Сказка про белого бычка

На сочинском форуме поговорили о проблемах и заглянули в карманы граждан

Если власть ослабит вожжи, бизнес сам решит проблемы нашей многострадальной экономики – такую рекомендацию получил премьер Дмитрий Медведев от представителей деловых кругов на инвестиционном форуме в Сочи. Но эти же слова говорили министрам и пять, и десять лет назад. И все мимо ушей.

Это был уже шестой сочинский форум. В нынешнем году он утратил приставку «международный», хотя по-прежнему сюда пригласили гостей из Австрии, Афганистана, Великобритании, Германии, Казахстана, США, Франции, Швейцарии и Японии. И, естественно, собрали экономическую элиту страны: почти весь хозяйственный блок правительства, авторитетных экспертов, топ-менеджеров ведущих компаний, создателей наиболее успешных средних и малых предприятий, руководителей бизнес-ассоциаций, глав российских регионов… Общее число заявок на участие составило около 4 тысяч.

Однако, положа руку на сердце, никаких открытий и прорывов никто не ожидал. «Существенных отличий у нынешнего форума от аналогичных мероприятий предыдущих лет не будет», – спрогнозировал финансовый аналитик группы компаний «Финам» Тимур Нигматуллин. Хотя в Сочи прилетел глава Центра стратегических реформ Алексей Кудрин, заканчивающий по заданию президента разработку комплексной программы реформирования экономики страны. Так где же, как не на таких представительных собраниях, обкатывать новую стратегию? Но о своей программе главный разработчик молчал как партизан на допросе…

Взамен премьер Медведев сообщил о подготовке правительством комплексного плана действий на период с 2017 по 2025 год, который «должен содержать дополнительные меры по трансформации структуры экономики, росту несырьевого экспорта, реализации новых инвестиционных проектов, а также опережающему развитию малых и средних предприятий».

Однако и этот план в Сочи, по сути, не обсуждали – что толку говорить о проекте, который никто в глаза не видел? В результате на пленарных заседаниях, как всегда, много говорили о проблемах, но не о вариантах их решения.

Заграница точно уже не поможет. «Мы в какой-то момент полагали, что нам помогут в конкурентной борьбе, – признался в наивности Дмитрий Медведев. – Но никто, конечно, ничем не поможет. Абсолютно. Только палки в колеса ставить будут. Наша задача – самим всего добиться».

Добиваться придется долго, ибо Россия «способна догнать ведущие страны только в долгосрочной перспективе – от 6 до 15 лет», считают 75% из 500 опрошенных руководителей и собственников промышленных предприятий.

К тому же повышение эффективности компаний может приводить к увольнениям, напомнила в Сочи куратор социальной сферы вице-премьер Ольга Голодец. Хотя (опять же в перспективе!) это поможет создать новые, высокооплачиваемые рабочие места.

Но для этого требуется «улучшать администрирование», говорил замглавы Минпромторга Василий Осьмаков. Алексей Кудрин добавил, что корень зла – в «качестве государственного управления».

И даже премьер витиевато призвал своих подчиненных «работать так, чтобы было как можно меньше всякого рода бюрократических решений, иначе будет происходить так, как коллега сказал: у них Кафка в гробу переворачивается».

Вообще-то возникает ощущение, что все это давно и не однажды сказано. Сплошные повторы.

«Экономический прорыв возможен только там, где предпринимательство воспринимается как один из основных источников развития страны, а предпринимательский талант – как общественная ценность» – эти слова Дмитрий Медведев произнес на сочинском форуме в 2012 году.

Пятилетку назад. На следующий год продолжил: «Каковы основные принципы, на которых должна строиться новая модель экономики современного периода? Первое – это, безусловно, максимальная предпринимательская свобода, здоровая конкурентная среда и, конечно, значительное улучшение бизнес-климата».

Еще через год: «Нам нужно поддержать наших людей в этом, дать им возможность работать и зарабатывать для себя, а значит, для региона, для всей страны, помогать всем, кто хочет открыть свой бизнес, защищать людей от недобросовестных чиновников. Это точно в наших силах».

В 2015-м: «Бизнес-климат в России по-прежнему оставляет желать лучшего. Пока мы его радикально не изменим, мы будем терять и инвестиции, и доходы, и темпы развития, и интеллектуальный потенциал».

Наконец, в нынешнем году постоянный участник сочинских форумов, авторитетный предприниматель Давид Якобашвили предложил: «Давайте ослабим вожжи. Люди, собравшиеся здесь, – хотя бы только люди, собравшиеся здесь, – если ослабить вожжи, стопроцентно решат все вопросы».

В кулуарах форума было интереснее. Именно там Алексей Кудрин проговорился о намерениях Минфина повысить до 15-20% налог на доходы физических лиц (НДФЛ).

«Правительство объявило, что не будет повышать на бизнес налоги, тем самым остается какой-то зазор для, видимо, повышения НДФЛ, – сказал главный разработчик новой стратегии реформ. – Мы стоим перед выбором, как удержать доходную базу экономики бюджетной системы, чтобы финансировать ключевые обязательства государства, рассматриваем, какие изменения в налоговой системе могли бы быть самыми щадящими».

А замглавы Минэкономразвития Олег Фомичев на сессии «Легализация для самозанятых: согревающая перспектива или обжигающая реальность?» рассматривал варианты повышения налогов для самозанятых россиян.

Как известно, власть освободила от уплаты налогов и взносов на два года нянь, репетиторов, домработниц и сиделок, а с остальными вопрос пока не решен. Глава Торгово-промышленной палаты Сергей Катырин прокомментировал: «Начальство решило легализовать те категории, которые работают на него, а всех остальных пока отодвинули на второй план».

«Остальные» – это гораздо более многочисленные монтажники, ремонтники, парикмахеры, которым, видимо, скоро придется раскошелиться.

А ведь еще на сочинском форуме – 2014 Дмитрий Медведев говорил: «Мы все понимаем: более неудачного решения, чем повышение налоговой нагрузки в такие непростые времена, невозможно себе представить».

Но значительно больше «личных денег» Минфин рассчитывает привлечь в экономику, выпустив трехлетние облигации федерального займа для населения с доходностью 8,5% годовых. Хотя, если верить опросам, 73% россиян вообще не имеют накоплений.

Однако 27% россиян, по данным Агентства по страхованию вкладов (АСВ) и Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) держат на банковских депозитах около 4 трлн рублей и 30-40 млрд в валюте.

Причем больше половины вкладов (52%) составляют миллион рублей и более. Плюс около 15 млрд долларов хранится у населения в домашних сейфах, в чулках.

Именно эти деньги Минфин и попытается пустить в оборот через облигационный заем. На сочинском форуме министр Антон Силуанов заявил, что надеется таким образом «вытащить деньги из-под подушек» населения.

Одно из деловых изданий тут же отозвалось едким комментарием: «Едва ли можно найти более убедительные слова, для того чтобы пальцы потенциальных «народных инвесторов» рефлекторно сложились в кукиш».

Едва ли не главной темой сочинского форума были малое предпринимательство и стимулирование инноваций в России. Но глава Башкирии Рустэм Хамитов неожиданно озадачил всех, сообщив: в его регионе введение льгот для малого и среднего бизнеса не привело к росту числа предпринимателей.

На форуме прозвучал еще один похоронный мотив: доля инновационной продукции растет минимальными темпами, несмотря на немалые объемы затрат. По концепции долгосрочного развития, принятой в 2008 году, эта доля должна была к сегодняшнему дню вырасти до 40%, однако сейчас составляет лишь 9%.

Сюда же можно добавить факт из выступления губернатора Магаданской области Владимира Печеного: областное правительство готово в нынешнем году создать первые ТОР – территории опережающего развития.

И подчеркнул, что его регион сегодня «является единственным на Дальнем Востоке, где нет зон с таким статусом». То есть уже чуть ли не вся страна состоит из зон особого внимания, особых экономических зон, территорий опережающего развития и т. д., но толку никакого.

Это очень опасный признак. Похоже, мы подходим к точке невозврата: слишком долго запрягали российскую телегу, чересчур круто напрягали отечественный бизнес, запредельно контролировали – и дождались: нажал на кнопку – не работает…

Вместо послесловия

«У нас огромное количество контрольно-надзорных органов. Их содержание нам не только не по карману, а они просто мешают. Оно не по карману и бизнесу, который зачастую вынужден просто откупаться», – говорил премьер-министр на форуме «Сочи-2015».

Через год Алексей Кудрин продолжил тему: за год проведено 2,356 млн проверок, и лишь 8% выявили серьезные нарушения, из которых только в 1% реально были какие-то опасности для людей. Сегодня и ситуация, и тенденции остались прежними.

По данным бизнес-омбудсмена Бориса Титова, общее число зарегистрированных за 2016 год преступлений экономической направленности составило 260 655, что на 2% больше, чем в «рекордном» 2015-м.

В СИЗО по экономическим статьям находятся на 40% больше обвиняемых и подозреваемых, чем в 2012-м, до экономической амнистии. В отношении предпринимателей российская судебная система выносит лишь около 1% оправдательных приговоров.

Меньше только в Китае – 0,2%. А ведь в российских судах присяжных оправдательных приговоров – 20%.

Когда мы говорим о неэффективной системе управления, мы заранее себя обрекаем на то, что те цели, которые мы объявили, не будут до конца выполнены.

«В чем проблема? – вопрошал еще на форуме «Сочи-2016» Алексей Кудрин. – Почему у нас по-настоящему не работает стратегическое управление и стратегическое планирование? Хотя мы принимаем среднесрочные планы развития, определяем эти цели, некоторые индикаторы этой работы, даже по годам их зачастую расписываем, но за них по-настоящему, всерьез не спрашиваем».

Точное замечание, да что толку?

trud.ru

Фото: globallookpress.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован