«В России продажные чиновники страшнее боевиков»

Нередко террористы «заступают на службу» к власть имущим

В народной памяти еще не успело остыть воспоминание о трагедии со многими человеческими жертвами в питерском метро, как страну вновь всколыхнуло упоминание о теракте (правда, успешно предотвращенном).

На этот раз, как сообщают представители ФСБ, преступная группа намеревалась совершить серию терактов в местах массового скопления людей, в том числе на объектах транспорта и крупных торговых площадках Москвы, с использованием взрывных устройств большой мощности.

Откуда берутся все эти организованные группы террористов-смертников, по чьей указке ведется их подготовка? Но самое главное — почему число таких тревожных сообщений растет в последнее время, как снежный ком? Об этом «СП» поговорила с руководителем Федерального информационного центра «Аналитика и безопасность» Русланом Мильченко.

По словам Мильченко, к России прилегает масса территорий, через которые можно сравнительно легко проникнуть в нашу страну. Причем через эти каналы пробираются не только нелегалы и криминальные элементы, но еще и проходит наркотрафик.

Например, из Афганистана до Екатеринбурга через Казахстан и Оренбургскую область. На базах партии чистого героина расфасовываются по 500 килограммов, приходят в страну, потом все это разбивается на более мелкие партии по одному килограмму и уходит в регионы, где уже делится на граммы.

А правоохранительная система, развивает он мысль, может, грубо говоря, «тряхнуть» в каком-то месте 10 килограммов, поймать двух-трех барыг и отчитаться за это наверх большой «палкой».

Дескать, вот, мы боремся с наркотрафиком, поддерживаем имидж. А между тем сама система в целом как работала с полутоннами наркоты, так и продолжает работать.

— И точно так же, — уверен наш собеседник, — все происходит и с террористами. Сейчас масса экстремистских группировок посредством связей с коррумпированными чиновниками проникает через эти «зеленые коридоры» в Россию.

«СП»: — Откуда, из Казахстана?

— Не только. Например, из Украины. Выходцы оттуда под видом строителей арендуют квартиры, в которых спокойно делают закладки и схроны. А взрывы бытового газа!

«СП»: — А что с ними?

— Об этом сейчас в открытую нигде не говорится, но масса информации есть о том, что люди специально снимают жилье, ставят там таймер на искру, включают газ и съезжают. И когда случается взрыв, все списывается на «бытовуху». Мол, неполадки в инженерных коммуникациях.

Да, где-то, конечно, это так и есть. Но тем не менее имеются десятки случаев, которые замалчиваются, и которые произошли именно в результате вот такой подрывной деятельности.

«СП»: — Для чего же все это нужно?

— У подобных экстремистов есть серьезные «крыши» наверху, которые используют подобные боевые отряды в своих целях. Например, очень удобно провернуть подобное, чтобы снять кого-то из высокопоставленных чиновников.

«СП»: — Каким же образом?

— Проводится подрыв важного объекта. Президент ставит «неуд» человеку, который занимает определенное кресло, потому что безопасность нарушена. Снимают начальника местного УВД, ФСБ или губернатора. И все, дело сделано. Поверьте, подобных случаев всегда хватало.

«СП»: — А что же наши силовые структуры?

— Наши силовики сейчас ставят во главу угла вопросы своего имиджа. Это происходит очень давно, результат «палочной» системы. И это позволяет сотрудникам наших спецслужб подходить к делу не с душой, а лишь для отчета и «галочки».

Или чтобы повесить на грудь очередную медаль. Которая, как показывает практика, на деле ничего не стоит, потому что, если посмотреть вокруг, оказывается, безопасность на нуле.

«СП»: — Но после теракта в питерском метро было много разговоров о том, что террористы смогли провернуть дело потому, что использовали для общения популярные мессенджеры. В результате на свет довольно быстро появился указ о запрете анонимайзеров. Это, вкупе с блокировкой сетевых ресурсов, позволит поднять безопасность страны на более качественный уровень?

— Во-первых, мы не сможем физически все заблокировать. Есть же, например, TOR, так называемый «глубинный интернет», который в принципе отследить невозможно. И потом, меняется только антураж, а не люди.

Раньше Ленину писали записки молоком на бумаге, он их грел и прочитывал, а сейчас придумывают мессенджеры и анонимайзеры. Вопрос-то не в электронном обмене документов, а в человеческом факторе.

Как раньше подходило к вопросу безопасности КГБ? Чем больше у тебя резидентов и агентов, чем больше работы в оперативном пространстве, тем больше у тебя возможности заблокировать самих почтальонов.

А ведь с теми же серверами, с электричеством работают прежде всего люди. Которые периодически куда-то переезжают, что-то едят, понимаете? Но, к сожалению, вся эта фундаментальная оперативная работа, резидентура, агентура, вербовка потеряны сейчас спецслужбами.

И все это восстановить крайне сложно, особенно если сами сотрудники, если не многие, то некая часть, думают о том, как бы заработать только себе «на карман». Зачем куда-то влезать, чем-то рисковать, если можно с помощью, положим, Роскомнадзора блокировать и блокировать все новые сайты. К безопасности это относится слабо.

«СП»: — Так что же делать?

— Тогда уж надо создавать из «айтишников», которых сейчас в России очень много, специальные отряды, которые внутри сети будут делать какие-то сайты-ловушки, проводить какие-то эксперименты, которые будут помогать отслеживать «связников», входить к ним в доверие, вызнавать детали и подробности, после чего уже отлавливать людей «вживую».

«СП»: — Но вот блокировка тех же «групп смерти» все же довольно результативна…

— Ну, здесь хотелось бы отметить в первую очередь то, что все это придумал отнюдь не какой-то обычный хакер. Это программа была разработана в недрах спецслужб и ведется очень давно, еще с тех времен, когда еще и интернета как такового не было. Для того, чтобы людей запугать.

С террористами точно так же. Экстремистские группировки не появляются просто так. Очень часто движущим «поршнем» и контролером становятся как раз-таки спецслужбы. Западные и, в частности, ЦРУ. Им же выгодно, чтобы кто-то выполнял самую грязную работу, а они при этом вроде как были бы в стороне.

«СП»: — Скажите, а коль скоро был выбран все же такой «запретительный», а не упреждающий путь, не приведет ли он в конечном итоге к тому, что все россияне вскоре попадут под жесткий тотальный контроль всей жизнедеятельности?

— Главное, чтоб по ночам над постелью с женой все эти коптеры с камерами не висели. А в остальном — ничего страшного, я думаю, в этом нет. Наоборот, это тем более хорошо, если речь идет о каких-то терактах.

К слову, подобным образом работает система безопасности в Сингапуре и в ОАЭ, когда можно с детальной точностью установить местоположение любого человека с момента его схода с трапа в аэропорту до того момента, когда он этот город покинул.

Ведь контроль-то лезет не в саму личную жизнь. Он лишь дает возможность проведения четкого расследования. Но, честно говоря, у нас в России до этого еще очень далеко.

«СП»: — А как же системы «безопасный город»?

— Их до сих пор никак не могут толком реализовать, уже десятилетиями. В Санкт-Петербурге что-то сделали, в Казани что-то работает более или менее. А Москве до сих пор не работает, потому что каждая структура, каждая спецслужба тянет одеяло на себя в вопросе контроля над базами данных.

Но даже если все заработает как надо, «силовикам» все равно придется получать разрешение суда для того, чтобы предпринять какие-то физические действия к конкретному человеку.

Да и самому человеку, чтобы на него обратили пристальное внимание спецслужбы, надо совершить определенные, так скажем, движения. Так что если гражданин живет спокойно, отдавая, так скажем, кесарево кесарю, а богу — богово, то ему, собственно, беспокоиться не о чем.

А вот если он совершает что-то криминальное, то это как раз повод бояться дронов. Кстати, их, летающих над усадьбами, опасаются многие наши чиновники.

«СП»: — Так какие же меры, по вашему мнению, государство должно бы принять для обеспечения безопасности своих граждан, но почему-то не принимает?

— Помните поговорку — новое вино в старые мехи не наливают? И вино не удержишь, и мехи порвутся. Так вот нам эти «старые мехи» давно уже пора как-то обновлять.

«СП»: — Как?

— Здесь важную роль играют вопросы внутрисистемные, а именно — борьба с коррупцией и криминалом среди самих «силовиков». Сама система эти пороки никогда не поломает, потому что, по большому счету, и живет за их счет.

Во многих странах вопросы безопасности отдаются на откуп частным компаниям, работающим с государством на контрактной основе, но при этом не входящим в систему госбезопасности.

Скажем, в США был хороший опыт — детективное агентство Kroll, задачи которому ставил непосредственно президент. Введение такого «третьего лица», которое со стороны дубиной лупило бы по зараженной коррупцией системе, помогло бы решить в России массу проблем. И делать это необходимо, иначе мы так и будем стоять на месте.

«СП»: — Руслан, совсем скоро, через считанные месяцы, в России стартует ЧМ-2018 по футболу. Стоит ли в этой связи ожидать усиления террористической деятельности на территории страны, или граждане все же могут вздохнуть спокойно?

— У нас есть информация о том, что масса групп, в том числе и на территории ближайшей Украины, не только готовится, но и проникает уже постепенно в страну, ведя экстремистскую и террористическую деятельность.

В чем здесь опасность? Вспомните, например, как страдала в свое время Англия от ирландских террористов. Мусульманские страны точно так же страдают от радикализма, не имея возможности вычленить преступников из народа. И на это надо обращать пристальное внимание.

Если, глядя на азиатов или кавказцев, мы можем их визуально довольно легко выделить из толпы, поскольку привыкли видеть именно таких террористов, то с экстремистами славянской внешности все гораздо сложнее.

То же Центральное разведывательное управление давно работает на территории Украины, где готовит ИГИЛ* как раз со славянским «лицом». Для них ведь разницы нет, каким именно способом продолжать оказывать давление на Россию.

А криминала на Украине сейчас много — батальоны «Айдар», «Днепр» и другие, все сформированы из таких элементов. Когда мы проводили расследование по Вороненкову, то выяснили, что в свое время они создавались и финансировались Коломойским. И сейчас их очень удобно использовать по принципу «приехали — отработали — уехали».

Об этом нам сообщают те сотрудники СБУ, которые еще поддерживают с нами нормальные рабочие контакты. И на эту информацию, особенно в преддверии грандиозного спортивного события и выборов, спецслужбам нужно обращать самое пристальное внимание.

*”Исламское государство” (ИГИЛ, ИГ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Андрей ЗАХАРЧЕНКО

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован