Про крысиный корм, пролетарскую бдительность, и веселое НИИ

Ребенок еще не ходит, но активно везде ползает. Залез за диван, нашел пачку крысиного корма, был застукан за поеданием. Корм отобрали, перепрятали, рот прополоскали. Взволнованная мамаша требует зачитать состав съеденного.

Читаю: пшеница, просо, горох, капуста, морковь, картофель, витамины А, С, D3, е, натуральный комплекс витаминов группы B. Мамаша задумчиво: “Хм… Может ему еще дать…?”

***

Пролетарская бдительность. 11-го октября 1922 года, в 5 часов вечера, по Заводской улице города Самары (ныне Венцека) шел здоровый пьяный бугай. На столбе около дома #74 монтер Ерофеев налаживал телефонную сеть. Бугай споткнулся о ящик инструментов, стащил монтера со столба и принялся его избивать.

Один из прохожих заорал “Офицерье наших бьет! ” и бросился на выручку Ерофееву. Бугай отшвырнул его, но из подворотен уже неслась подмога: “Бей офицера! “. Бугая оприходовали толпой, повязали и притащили в 1-е отделение милиции: “Офицера поймали”.

Пьяный бугай оказался служащим Губвоенкомата и членом партии товарищем И. А. Антоновым. Приведшие его граждане сами были поголовно бухие, кроме пострадавшего Ерофеева. Милиционеры задержали всех “до выяснения”. Антонов первый протрезвел и попросил его отпустить.

Ну что: человек уважаемый, проступок его для Самары не из ряда вон, можно и отпустить с сообщением по месту работы — там пусть партячейка его разбирает. Но тут загалдели все остальные задержанные, приводя сквозь матюки веские доводы, что Антонов самозванец и “офицер”.

Милиция сообщила в ГПУ. Чекисты приехали, посмотрели на партбилет Антонова и забрали его с собой. Остальных задержанных попросили отпустить, предварительно раздав им повестки. На следующий день на допрос в Самарский ОГПУ выдернули всю партячейку Губвоенкомата и самого губвоенкома.

И. А. Антонов оказался действительно бывшим деникинским офицером, партбилет был поддельный, указанная в нем первичная партячейка никогда не существовала.

Что за довод привели бдительные граждане? Антонов сначала дал Ерофееву пощечину и только потом принялся его бить. Сунул бы сразу кулак в рыло — гулял бы на свободе.

По материалам самарской “Коммуны” от 14 октября 1922 года #1150.

***

Случилась эта история несколько лет назад. Пришлось мне по долгу службы побывать в одном из закрытых HИИ. Hастолько закрытом, что на дверях сотрудников оного учреждения не вывешивались таблички с указаниями их должностей — только инициалы и фамилия.

И вот иду я по коридору, верчу головой, ищу нужную мне дверь. Соответственно, читаю надписи на дверях. Первая табличка, которая мне попалась, читалась просто и без изысков — А.Я.Штейн. Следом за ней шла дверь следующего сотрудника, на которой было выведено — И.Я.Штейн. Это было уже интереснее.

Hо совсем меня добила третья надпись, следующая за первыми двумя, которая, следом за двумя первыми, читалась просто великолепно — А.Я.Финкельштейн. Вот такие веселые люди там работали.

***

Прихожу домой после работы. Ужин готов, на столе бутылочка любимого вискарчика стоит. Думаю, что-то от меня хотят. Заходят издалека, ходят кругами. Оказывается, нам срочно нужна собака, большая, не меньше алабая. На уговоры не поддаются, приперло. Жизни без нее нет.

Говорю — хорошо, через неделю едем, а эту неделю тренироваться будем. Вечером сажусь на диван к телевизору, семья пристраивается рядом. Я им, стоп, куда сели, а с собакой кто гулять будет? Я? Вперед на полчаса на улицу, собаку выгуливать. А на улице ноябрь месяц и времени девять вечера. Делать нечего, собрались, пошли.

Наступило утро, суббота. 8 утра. Пинаю жену в бок. Вставай мол, детей буди с собакой гулять надо. К обеду семейный совет порешал, что собака им не нужна никакая и никогда.

***

Друг рассказал историю. У его сестры маленький ребенок. И так случилось, что им с мужем нужно было куда-то уйти, попросили посидеть с внуком бабулю свекровь. Вечером возвращаются — бабуля кормит внучка кашей. Малой уплетает за обе щеки.

Сестра в шоке. Очень трудно накормить его, тем более кашей, ни в какую не ел. Начинают расспрашивать, что за каша, рецепт.

А бабуля только смеется и обращается к внуку: “Андрюшенька, кашку будешь? “, на что малой скривился и воротит нос. “А картошку? “, малой утвердительно машет головой и уплетает очередную ложку каши)))

anekdotov.net

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован