезжать нельзя.

Через полтора месяца, без объяснения причин, пришел отказ в оперативном лечении. За помощью семья обратилась к уполномоченному по правам человека А.Г. Панову. На его запрос Минздрав ответил: «Отказано в госпитализации в связи с отсутствием медицинских показаний».

– Мы до сих пор так и не знаем, в чем было дело. В дальнейшем региональный Минздрав оправил документы в клинику г. Тюмень. Там тоже делают сложные операции на головном мозге. Вновь пришлось проходить обследования: МРТ, КТ, анализы. В конце ноября мы поехали в Тюмень. После дополнительных обследований врачи вынесли вердикт: опухоль неоперабельна. Пациент умрет на операционном столе.

За короткое время Коля перенес несколько сопутствующих операций. Не передать словами то, что ему и семье пришлось пережить. Как сказал их общий знакомый Евгений Смагин: «За твои страдания, Колька, сразу ангелом на небо».

В Тюмени врачи разводили руками и удивлялись тому, какая медицина в глубинке.
Здесь близкие узнали, что опухоль зародилась давно, она сопровождала его во время службы в армии – в морской пехоте ВМФ.

– Но мы не сдавались, – продолжает Марина. – Не теряли надежду, верили в медицину и в чудо. Самостоятельно, без участия Минздрава, обращались в клиники России. Готовы были ехать в Германию.

Последние два месяца жизни Коля лежал в Омутнинской ЦРБ. Пока он был в сознании, жестами просил родных и близких включить одну и ту же песню группы «Рождество»: «Ты знаешь, так хочется жить».

Минздрав отреагировал только после того, как родные написали письмо министру А.В.Черняеву. Поступали многочисленные звонки, мы планировали ехать в Москву в НИИ им. Бурденко, но было поздно. Коля впал в кому, и через четыре дня его не стало. Через два дня после похорон Минздрав сообщил, что Коле дали квоту, его документы посланы в пять российских клиник.

– От звонков душа разрывалась на части, – вспоминает Марина. – Ни в коем случае я не хочу обвинить кого-то в смерти моего мужа, отца нашего пятилетнего сынишки. В первую очередь, виноваты мы сами, потому что равнодушны к своему здоровью. Я хочу обратиться к вам, уважаемые читатели, и повторить то, с чего начата статья:

Пожалуйста, относитесь бережнее к своему здоровью, здоровью близких и дорогих людей. Любите себя. Не жалейте времени и денег. Обследуйтесь. Если болеете – не затягивайте болезни, чтобы потом не было поздно, чтобы не терять родных и близких.

Хочется выразить слова благодарности тем, кто этот год был с нами, поддерживая и сопереживая: родным и близким, коллегам по работе – металлургам ЦСФП и УЛП. Низкий поклон и слова благодарности всему медперсоналу неврологического, кардиологического отделений и ПИТа Омутнинской ЦРБ, медсестрам и санитарочкам. Докторам В.И. Романову и А.В. Пантюхину за то, что до последнего боролись за жизнь Николая. Большое вам всем спасибо.

Фото из семейного архива Шитовых

Прости, любимый, нас за все,
Ушел от нас ты слишком быстро.
Но помнить буду я всегда твои глаза
И в них те искры, что разожгли во мне любовь.
Кричать я буду вновь и вновь!
Как сердце заставить не плакать?!
Душевную боль как унять?
Слова для сынишки родного
Никак не могу подобрать!
Ведь папой ты был лучшим самым
Везде и всегда рядом с ним.
Сейчас для меня будет главным,
Чтоб помнил тебя и любил.
Я знаю точно, что ты рядом
В моем сынишке – часть тебя,
И смотрит он таким же взглядом
Глазенками своими на меня.
Не понимали мы с тобой, родной мой,
Что Бог дает нам, и как надо жить!
Один он знает, как страдал ты,
И что пришлось нам, близким, пережить!
Прошу Вас – не судите люди!
Хочу вас всех сегодня попросить
Не тратить время драгоценное впустую,
Простить друг друга и плохое все забыть,
Ценить друг друга, верить
И, конечно же, любить!

Марина Лубнина, супруга.

One Response to "Николай Шитов. «Знаешь, так хочется жить…»"

  1. Металлург.   2020-02-04 at 04:13

    Скорблю.дай бог вам сил и терпения.

    Ответить

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован