Детство десятилетней Лидии Карачаровой закончилось с началом войны

Жительница Восточного Лидия Карачарова встретила войну десятилетним ребенком. Вспоминая о тех трудных годах, женщина не может сдержать слез.

Тогда семья Лидии жила в Залазне, трое старших братьев и сестер, и отец умерли еще до войны от туберкулеза. Тогда Лидии было четыре года, а младший брат был еще в пеленках.

Во время войны было трудно и голодно. Мамы почти все время дома не было, рано утром она уезжала на работу, приезжала поздно. Летом она по ночам караулила коней, зимой возила на лошадях деревянные болванки для прикладов. Куда возили болванку, Лидия не помнит, но тогда мать уезжала в лес, где эту болванку делали. Называлось это место «Долгая». Тогда Лиде приходилось самой доить корову, натирать сырую картошку для лепешек.

«Пока мамы не было, ко мне приходила подружка, оставалась у нас ночевать, а нем мы не сидели без дела, — вспоминает женщина. — Летом теребили лен, пололи картошку, окучивали, ходили в лес собирали траву, кисленку, липовые листья. Листья сушили, складывали в корчаги и растирали. Потом мама делала лепешки из картофеля и обваливала их в этих листьях. Это было очень вкусное лакомство, особенно со сметаной».

Детям привозили лен, они его сушили на печке, убирали из него мусор, потом мама Лидии мяла этот лен по ночам. Спать ложилась в серединку между детей, сначала лицом к сыну, потом к дочери, чтобы они хотя бы изредка видели ее лицо.

Утром перед тем, как отправиться на работу, мама будила свою десятилетнюю дочь, которой вставать не очень хотелось. Нужно было идти и добывать пищу. Одежды нормальной не было, ходили в лаптях даже и после войны. В сырую погоду уже не выйдешь на улицу, ноги сразу отсыреют. Весной ходили на поле и собирали гнилую картошку, поскольку иногда больше никакой еды не было. Брат был еще маленький, и вся работа была на Лиде.

«В огороде мы выращивали табак, — рассказывает Лидия Васильевна.- Я его рубила, складывала, каждую сеточку отдельно перевязывала и вешала на подволоку. Потом его измельчали, просеивали, я ходила и продавала по рублю стакан. Деньги были нужны на налоги, которые брали с каждой живности в хозяйстве: с кур, коровы, поросенка, за огород. В колхозе хлеба не давали ни куска, и денег тоже не платили».

После войны жизнь была не слаще. В конце 40-хгодов Лидия пешком пошла в Глазов учиться на агронома. Она сдала все экзамены, но нужен был паспорт, которого у девушки не было. Денег не было тоже. Пришлось вернуться.

Сначала работала на 101 километре дороги, где сейчас находятся Лесные Поляны. В лесу рубила сучки, и выносила сучки от елки. Питалась кашей в брикетах, его делила на два раза. Тогда уже был хлеб, который казался самым вкусным. За первый месяц работы девушка заработала 280 рублей, из которых 200 она сразу отдала маме, а на 80 купила себе одежду и полкило пряников.

«Я разложила пряники по карманам и потихоньку ела их, пока все не съела, — вспоминает женщина. — Ничего вкуснее этих пряников я не ела раньше в своей жизни».

Возвращаясь из Лесных Полян, в Омутнинске Лида встретилась с будущим мужем ветераном войны Александром Арсентьевичем, который повоевал в Германии и Японии. Вместе они прожили больше 40 лет. Лидия родила шестерых детей, в живых сейчас уже не все. С 2013 года Лидия Васильевна живет в поселке Восточном.
Сейчас Лидия является ветераном труда военного времени и вдовой участника войны.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован