«Людям не все равно, как жить дальше»

И.о. главы Пермского края Максим Решетников о реальной жизни в регионах

«Подумайте, как быть. А мы поможем», — советует районным коллегам Максим Решетников.

Между поездками по Пермскому краю временно исполняющий обязанности главы региона рассказал корреспонденту «Ленты.ру», для чего нужна собственная рыбоохрана, как новый зоопарк может стать одной из точек роста, а также почему дотации некогда донорскому субъекту РФ — это не приговор, а руководство к действию.

«Среди реальных пацанов я вырос»

«Если вам раздали вопросы, выбросьте их и смело задавайте свои», — говорит на встрече с избирателями Максим Решетников, и.о. губернатора Пермского края.

В театре райцентра Лысьва — то, что с советских времен и по сей день называется актив: начальство, общественники, ветераны. Вопросы — от медицины и дорог (главные проблемы Пермского края — впрочем, не уникальные) до возможности присутствия на межрайонных соревнованиях по авиамодельному спорту.

Максим Решетников отвечает, что про авиамоделизм подумает, в том числе по возможной поддержке, а на дороги уже в этом году освоено под пять миллиардов рублей. Против прошлогодних, то есть до его февральского назначения в регион, — 2,2 миллиардов.

«И это не ямочный ремонт, — подчеркивает и.о. главы. — Серьезные капитальные работы — с фрезеровками, с перекладками полотна, на многие километры».

Про медицину Решетников, не снимая ответственности с региональной администрации, просит также подумать и местные власти: «Я езжу по районам, захожу в больницу, смотрю штатное расписание. Почему в одном районе укомплектованность врачами — 100 процентов, а в другом половина?

При том, что деньги те же, а районы соседние, мало чем друг от друга отличаются? А просто в одном районе глава с главврачом постоянно в контакте. Сидят, решения ищут — как врачу жилье найти, как условия создать. А в другом районе родственников на места устраивают, и больше ничего не происходит… Подумайте, правда, как быть. А мы поможем».

С последним вопросом от актива Лысьвы выступил районный отдел молодежной политики: «Вам уже говорили, что вы похожи на главного героя из “Реальных пацанов”?» Популярный сериал делали пермяки, в массе своей чуть помладше Решетникова, который родился в Перми и до конца нулевых работал в краевой администрации.

«Сложный вопрос о самоопределении по жизни, — констатирует Решетников. — Среди реальных пацанов я вырос, но сам, скорее, был ботаном. Правда, таким, с которым лучше не связываться».

«Про неприятное — в другой раз»

Еще более сложный вопрос, почему именно «ботан, с которым лучше не связываться» был призван федеральным центром покинуть Москву — точнее, пост министра экономики в мэрии Сергея Собянина — и вернуться на родину в качестве и.о. главы Пермского края. Максим Решетников на него ответа не имеет: «При случае спросите у Владимира Владимировича, я на службе у государства: сказано — сделано».

«На генетическом уровне пермяки себя с Москвой не сравнивают»

Зато ответов на вопросы о том, что удивило его в родном регионе — масса. «Про неприятное давайте в другой раз, ладно? — просит Максим Решетников. — Вот я вернулся — через восемь лет, да? Промышленность края удивила приятно. За последние годы многие предприятия проинвестировались.

Во многом, конечно, за счет государственных программ, но многие предприятия и сами сильно вкладывались: крутились, брали кредиты на перевооружение… Нефтяники до 15 миллионов тонн довели добычу. Химики, калийщики хорошие. Бумажники — строят ЦБК в семь раз больше имеющегося».

В лесном хозяйстве, по мнению Максима Решетникова, тоже стало больше порядка. «И машиностроители неплохо продвинулись: я приезжаю — вижу и новое оборудование, и толковую модернизацию старого. И главное — молодое среднее звено, от 35 и выше. Разрыва поколений больше нет, он постепенно заполняется. Хорошо ведь, правда?»

Главная проблема края, по мнению и.о. главы, в том, что высокий экономический потенциал не трансформируется в качество жизни.

«В городскую среду не трансформируется, — перечисляет Решетников. — В хорошее здравоохранение — с трудом. Вот школьное образование отличное. И это, кстати, большая проблема. Детишки со своими ста баллами за ЕГЭ — реальными, законными — массово едут в Казань, Екатеринбург, Питер. Что-то с нашими вузами надо делать, не иначе».

Со школами, впрочем, тоже

«”Икеи”, блин, нет!»

«Мне эти металлические заплатки на полу который год ночами снятся», — говорит Геннадий Зайцев. 82-летний генерал-майор Зайцев приехал в родное село Лямино в очередной раз взглянуть на состояние Ляминской средней школы. Носящей имя, собственно, Г.Н. Зайцева — командира спецподразделения «Альфа», Героя Советского Союза.

Снаружи школа выглядит весьма прилично. Чего не скажешь о «начинке» — классах и тех же полах. Сопровождающий генерала Зайцева Максим Решетников вопросительно смотрит на Сергея Белова, главу Чусовского муниципального района.

«Мы комплексно подходим, — говорит Сергей Владимирович. — Три цоколя поменяли, на следующий год вскроем полы. Частично». «Перекрытия тут — самое страшное, — сообщает Геннадий Николаевич. — Я даже думаю из Москвы сюда специалистов привезти».

Со школой имени генерала Зайцева, похоже, все будет в порядке — совсем скоро и точно не частично. Остается вопрос о других объектах и где взять на них деньги. Максим Решетников в конце 2000-х покидал Пермский край — регион-донор. В 2017-м он вернулся в дотационный субъект РФ.

Герой Советского Союза Геннадий Зайцев и Максим Решетников у школы, носящей имя командира спецподразделения «Альфа» Г.Н. Зайцева

Как квалифицированный экономист, Максим Геннадьевич имеет вопросы к расчету прибыльности и дотационности: «Есть там свои игры разума с этими индикаторами, показателями… Зато получаем пять миллиардов рублей из федерального центра — кто же от этого откажется?»

При этом Решетников признает объективную реальность: «Край за эти годы немножко потерял динамику. Не в промышленности, а в том самом качестве жизни, в сфере услуг. Отсюда — отток молодежи, уход центров управления».

Как пример Максим Решетников приводит закрытие в Перми одной из дочерних структур Сбербанка и ее переезд в Нижний Новгород. «Решение было принято до того, как я был назначен. У коллег своя логика, спорить с ней очень сложно, — признает и.о. главы Пермского края.

— Но удалось договориться с руководством Сбера: в Перми они размещают крупный центр технического обслуживания банкоматов». В результате рабочие места сохранили почти все.

«Но проигрыш-то остался. В финансовом секторе, в сфере обслуживания, в сфере торговли… “Икеи”, блин, нет! — восклицает Максим Геннадьевич. — Больная наша мозоль, вот правда».

Сложно сказать, что лучше отражает реальное состояние краевой экономики. То ли проблема Чусовского метзавода, который собрался наладить производство рессор, но испытывает трудности с набором рабочих: на зарплаты от 30 тысяч рублей и выше — за малоквалифицированную работу — местные идут неохотно.

А может быть, про доходы населения можно куда больше понять в соседней Усть-Кишерти, где в храме Покрова Пресвятой Богородицы записки от прихожан принимают за пять рублей. В десять раз меньше, чем в Москве.

«На генетическом уровне мы, пермяки, никогда себя с Москвой не сравниваем, — объясняет Максим Решетников. — А сравниваем с соседями. С Екатеринбургом, Челябинском, Уфой, Казанью. И здесь — везде — сравнение пока не в нашу пользу».

При этом, уверен бывший министр столичной экономики, «заставить Москву работать на Пермский край стоит». Каким образом? «Ты должен предлагать самые лучшие идеи, — говорит Решетников. — говорить коллегам: “Ребята, заходите. Да, у нас не очень выгодно. Зато отработаете на нас новые практики и технологии — с отношением, которого нигде не найдете”».

«А если опять будут говорить, что москвичи понаехали?» — напоминает корреспондент «Ленты.ру» о некоторых тезисах, в последние годы настойчиво обсуждавшихся краевыми элитами.

«Делом надо заниматься, — кажется, Максим Геннадьевич несколько раздражен. — Больше дела — меньше разговоров: москвичи, не москвичи…»

«Время не лучшее, но и не худшее»

Максим Решетников запускает небольшой металлический волчок. На столе в его кабинете таких несколько. Глядя на волчок, он сосредоточенно формулирует «первичные приоритеты с точки зрения бюджета». Приоритеты таковы: привести в порядок поликлиники и больницы, дороги, здания школ в регионе.

«И новые крупные проекты, — говорит и.о. главы Пермского края. — Среди них — художественная галерея, театр, зоопарк».

В ответ на вопрос «Может ли зоопарк стать точкой роста?» Решетников вынимает статистику: «Глядите, 54 процента пермяков говорят, что не хватает хорошего зоопарка. Пермяки ездят в Удмуртию и говорят: “Вот там хороший зоопарк, а у нас вот такой, почему так?”».

Среди других нуждающихся, по мнению и.о. губернатора — краеведческий музей: «Там уникальные вещи. В этом году особенно хорошо (археологи накопали). Слон древний, ценный, трогонтериевый — предок мамонта, 200 тысяч лет назад жил. Ну да, мы — родина слонов!».

Решетников не спорит с объективной реальностью, что «лучшее, золотое время инфраструктурной темы позади». «Но и сейчас оно не худшее, — уверен и.о. главы. — Просто все сложнее стало. Договариваться, льготы давать, уговаривать, заставлять верить в Пермский край… Ну так это рабочие моменты, для них я здесь и есть».

А рыбалка в Пермском крае всегда была отличная

«Ты только с внятным приходи»

Из планов, уже оформленных в поручения на федеральном уровне, — передача функций рыбнадзора из центра в Пермский край, в порядке эксперимента. «На реке ба-ар-дак, — подчеркивает Максим Решетников. — В советское время полагалось нам 170 рыбинспекторов. Сейчас работают 12. Дюжина на все реки края. Если дело наладить, то большой туристический поток получим — по линии спортивной рыбалки той же. Она тут знаете какая отличная!»

Сам Решетников, если что, — не рыбак: «С удочкой посидеть могу, но чаще всего не успеваю узнать, есть там рыба или нет. В этом плане — совсем неусидчивый».

Среди прочих просьб Максима Решетникова наверх — земли сельхозназначения и как с ними быть. «Федеральная методика определения стартовой цены на аренду земель такова, — объясняет и.о. главы Пермского края, — что у нас по этим ценам — раз аукцион проходит, два проходит, три… и никто не покупает! Не работает машинка-то».

Про коллег, придумавших и запустивших аукционную «машинку», Максим Решетников не хочет сказать ничего плохого. Но и сам просит у федерального центра понимания: «Если эти земли в сельхозоборот не запустить за два-три года — зарастет всё. Передайте право регулирования цен нам. Хоть за рубль сельхозпроизводителям отдадим, чтобы они не партизанили по лесам в поисках корма для своих коров. Отдадим с жесточайшим целевым контролем использования».

Проработав почти десять лет в столице, Максим Решетников уверен: в Москве знают о реальной жизни в регионах далеко не все.

«Если губернатор работает на территории, в интересах населения — откуда у вас уверенность, что из столицы увидят проблему лучше? — спрашивает он. — Извините, инструментов для того, чтобы прогнать губернатора, выше крыши. А людям совершенно не все равно, как жить дальше. Я это вижу по всему — по вопросам людей, по их наказам, отношению, ожиданиям».

Значит, по мнению Максима Решетникова, надо упереться и делать. «Приходишь к федеральным коллегам с внятным, аргументированным предложением, — объясняет он свою методику. — Там обычно понимают и поддерживают. Ты только с внятным приходи».

Юрий ВАСИЛЬЕВ

lenta.ru

Фото: автора, kommersant.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован