Студент, устроивший резню в колледже, оставил брату дикое завещание

В записке он передал ему свои аккаунты в онлайн-играх

Новые жуткие подробности бойни в политехническом колледже на Гвардейской улице, в результате которой погибли 18-летний студент Андрей Емельянников и педагог Сергей Данилов, стали известны «МК».

Во время обыска в квартире студента право-охранители нашли записку. Последним сохраненным файлом был документ, содержащий предсмертную волю Андрея Емельянникова и объяснение его поступка.

Послание Андрей адресовал старшему брату Артему. Текстовый документ объемом около 1,5 страницы обнаружили правоохранители во время обыска 1 ноября в квартире, где проживали братья.

Помимо компьютера полицейскими были изъяты жесткий диск, второй телефон Андрея и флеш-карта. Среди последних сохраненных файлов кроме ссылок на интернет-магазин, где подросток выбирал оружие убийства (нож «Варан»), был и этот документ.

Как пояснил в полиции 25-летний брат Андрея, подобного послания он никак не ожидал от брата. По его словам, такую запись мог сделать только человек с серьезным расстройством, который очень долгое время его грамотно скрывал.

Текст записки начинается так: «Я свалил. Монитор и… (далее идет перечисление аккаунтов в онлайн-играх, в прохождении которых преуспел Андрей) оставляю тебе. С компьютером разберетесь сами. Люди — м… (далее нецензурно), а человечество не может жить в мире само с собой».

Следом идет текст, в котором Емельянников подробно и эмоционально расписывает, чем его разочаровал взрослый мир. Юноша написал, что его «коробит» от рутины, его не устраивал общий уклад, действующие в социуме порядки и привычные многим и отвратительные для него трудовые 5/2.

Как сообщил источник в следствии, в своем объяснении Артем поведал, что перед трагедией, накануне вечером, Андрей был дома и вел себя как обычно. Братья вместе поужинали, разговаривали о погоде и планах на грядущие выходные.

18-летний Емельянников планировал провести время за компьютером. После трапезы Артем лег спать, а Андрей сел играть на свое привычное место. Со слов его брата и матери, никто из них не знал, что парень последние две недели прогуливал колледж.

Более того, на вопросы о том, как у него дела и нужна ли какая-то помощь в подготовке к сессии, студент отвечал, что все хорошо и он подготовится к экзаменам сам.

Мать Андрея Анна последний раз видела сына 29 октября и объяснила правоохранителям, что живет у своего гражданского мужа, а к взрослым детям приезжала только по выходным. Она доверяла своим сыновьям и никогда не видела, чтобы у них был какой-либо фанатизм к чему-либо, агрессия или конфликты.

Лекарства (анальгин и цитрамон), которые были обнаружены в вещах Андрея на месте преступления, с ее слов, всегда были в домашней аптечке и никто из ее сыновей не страдал головной болью. Скорее всего, он просто носил эти таблетки с собой.

Что касается проблем Емельянникова в колледже — женщина сообщила следователям, что последний раз родительское собрание проводилось в начале второго курса, осенью прошлого года. Его вела заместитель директора, а о том, что в начале ноября будет проводиться что-то подобное, она ничего не знает.

По словам одногруппников Андрея, его близких товарищей Даниила и Андрея, их друг читал книги и даже пробовал увлечься философией, однако вскоре забросил читать труды о мировоззрении, пояснив это тем, что там пишут очень простые вещи, которые были ясны для юноши и так.

Но неясным по-прежнему остается мотив действий Емельянникова.

Что это — выходка безумца, потерявшего связь с реальностью или же мода на селфи дошла уже до крайней стадии? И не стоит ли нам ждать череды убийств ради «красного снимка»? В качестве одной из версий следователи рассматривают и такую: студент получил… задание через соцсети.

О случаях суицидов, спровоцированных администраторами «групп смерти», написано уже не раз. Но кто мешал этим садистам сменить тактику? И вместо поручения «спрыгни с крыши» дать, например, такое — «убей человека и выложи селфи в Интернет?

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Комментирует психолог и психотерапевт Олег ШЕВЧЕНКО:

— Конечно, убить ради фото может лишь тот, кто изначально способен убить. Но таковых гораздо больше, чем принято считать.

Людей, находящихся в пограничных психических состояниях, то есть не душевнобольных, но пребывающих на грани душевной болезни, по разным оценкам от 25 до 30% населения. Им достаточно небольшого толчка, чтобы перейти эту грань. Может ли стать этим толчком стремление сделать эффектную фотографию? Для кого-то — да.

Потому что само по себе стремление постоянно фотографироваться на фоне чего бы то ни было уже признано психическим заболеванием.

mk.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован