Н. Кричевский о пенсионной реформе-2020: ИПК — это профанация

Правительство РФ продолжает бить по репутации власти, надеясь на высокий рейтинг Путина

Кабмин РФ сохраняет планы запустить в 2020 году новую пенсионную накопительную систему. Об этом заявил первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов. Речь идет о системе индивидуального пенсионного капитала (ИПК).

Как уточнил министр, законопроект об ИПК уже подготовлен. Однако его презентацию и публичное обсуждение пришлось отложить из-за негативной реакции населения на повышение пенсионного возраста.

«Единственное, мы хотели все это совместить, чтобы у нас не было нагромождения одного на другое. Слава богу, реализовали сложную, сложнейшую пенсионную реформу. Видите, шло очень туго. И я вам откровенно скажу, что и вопрос ИПК тоже „подвис“ из-за того, что очень тяжело шли пенсионные изменения», — пояснил Силуанов.

Он добавил, что правительство еще не приняло окончательного решения о сроках внесения проекта, но, как считает министр, план запустить систему с 2020 года «реалистичен».

По словам вице-премьера, ИПК не затрагивает интересы пенсионеров, он касается работающих россиян.

В том варианте, который разработал кабмин, предполагается, что деньги граждан «никуда не будут централизоваться, будут накапливаться и могут быть использованы на определенные цели в период трудовой занятости, это деньги, которые могут наследоваться», отметил Силуанов.

«Эти деньги будут работать на тех же граждан, которые их накопили. Это учет, контроль за ними и, главное, сохранность», — подчеркнул министр.

Напомним: концепция ИПК была представлена Минфином и Центробанком в сентябре 2016 года после очередного замораживания отчислений в накопительную часть пенсии.

Согласно концепции, обязательные взносы работодателя заменят добровольными взносами работника с возможным соплатежом со стороны работодателя.

Взнос по умолчанию установят в размере 0%, работник в течение переходного периода должен сам определить его размер. У тех же, кто этого не сделает, взнос начнет повышаться на 1% в год, пока не достигнет 6%.

По мнению экспертов, ИПК — это русская версия так называемой система 401 (К), которая с 1983 года действует в США. Это система корпоративных пенсий в Америке, когда часть зарплаты — без налогов, при помощи работодателя — работник может индивидуально направлять в управляющие компании и банки. И накапливать там пенсионный капитал.

Специфическая черта системы 401 (К) — если у работника наступают трудные жизненные обстоятельства (банкротство, тяжелая болезнь, на которую не хватает медицинской страховки) — он может взять из 401 (К) собственные деньги, а потом их вернуть. В результате, американцы в свои 67 лет выходят на пенсию, имея на счетах по нескольку сотен тысяч долларов.

Но в России такую систему сделать невозможно. Просто потому, что в американских банках страхуются вклады до 250 тысяч долларов, в российских — до 1,4 млн. рублей. Добавьте к этому, что в РФ с конца 1990-х почти половина банков растворилась вместе с деньгами вкладчиков.

Та же картина наблюдалась с НПФ — их было 200, а сейчас 50. Что симптоматично, в ИПК власти снова подтягивают НПФ.

Могут ли власти отказаться от ИПК, если рейтинг президента РФ Владимира Путина продолжит снижаться? Или продавить ИПК, пусть даже «туго» — единственный выход для Кремля?

— Закон об ИПК совершенно спокойно примут, — уверен доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономики РАН Никита Кричевский.

— Примут, потому что людям — после повышения пенсионного возраста — абсолютно все равно, что будет с пенсионными накоплениями.

В народе крепко убеждение, что добрая половина пенсионеров — если быть точным, 40−43% по статистике — до пенсии просто не доживет. Поэтому все равно: будет ли ИПК, не будет, что такое ИПК, зачем его делают — народу плевать. И правительство это прекрасно понимает.

«СП»: — Почему же тогда принятие ИПК откладывают?

— Причина откладывания не в том, что был негативный бэкграунд от повышения пенсионного возраста. Просто сама система индивидуального пенсионного капитала не готова.

После того, как было принято решение о повышении пенсионного возраста — вот оно как раз было продавлено — правительственные ведомства бросили заниматься ИПК. Потому что ключевая проблема власти — сокрытие расхищения пенсионных накоплений — была решена.

(Напомним: по версии Никиты Кричевского, пенсионный возраст повысили, чтобы решить «проблему-2022». К 2022 году должны были выходить на пенсию первые граждане, которые имели право на накопительную часть пенсии.

И тогда бы выяснилось, что пенсионные накопления исчезли: часть из них пошла на погашение долгов Парижскому клубу кредиторов в 2003 году, часть испарилась вместе с НПФ. В результате, был бы нанесен колоссальный удар по репутации власти, — «СП»).

Какой смысл заниматься кропотливой работой по настройке пенсионной системы дальше, если проблема закрыта?! И сегодня Силуанов вместо истинной причины откладывания принятия ИПК — лени и некомпетентности чиновничества — выдает причину липовую.

«СП»: — В чем заключается кропотливая настройка ИПК?

— Сейчас некоторые ключевые постулаты системы идут вразрез с Конституцией России. А именно — обязательность отчислений при декларируемом добровольном характере ИПК.

Есть и чисто технические моменты. Например, зачистка негосударственных пенсионных фондов (НПФ), которая вроде бы произошла, но не до конца, смена форм собственности в НПФ, недостатки в акционировании. Все эти моменты не позволяют внести на рассмотрение Госдумы первую версию закона об ИПК.

Но, повторюсь, о том, что «продавят или не продавят» речи в данном случае не идет. Законопроект будет принят, причем в рабочем порядке.

«СП»: — Кто от принятия ИПК выиграет?

— Естественно, закон об ИПК будет преподнесен как забота о трудящихся. На самом же деле, это будет повторный запуск системы пенсионных накоплений, которые идут не на формирование дополнительной пенсии, а на финансирование бизнесов хозяев НПФ.

То есть, ничего не изменится — просто перезапустится сама система. Система, замечу, изначально костная — не предполагающая ни длинных денег в экономике, ни диверсификации пенсионных вложений, ни получения дополнительной пенсии.

«СП»: — Но нам говорят, что смысл ИПК именно в получении дополнительной пенсии, разве нет?

— Достаточно посмотреть на данные ЦБ по величине среднего счета пенсионера по накопительной части. Там 250 тысяч рублей — на все про все. И достаточно напомнить, что эти деньги на 19 лет дожития, чтобы понять: это не пенсионные накопления, а профанация.

— Силуанов представляет интересы одной из групп влияния в российской власти, между которыми ведется борьба, и которые друг друга подставляют, — отмечает кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Института социологии РАН Леонтий Бызов.

— Первый вице-премьер — жесткий монетарист, я бы сказал, человек пиночетовского склада. Он считает, что нужно твердой рукой закручивать гайки и продавливать рынок.

Думаю, для людей, представляющих интересы этой группы, рейтинг Путина не является какой-то значимой величиной. Они считают, пока рейтинг есть, его как раз надо потратить на то, что им нужно. А дальше будь, что будет.

С другой стороны, во власти есть другие группировки, которые тоже играют против Путина, и считают, что «чем хуже, тем лучше». В их интересах ослабить и Путина, и Силуанова — спровоцировать на максимально жесткую антисоциальную линию, чтобы подставить и убрать.

Думаю, против Путина сейчас могут играть разные группы влияния и по разным основаниям. Это естественно для уходящего политика, который раньше был для всех арбитром, а теперь все начинают играть против него.

Макрон в Париже пошел на уступки и отменил налоги тем, у кого пенсии ниже 2000 евро
Возможно, из-за этого делаются острые в социальном отношении шаги, которые даже не вызваны очевидной экономической необходимостью. Как будто есть кто-то, кто заинтересован в максимальном расшатывании лодки, и максимальном росте протестных настроений.

«СП»: — В чем этот рост проявляется сейчас?

— В том, что рейтинг Путина в 56% (данные опроса «Левада-центра» от 22 ноября, — «СП») непрочен. На деле, речь идет о голосах людей, которые президента поддерживают инертно. Доля активных сторонников главы государства среди них невелика.

Как только общая линия качнется в другую сторону, от этих 56% ровным счетом ничего не останется. Точно так же, как это случилось с Михаилом Горбачевым, у которого в начале 1990 года было 70% поддержки, а потом за несколько месяцев она упала до 5−10%.

Добавлю, я изучаю сетевой контент, который «ловит» в основном активных людей — ту часть общества, от которой зависит гораздо больше, чем от пассивного равнодушного большинства. Так вот, в социальных сетях не найдешь ни слова в поддержку Путина.

Это не значит, что эти люди прямо сейчас пойдут протестовать. Но достаточно будет зажженной спички, чтобы эти люди к протесту присоединились. А загореться может буквально из ничего — даже из закона об ИПК.

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован