Налог с дырки от бублика

Чиновники обсуждают возвращение в экономику налога с продаж

Минфин изобретает новые способы маневрирования, называя черное белым, а острое — сладким. Столкнувшись с критикой идеи повысить с 18 до 22% налог на добавленную стоимость (НДС), чиновники принялись обсуждать вариант возвращения в экономику налога с продаж (НСП), то есть повышения цен на все, что продается через кассовые аппараты.

Этот налог в размере 5% уже вводился в 1991 году, но после распада СССР его заменили на НДС, более удобный для налоговиков (кассовых аппаратов в стране было мало).

В 1998-м правительство разрешило регионам вводить налог с продаж на своей территории, но возразил Конституционный суд. Теперь власть предлагает назвать НСП «торговым сбором» и таким нехитрым образом обойти запрет.

Размер нового оброка еще обсуждается, но для населения в любом случае это означает одно: прямое удорожание всех товаров и услуг. Контроль за введением дополнительной наценки возьмут на себя как федеральные, так и местные власти, ибо Минфин предлагает часть торгового сбора зачислять в муниципальные бюджеты.

То есть ни продавцам, ни покупателям увернуться от нового налога не удастся. А покупать люди не перестанут, пока есть хоть какие-то деньги в кармане. Значит, будут и платить…

В качестве второго способа пополнения казны правительство видит легализацию серых доходов. Причем один из замминистра финансов заявил, что «теневых зарплат в год в России выплачивается 12 трлн». Следовательно, казна недополучает с этих денег более 1,5 трлн рублей в виде НДФЛ.

Откуда взялась такая оценка, неизвестно: еще минувшей осенью в проекте Основных направлений бюджетной политики на 2017-2019 годы Минфин оценивал объем серых зарплат в России в 5 трлн в год. Впрочем, Росстат говорил о вдвое большей сумме. Но при любых оценках реальные деньги мимо бюджета проходят и впрямь огромные.

Эксперты «Труда» считают это недоработкой региональных властей. К примеру, консолидированный бюджет Москвы почти на 42% состоит из поступлений НДФЛ. Что говорит не только о высоких зарплатах москвичей (65 тысяч), но и о хорошо поставленной работе налоговой службы.

А на Сахалине, где благодаря надбавкам зарплаты даже выше московских, доля НДФЛ в областном бюджете — всего 9,8%. Вывод простой: на острове серых зарплат выплачивается куда больше, чем белых.

В целом по России неформальная занятость растет, что признает даже правительство.

Полностью ликвидировать ее невозможно — вот, скажем, в странах Южной Европы теневой рынок оценивается примерно в 20% от работающего населения. Но в России как минимум треть денег выплачивается в конвертах.

«Сейчас в стране около 50 млн плательщиков страховых взносов, — говорит авторитетный экономист Евгений Гонтмахер. — А экономически активного населения — 75 млн. Получается, 25 млн человек работают непонятно где. Это люди в трудоспособном возрасте, не инвалиды, и их число растет. Уход от налогообложения — это глобальная проблема недоверия граждан к государству».

Не удивительно, поскольку власть сама плодит «неформалов». По данным Счетной палаты, в 2015 году в России работали около 15 млн пенсионеров, а в 2016-м — лишь 9,6 млн.

Эффект отмены индексации пенсий трудоустроенным. «О потере миллионов плательщиков взносов в ПФР никто не подумал, — говорит Гонтмахер. — А люди просто бросили работу или ушли в тень».

Теперь правительство грозится выявлять теневиков, ужесточать контроль за заработками и тратами. Минтруд предлагает дать региональным властям право доступа к персональным данным по учету страховых взносов.

При обнаружении цифры «ноль» на страховом счете в ПФР, по выражению министра Максима Топилина, можно будет «более детально» работать с так называемыми тунеядцами — от проведения «разъяснительных бесед» до «корректировки социального обеспечения».

Или использовать белорусский опыт, где попытались обложить налогом «тунеядцев».

Однако, говорит член Торгово-промышленной палаты Анна Вовк, это опасная затея, особенно когда у населения стабильно снижаются доходы: «Люди уходят в тень не от хорошей жизни, а ради выживания. Для многих это единственный вариант иметь приемлемый уровень дохода…»

Другой способ финансового контроля за населением — снижение в стране розничного оборота в пользу электронных расчетов. В России сегодня, по данным социологов, 32% граждан расплачиваются исключительно наличными деньгами, а 27% — преимущественно наличными.

Среди людей старшего возраста таких подавляющее большинство, среди сельских жителей — 43%. Зато безналичную оплату как единственный способ расчетов использует лишь 1% населения.

Теперь Минэкономразвития и Минфин вынашивают идею полного запрета выдачи зарплаты наличными, ограничения оплаты наличными крупных покупок и введения муниципального налога с дифференциацией по типу платежа (наличными — дороже).

Опросы ВЦИОМа показывают: 80% россиян воспринимают эту идею как ущемление прав, вторжение в приватную сферу.

«Кроме того, у населения нет достаточного доверия к надежности банковской сферы и финансовой политике в целом. Люди предпочитают наличность как наиболее надежный способ сохранить сбережения», — говорит главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик.

Готовятся в коридорах власти и другие способы переложить на население тяготы продолжающегося кризиса. В деловых СМИ уже составляются перечни новых налогов и сборов, разрабатываемых или уже внедряющихся в нашу жизнь.

В частности, это введение сбора за платежи наличными деньгами, а также введение «института страхования от безработицы», куда еще работающее население будет отчислять по 1% от зарплаты.

Будут обложены НДС по ставке 15,25% покупки в иностранных онлайн-магазинах (сегодня заказы из-за рубежа стоимостью до 1 тысячи евро и весом до 31 кг не облагаются НДС и таможенными платежами).

В городах-курортах появятся обязательные для приезжих «курортные сборы» — до 100 рублей за каждый день отдыха.

А в городах, где имеются исторические центры, установят «плату за въезд в святые места».

Повысить госпошлину на прокат иностранных кинофильмов в 1400 раз: с 3,5 тысячи до 5 млн рублей — с такой инициативой по поддержке отечественной киноиндустрии выступило Минкультуры.

В кампанию по изобретению дополнительных поборов включились не только чиновники.

Члены РСПП предложили взимать подоходный налог с процентов по банковским вкладам — чтобы «устранить диспропорции» между вкладами и инвестициями в фондовый рынок, доходы от которых облагаются НДФЛ.

А клиентам российских операторов связи, имеющим долги по полученным, но неоплаченным услугам, придется заплатить налоги с этой «экономической выгоды».

Даже экс-глава администрации президента, а ныне спецпредставитель по экологии Сергей Иванов предложил ввести утилизационный сбор с производителей пластиковых пакетов… Как говорят в народе, последние грибы встали на дыбы.

В общем, каждый пытается «выклевать, что сможет». И это в условиях падения доходов населения три года подряд. Что уже изменило рацион среднестатистического гражданина: он покупает заметно меньше фруктов, рыбы или масла. И все больше потребляет картошки и самых дешевых овощей — капусты, лука и морковки.

«Официальный уровень бедности в 2016-м составил 13,4%, а фактически к категории «субъективно бедные» могут быть отнесены около 40% населения, которому денег хватает только на еду, но не всем и не всегда», — говорит директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева.

Поэтому желание властей обложить дополнительными налогами остающуюся у россиян «дырку от бублика» выглядит не только занятием безнадежным, но и опасным.

Александр КИДЕНИС 

trud.ru

Фото: globallookpress.com

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован