Взорвавший дом в Ижевске пять лет заглушал газом голоса соседей

Результаты допроса подозреваемого Копытова прокомментировал эксперт-криминалист

Подозреваемый в умышленном взрыве жилого дома в Ижевске рассказал следователям, что его вынудили к этому голоса соседей. На основе откровений взрывателя психиатр-криминалист сделал первые предварительные выводы относительно его психического состояния.

Напомним, 9 ноября около 16.30 в доме №261 по улице Удмуртской произошел взрыв бытового газа, в результате которого обрушился 5-й подъезд дома, погибли семь человек, в том числе два ребенка.

В ходе расследования под подозрение попал 27-летний Александр Копытов, жилец квартиры, ставшей эпицентром взрыва. Он задержан, а по результатам его допроса возбуждено уголовное дело по статье «Убийство двух и более лиц, совершенное общеопасным способом».

В ходе беседы с подозреваемым у следователей возникли сомнения в его психическом здоровье, Копытову назначено судебно-психиатрическое освидетельствование. “МК” удалось показать выдержки из допроса подозреваемого психиатру-криминалисту Михаилу Виноградову и получить его комментарии.

Александр Копытов: «Утром до 7 часов я под предлогом на работу ушел из дома. Примерно в 8 часов утра, когда мама ушла, я вернулся домой. Был один, двери и окна закрыты. В квартире была открыта только форточка, которую я закрыл.

После этого собрал в три картонные коробки компьютерный системный блок, плоский монитор «Самсунг», плоский телевизор черного цвета. В сине-серую сумку спортивную с надписью «Punks not dead» я сложил одежду и еду.

С данными вещами я уже 5 лет планировал уехать в огород (указывает точный адрес дачи Копытовых). Причина — жильцы подъезда, чьи голоса я слышал постоянно, они говорили мне переехать из дома либо покончить жизнь самоубийством.

Я не смогу жить здесь, так как они распространят сведения, позорящие меня. Когда я выходил на улицу, то слышал, как за моей спиной шепчутся люди, обсуждают и оскорбляют меня.

В тот день я слышал такие же голоса, поэтому находившимся в квартире рожковым гаечным ключом открутил гайку крепления оранжевого полимерного шланга, который соединял газовую плиту и газовую трубу. Так как, услышав шипение идущего газа, я переставал слышать голоса.

Я вышел на балкон, покурил там, посидел минут 20, но голоса не смолкали, продолжали меня оскорблять. Тогда я вернулся в квартиру и со своего сотового вызвал себе такси. После этого я взял вещи — три картонные коробки и две сумки, — вышел на улицу, где, покурив, сел в такси белого цвета и уехал на дачу.

Квартиру закрыл на ключ, газ оставил поступать в квартиру через открытую трубу. Я уже открывал газ в 2013 и 2016 годах, чтобы голоса замолчали, а соседи отдали мне аппаратуру, которой круглосуточно меня изводят, но тогда из квартиры не уходил и потом вновь прикручивал шланг гайкой к газовой трубе. А в этот раз не остался в квартире, чтобы дать понять голосам, что я уехал, как они и хотели».

Михаил Виноградов: Однозначно на расстоянии утверждать нельзя, но в речи подозреваемого имеется ряд признаков параноидной шизофрении. Скорее всего, это заболевание с вялым течением, которое развивается давно, раз уже 5 лет больной слышит голоса.

Первый признак этого диагноза — подробное, скрупулезное перечисление мелочей, не сопоставимых с масштабом случившегося. Какой марки монитор, цвет сумки, телевизора, такси и шланга, надпись на сумке…

Вялотекущая шизофрения в числе прочего коварна своим незаметным для окружающих развитием, она имеет свойство постепенно накапливаться вплоть до рокового взрыва.

А близкие считают, что у человека просто дурной характер, что он всего лишь раздражительный, конфликтный и обидчивый, пока он не решает убить себя или окружающих.

Внезапный всплеск болезни со стороны распознать проще, ему сопутствует масса внешних признаков: у больного меняются тембр голоса, походка, мимика и жестикуляция.

Александр Копытов: «Я окончил 9 классов школы, училище по специальности «слесарь механосборочных работ» и один курс очного отделения факультета педагогики, психологии и социальных технологий Удмуртского госуниверситета.

Оттуда в 2011 году был отчислен в связи с академической неуспеваемостью, после отчисления нигде не работал, занимался своими делами. Я играю онлайн в Интернете под ником Ghost (привидение. — Авт.). Мне нравится играть».

Михаил Виноградов: Некоторые ошибочно полагают, что компьютерные стрелялки провоцируют игроков на агрессию, но здесь зависимость обратная… Потребность человека играть — это необходимость сбросить в Интернет часть накопившейся агрессии. Конечно, лучше сбрасывать ее в виртуал, чем в реал, однако погруженность человека в онлайн-игры должна вызвать беспокойство его окружения.

— Копытов освобожден от военной службы по диагнозу «бронхиальная астма». Значит, он проходил военную комиссию, которая астму обнаружила, а вялотекущее психическое заболевание – нет?

Михаил Виноградов: Психические заболевания нередко маскируются под другие, у них есть ряд излюбленных масок: патология легких, желудка и кишечника, у женщин нарушение менструального цикла.

Распознать психосоматическое происхождение болезни можно по тому, что у него нет никаких физиологических предпосылок, анализы и обследование ничего не выявляют, но при этом она имеет хроническое течение.

Бронхиальная астма — одна из любимых масок шизофрении. В психиатрии очень осторожно относятся к этому диагнозу и судят по характеру приступа. Приступ психосоматической астмы — предвестника шизофрении по ряду признаков отличается от проявлений астмы истинной.

mk.ru

Фото: МЧС России

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован